Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я, если нужно, возьму флаг, транспарант "Одесса!" и выйду на Красную площадь". Одесса и Краков в схватке с УЕФА


Геннадий Швец: "Олимпийские игры 1996 года Атланта украла у Афин"

Геннадий Швец: "Олимпийские игры 1996 года Атланта украла у Афин"

Елена Рыковцева: «Обиженная Одесса организовала международный конкурс карикатур на УЕФА «Fair play» («Чистая игра») в связи с решением этой организации отстранить город от проведения «Евро-2012», - сообщило агентство ИТАР-ТАСС. - Решение о проведении конкурса и сумму денежной премии победителям огласил во Всемирном клубе одесситов лидер этой организации Евгений Голубовский. По его словам, «одесситы считают решение УЕФА несправедливым, непрозрачным, немотивированным».

Перед этим с несколькими заявлениями выступил мэр города. Цитирую информационное агентство «УНИАН»: «Власти Одессы намерены защитить свои законные интересы», - об этом говорится в письме мэра Одессы Эдуарда Гурвица, направленном сегодня в адрес президента УЕФА Мишеля Платини».

Диктор: «Сказать, что Одесса разочарована решением исполкома УЕФА, исключившего ее из числа не только принимающих, но и резервных городов Чемпионата Европы по футболу 2012 года – означало бы не сказать ничего, - говорится, в частности, в письме Гурвица. - Богатого воображения и тонкого чувства юмора, которыми издавна славились одесситы, оказалось недостаточно, чтобы оценить феномен внезапного и никак не мотивированного перемещения города из самой верхней части списка городов-претендентов в самую нижнюю его часть».

Елена Рыковцева: Одновременно Гурвиц направил письмо президенту Всемирной футбольной ассоциации Джозефу Блаттеру.

Диктор: «Я вынужден заявить о своем непонимании и категорическом несогласии с решением исполкома УЕФА от 13 мая 2009 года. В сложных экономических условиях и фактически без поддержки центрального правительства за короткое время в Одессе была начата реконструкция центрального стадиона «Черноморец», запланирована модернизация международного аэропорта, проведены самые большие по объему в Украине дорожные ремонтно-строительные работы и многое другое, - пишется в документе. - С другой стороны, чиновники УЕФА всегда публично заявляли, а Мишель Платини даже лично уверял меня в том, что решение исполкома УЕФА относительно принимающих городов будет приниматься исключительно по итогам оценки степени их готовности экспертами футбольного союза. Тем не менее, в Бухаресте исполком УЕФА, вразрез с мнением собственных экспертов, принимает решение об исключении Одессы из числа принимающих городов и даже из числа запасных, что стало для нас полной неожиданностью».

Елена Рыковцева: Наконец, газета «КоммерсантЪ» сообщает, что мэр города Одессы Эдуард Гурвиц при поддержке польского Кракова собирается обратиться в Международный спортивный арбитраж в Лозанне с иском к Союзу европейских футбольных ассоциаций (УЕФА). Краков тоже возмущен, что его исключили из списка городов, в которых будут проводиться матчи Чемпионата Европы 2012 года. В рейтинге экспертов самого УЕФА Краков получил высочайшую оценку, информирует издание. В польской классификации этот город уверенно занял первое место.

Я пока не знаю, как в Польше – по ходу нашей программы мы надеемся это выяснить, но на Украине заявления Гурвица, мягко сказать, не поддержали. Я нашла два комментария, которые можно считать официальными: президент Федерации футбола Григорий Суркис назвал местные власти Днепропетровска и Одессы виновными в исключении этих городов из перечня принимающих матчи финальной части Чемпионата Европы по футболу в 2012 году. Тут сразу поясню, что не только Одесса, но и Днепропетровск пострадал – это был второй украинский город, который лишился шансов на проведение Евро-2012. Суркис сказал, что власти обоих городов «профукали» турнир. И еще добавил: «Необходимо достойно проигрывать, не теряя лицо. Своими безответственными заявлениями некоторые официальные лица Днепропетровска и Одессы наносят серьезный удар по репутации страны».

Наконец, министр по делам семьи, молодежи и спорта Украины Юрий Павленко попросил Одессу и Днепропетровск, которые не будут принимать «Евро-2012», не позорить Украину. Позором для Украины он, видимо, считает такого рода заявления. По его словам, «УЕФА независимая организация, на которую не может повлиять никто, в том числе и из Украины; их коллегиальное решение основывалось на очень детальном анализе как официальных экспертных групп, так и неофициальных».

И теперь я представляю вам гостей нашей сегодняшней программы. Мы надеемся разобраться с их помощью, в чем суть этого скандала, есть ли шансы у Одессы, Днепропетровска, Кракова отстоять честь и достоинство. С нами в студии Юстина Прусс, корреспондент польской газеты «Rzeczpospolita». С нами на связи Геннадий Швец, журналист, пресс-атташе Олимпийского комитета России, который очень хорошо знает механизмы принятия решений такого рода, а также на связи из Одессы Олег Долженков, начальник управления международных отношений Одесского горсовета.

И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: считаете ли вы, что решения о назначении тех или иных городов столицами тех или иных турниров, как правило, принимаются достаточно объективно? Есть ли смысл оспаривать такого рода решения? Разделяете ли вы негодование Одессы и Кракова? А насколько состоятельны аргументы этих двух городов, мы как раз и попытаемся разобраться по ходу нашей программы.

И я передаю слово в Одессу Олегу Долженкову. Олег, мы сейчас слушателям не объясняли самой схемы: как это было, как назначались города резервными и основными, сколько их было, какая была формула. Если можно, в форме справки расскажите историю этого вопроса, которая сейчас закончилась таким взрывом.

Олег Долженков: Вкратце история следующая. Прошлые городские власти Одессы не очень стремились принимать участие в «Евро-2012», поэтому Одессе в свое время, в 2006 году, удалось, скажем так, вспрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. То есть мы срочно собрали документы на нашу заявку на участие в «Евро-2012», и нам удалось закрепиться в качестве резервного города чемпионата. Всего городов, резервных и основных, было по шесть в Польше и в Украине. Я должен сказать, что Одесса, начиная с 2007 года, без преувеличения, жила подготовкой к «Евро-2012». И когда осенью прошлого года, в сентябре, состоялась встреча мэра Одессы и Мишеля Платини, президента УЕФА (на которой и я присутствовал, как сопровождающее лицо), мы получили очень важную для нас информацию и заверение в том, что, во-первых, деления на основные и резервные города больше нет...

Елена Рыковцева: Все состязаются на равных.

Олег Долженков: Да. Что нас очень устроило. И вторая позиция, которая нас тоже весьма устроила, и которая казалась тогда логичной, и была логичной, что поскольку, условно говоря, в Украине действующий стадион необходимого уровня есть только в Донецке, то УЕФА не будет спешить с выбором городов: в 2011 году, за год до начала чемпионата, сам Платини вместе с экспертами еще раз проедет по всем городам в Украине и в Польше и определит те, которые являются наиболее готовыми. Согласитесь, это было бы логично. А учитывая те проблемы, которые есть и в украинских, и в польских городах, с аэропортами, со стадионами (люди, которые знают эту ситуацию и следят за подготовкой к «Евро-2012», понимают, о чем я говорю), какой смысл был бы уже сейчас назначать города, которые будут принимать и не будут принимать, если ни в тех, ни в других еще стадионов, собственно говоря, не построено?! Стадионы только строятся.

Елена Рыковцева: Тогда я объясню четко слушателям, что как бы вы ни договаривались с Платини, но в прессе, в представлении читателей, все-таки было два резервных города – Одесса и Харьков. А Днепропетровск был основным. И еще три основных города от Украины – это Киев, Донецк, Львов.

Олег Долженков: Я хотел бы акцентировать внимание еще раз на том, что вот то, что сказал Платини во время личной встречи в сентябре 2008 года, он затем подтвердил публично. Начиная с сентября 2008 года официально нет основных и резервных городов ни в Украине, ни в Польше.

Елена Рыковцева: Хорошо. Тогда мы все-таки сдвинемся до сентября 2008 года, когда были два резервных города – это Харьков и Одесса – в этом списке из шести городов. И вот что сейчас произошло, например, с Днепропетровском, когда он вообще вылетел из этой заявки, поменялся местами с Харьковом. Харьков теперь имеет шансы принимать «Евро», а Днепропетровск их вообще лишился. Я нашла такую оценку в симферопольской газете «Голос Крыма», что «особенно оплеванным в этой истории стал Днепропетровск». То есть плевком в лицо города Днепропетровска назвала газета «Голос Крыма» то, что произошла рокировка Харькова и Днепропетровска. Вот такие пошли разбирательства уже между украинскими городами.

Итак, Днепропетровск вылетел из этого списка. И Одесса тоже, несмотря на то, что она, по мнению одесских властей, получила высокие оценки. Почему? – пока непонятно. И я обращусь к Юстине, потому что в Польше произошла еще более возмутительная ситуация. Краков, который вылетел из этого списка, вообще был на первом месте по степени готовности, судя по тому отчету, который выдали эксперты УЕФА.

Юстина Прусс: Да, на самом деле, у Кракова были очень хорошие оценки. Но я должна сказать, что этот скандал, который в Польше разгорелся, прежде всего, был накал страстей в самом Кракове. Потому что можно это разделить на две части. Одна – это процедуры. И в принципе, в самих процедурах, несмотря на то, что говорил Олег, в Польше нет сомнений, что есть города основные и резервные. Существуют люди, которые говорят, что у Кракова с самого начала не было шансов, или они были очень маленькими. Но с другой стороны, Кракову с разных сторон шли намеки и обещания, что, может быть, все-таки удастся. И они очень старались, очень много усилий приложили к этому процессу. И город на самом деле, он получил очень хорошие оценки. И вдруг, в последний момент... Это, конечно, очень неприятно. Они все до последнего момента ожидали положительного решения. И были очень разочарованы, и это было видно по поведению представителей властей, которые присутствовали при оглашении результатов. Они просто были в бешенстве. Они до последнего момента верили, что все-таки они получат, потому что были высокие оценки и степень подготовки. Но не получилось. Но хотя я в Польше сейчас не нахожусь, я так понимаю, что скандал уже попритих, и они постепенно смиряются с тем, что шансов у них больше нет на то, чтобы быть в числе городов, где будут проводиться матчи. Она надеются, с другой стороны, что поскольку Краков – это в основном туристический город, то все-таки во время чемпионата у них будет очень и очень большое количество гостей, которые приедут, несмотря на то, что там не будут проходить матчи.

Елена Рыковцева: И вот тут я должна объяснить нашим слушателям, что не только борьба идет между украинскими городами за право принять этот чемпионат, но борьба идет между Украиной и Польшей за то, сколько городов с каждой стороны примет этот чемпионат. И в какой-то момент украинским чиновникам удалось добиться того, что паритетное количество городов будет. Правильно, Юстина?

Юстина Прусс: Да, это было так. Но я должна добавить, чтобы всем стало понятнее, что так же, как и в Украине, в Польше тоже шли всяческие интриги вокруг этой темы, конечно, политические. И вот этот вопрос – сколько будет городов от Польши, сколько от Украины, что, может быть, у Украины что-то не получится, и мы тогда получим дополнительные города, - это был элемент игры политической. Очень сложно мне сейчас определить, кто здесь виноват, но мне кажется, просто все, кто мог, в этом участвовали, и в итоге получилось не очень приятно.

Елена Рыковцева: Кстати сказать, хотя мэр Кракова и готов вместе с Одессой отстаивать честь и достоинство в арбитраже, но при этом он продолжает надеяться, что не получится кое-что у украинских городов. Ведь пока УЕФА только Киеву разрешил проводить у себя какую-то часть Чемпионата Европы по футболу, может быть даже финал, если Киев выполнит некоторые условия. Но что касается остальных трех городов украинских– Донецк, Харьков и Львов – они примут чемпионат только при выполнении определенных условий. Проверить, как они выполнили эти условия, приедет комиссия. И окончательное решение будет принято 30 ноября. Так вот, краковский мэр продолжает надеяться, что эти города тоже вышибут. «Из всех 12 польских городов-кандидатов Краков был подготовлен лучше всех, - сказал Яцек Майхровский, мэр города Кракова. - Я не понимаю этого решения. Но я уверен, что УЕФА все же будет вынужден выбрать еще один или два города в Польше для проведения матчей чемпионата, поскольку на Украине к принятию чемпионата реально будут готовы только два города».

Геннадий Швец, как вы считаете, все, что происходит вокруг этих городов, внутри этих стран – это обычная история, которая всегда сопровождает выбор города для принципиальных соревнований?

Геннадий Швец: Не то что не всегда, а скорее, это даже исключение из обычных ситуаций, которые бывают при выборах олимпийских столиц или мест проведения крупнейших соревнований, а особенно в футболе. Тут ситуация совершенно неординарная. И кто ее возбудил, откуда она образовалась – все достаточно странно. Наверное, все-таки какие-то недоработки УЕФА есть. И когда мне позвонили из Одессы, из мэрии, я сразу посоветовал обратиться в Международный спортивный арбитраж. В Олимпийском комитете России есть управление правовое, возглавляет его Александра Михайловна Бриллиантова, которая одновременно является арбитром того самого Женевского суда, который от МОК. И все, что касается правовой стороны, - это нужно, естественно, через юристов.

Елена Рыковцева: И вы видите в этом смысл? Вы верите, что арбитраж абсолютно независим от самой этой организации УЕФА, и уж они-то разберутся точно?

Геннадий Швец: В какой-то мере независим. Есть суды международные, есть Басманный... Везде есть свои тонкости. Но, во всяком случае, это наиболее правильный путь – обращаться к юристам-профессионалам, чтобы они рассудили, предъявили претензии и дальше шли. Мы с вами на нашем собрании, которое вы сейчас создали на радиоволне, вряд ли примем какое-то кардинальное решение, которое повлияет на Платини, на кого бы то ни было из УЕФА. Поэтому пусть разбираются юристы на основании документов...

Елена Рыковцева: Нет, наше дело не решения принимать, а просто рассказывать людям, что происходит.

Геннадий Швец: И дальше. Вот тут, скорее, будут мои какие-то личные соображения. Когда выбирается место проведения спортивных соревнований больших, то роль играют многие факторы. Скажем, проходила Зимняя Олимпиада в Турине. Турин вполне нормальный город. Тем более, там хранится наша христианская реликвия – Туринская плащаница.

Елена Рыковцева: Это очень важно для проведения Олимпийских игр.

Геннадий Швец: А что-то должно быть еще. Вот мы приехали в Солт-Лейк-Сити... И куда пойти вечером? Там есть, слава Богу, Центр мормонской церкви. И тоже в познавательных целях можно было бы посетить. И всегда еще важна картинка. Вот Одесса – это картинка в буквальном смысле и в образном тоже. И стадион расположен возле моря. Там камеры можно ставить так, чтобы в кадр попадало море, маяк и прочие красоты. Это, на самом деле, тоже кое-что значит для тех, кто приезжает. Туда, скажем, приехало бы, условно говоря, 20-50 тысяч болельщиков (может быть, больше, может быть, 100). Им нужно как-то время проводить, им нужно чем-то любоваться. А Одесса в этом плане очень выигрышна. И не хочу Харьков обижать, но там даже речки нет, по-моему. Я бывал в Харькове на соревнованиях. Ну, нормальный, хороший город. Но все-таки с точки зрения туристической привлекательности Одесса, несомненно, выиграет. И потом, футбольные традиции Одессы. Там все начиналось еще чуть ли не в конце позапрошлого века, была площадка, Черное море, была вырыта котловина в виде Черного моря, и в ней играли легендарные персонажи. Все поэты, «Одесская волна», прошли через этот футбол, начиная от Юрия Олеши, который написал знаменитое эссе «Стадион в Одессе». И то, что Одессу отцепили, это, конечно, недоразумение.

Елена Рыковцева: Конечно, все замечательно сказал Геннадий Швец – Одесса, красиво, прекрасно. Мы любим этот город не просто так с Геннадием, а потому что оба имеем к нему отношение самое непосредственное – мы там работали когда-то. Но все-таки, Олег, я хочу вам сказать, что украинская пресса не так уж доброжелательна по отношению к Одессе во всей этой истории. Я прочитаю несколько цитат из разных изданий. Я честно говоря, не знаю, кому они принадлежат, какую они позицию отстаивают. Там у вас, на Украине, тоже все уже давно разделено между олигархами, между кланами. Но, тем не менее, говорю как есть.

Итак, февраль, газета «Дело», город Киев. «Главное замечание к Одессе – реконструкция главного стадиона «Черноморец» проходит слишком медленно. Также в Одессе не решена проблема с резервной ареной. Еще одним замечанием экспертов УЕФА к Одессе стали низкие темпы развития транспортной инфраструктуры». Это на фоне того, что вы говорите, что у экспертов было очень благожелательное отношение к готовности Одессы.

Следующая публикация в той же газете «Дело» (которая, видимо, как-то особенно любит Одессу), от 14 мая: «Негативное решение по Одессе было предсказуемым. Единственное, с чем в Южной Пальмире не было проблем, - это гостиницы. Остальные условия город все равно не успел бы выполнить до последнего дедлайна УЕФА. Стадион если и достроят, то он не сможет соответствовать европейским требованиям, строительство транспортной инфраструктуры уже очень давно не может сдвинуться с мертвой точки. Но самая главная проблема города – модернизация аэропорта, которая до сих пор вызывает большие сомнения».

Наконец, в эти же дни газета «Экономические известия», тоже киевская, пишет: «…В Одессе, которая долгое время везде заявляла, что готова лучше, чем Киев, и УЕФА выберет ее из-за курортного местоположения, моря и «красивых девушек», ситуация еще сложнее. Гарантии инвестора реконструкции одесского аэропорта такие же виртуальные, как и в Днепропетровске. 30-тысячный стадион к «Евро-2012» в Одессе планировали построить в парке (но не построили)». Тоже долгий перечень претензий предъявляет газета «Экономические известия» к Одессе.

Итак, Олег, как все-таки нам разобраться? У нас же нет других источников информации, и мы судим о ситуации фактически по тем публикациям, которые есть в прессе. Что вы на это скажете?

Олег Долженков: Те цитаты, которые вы привели, это, в принципе, оценочное суждение. А все аспекты подготовки, начиная от транспорта, гостиниц, аэропорта, мобильности, фан-зоны и так далее, - все эти аспекты подготовки регулярно проверялись комиссиями и экспертами УЕФА. Комиссий и экспертов, начиная с 2007 года, мы приняли в Одессе великое множество. И эти эксперты свои оценочные суждения перевели в баллы риска, то есть в абсолютно исчисляемые, проверяемые величины, там, где можно объективно сравнивать между собой города по разным показателям. Я должен сказать, что по итоговой оценке, которая была сделана в апреле 2009 года, это была комплексная оценка экспертов УЕФА всех украинских и польских городов, в принципе, все украинские города попали в зону риска. Так, общий риск для Киева составил 32 балла. То есть чем выше балл, тем, соответственно, хуже подготовка. Для Одессы – 44. Для Львова – 48. Для Днепропетровска – 56. 58 – для Донецка. 62 – для Харькова, который попал сейчас в тот перечень городов, которые будут принимать чемпионат.

Елена Рыковцева: То есть самый высокий риск у Харькова получился? Ничего себе.

Олег Долженков: Да. Затем президент Украинской федерации футбола Григорий Суркис выразился в том смысле, что Харьков за последние две недели сделал грандиозный рывок. Видимо, там за две недели успели построить стадион, аэропорт и все, чего, по данным экспертов УЕФА, не хватало. И вот в результате этого грандиозного рывка Харьков переместился с последнего места на первое. И я должен сказать, что в Бухаресте Исполком УЕФА принял решение об исключении Одессы и Кракова из числа принимающих городов, вразрез с мнением собственных экспертов.

Елена Рыковцева: Вразрез с этими цифрами.

Олег Долженков: Как выразился мэр Кракова Яцек Майхровский (передо мной тоже лежит его интервью): «Зачем вообще инспектировать, если на это никто не обращает внимания?». То есть я считаю, что ситуация, в принципе, форс-мажорная и уже заслуживает очень серьезного внимания общественности - то, что Исполком УЕФА принимает решение, вразрез с общим мнением собственных экспертов. Это решение отмечено абсолютной непрозрачностью мотивов принятия. До сегодняшнего дня наши неоднократные попытки добиться от должностных лиц УЕФА объяснений по поводу кардинальных расхождений в оценках экспертов Исполкома остаются тщетными. Сегодня УЕФА и Федерация футбола Украины делают вид, что розданного представителям всех городов-претендентов итогового доклада экспертов, о котором я только что говорил, просто не существует. Зато запускается информационная кампания, где одесситы выставляются людьми, которые ничего не делали, а рассчитывали только на теплое море и на красивых девушек.

Находящийся в муниципальной собственности Одесский международный аэропорт, например, и в настоящее время является вторым по значению аэропортом Украины, после киевского «Борисполя». Мы уже запланировали его модернизацию, определен стратегический партнер, который предоставил необходимые финансовые гарантии, ну, пока на 100 миллионов долларов. Мы понимаем, что нам нужно порядка 260 миллионов долларов. Но, как первый этап, и это вполне приемлемо. И приемлемость этого варианта была признана экспертами УЕФА. Реконструкция центрального стадиона «Черноморец» идет в полном соответствии с графиком. Сдача стадиона планируется в марте 2011 года. Эксперты УЕФА выражали удовлетворение ходом подготовки стадиона и определили риск как «умеренный». Что касается дорог. Вы должны знать, что в Украине Одесса абсолютный лидер по объему проведенных в последние годы дорожных ремонтно-строительных работ.

Елена Рыковцева: Мы должны знать, но мы этого не знаем. Вот теперь знаем.

Олег Долженков: Теперь знает вся Россия, да. Качество одесских дорог и транспортный потенциал города, в общем, соответствует европейским стандартам. И что немаловажно, единственный автобан в Украине европейского уровня связывает Киев и Одессу.

Елена Рыковцева: У нас нет никаких оснований вам не доверять. Это понятно, что вы знаете лучше ситуацию. Но я так и не могу понять, как же получилось, что Харьков... вот даже по прессе я не могу понять, как получилось, что Харьков, с самым высоким баллом риска, обошел Днепропетровск и Одессу. Я попыталась почитать харьковские газеты и нашла удивительную фразу в газете «Вечерний Харьков». Очень праздничный репортаж, который называется «Евро» приедет в Харьков!». Хотя, на самом деле, до 30 ноября Харьков тоже должен привести кое-что в порядок. Репортаж начинается с любопытной фразы, которая, правда, ничего не объясняет, а только еще больше загадок подбрасывает. «После долгих дебатов и закулисных интриг Первая столица (так Харьков они у себя называют) вытеснила-таки Днепропетровск из основного списка украинских городов, боровшихся за право принимать чемпионат 2012 года».

Олег, какие версии существуют по поводу этих «закулисных интриг и дебатов»? Что это была за история?

Олег Долженков: Я думаю, шила в мешке не утаишь, и когда-нибудь, наверное, это станет явным. Но мы в Одессе, да и все нормальные люди в Украине, я думаю, считали, что достойной подготовки города к «Евро-2012» должно, в принципе, хватать для того, чтобы этот город попал в список принимающих городов. А если уж сами харьковчане говорят о каких-то интригах, это не одесситы говорят, а говорят харьковчане, что этого решения удалось добиться путем интриг!

Юстина Прусс: Я, конечно, не специалист по Украине, и совершенно случайно обнаружила заметку в какой-то газете, там тоже говорилось об интригах между Харьковом и Днепропетровском и дружбе Григория Суркиса с олигархом...

Елена Рыковцева: Суркис – это президент Футбольной ассоциации украинской.

Юстина Прусс: Короче, олигарху, которого он больше любит, тому и отдал... Ну, «любит» - это, конечно, не то слово. Там был подан именно такой повод, что это совершенно не связано с фактическим уровнем подготовки. Был же построен стадион в Днепропетровске, он уже готов. Я не знаю насчет других пунктов, может быть, там, наоборот, было так плохо, что кто-то решил, что это невозможно. Но, так или иначе, я читала такую вещь. Мне кажется, в Польше тоже могли быть какие-то интриги. Ярославский, вспомнила.

Елена Рыковцева: Вот интриги. Допустим, Суркис поддерживает этого олигарха. Если я правильно понимаю, речь идет об олигархе Ярославском, который содержит команду «Металлург». Он его может сколько угодно поддерживать, он его может сколько угодно любить и считать своим другом, но он же должен еще продавить это решение в УЕФА. Геннадий, я правильно понимаю, что тогда это значило бы – коррупция?

Геннадий Швец: Нет, это так прямо не называется. Коррупция – это уже обвинение, за которое...

Елена Рыковцева: Нет, это не обвинение, а это только теоретически.

Геннадий Швец: Мир человеческий устроен из людей. А человек слаб, он иногда поддается каким-то обстоятельствам – дружбе, привязанности... В том числе и какие-то корыстные есть мотивы. Всегда это происходит. Скажем, был великий скандал по поводу избрания городов проведения Олимпийских игр. На Игры 1996 года претендовали Афины, потому что это был год 100-летия Олимпийского движения, 100-летия первой Афинской Олимпиады. И вот все думали, что (я не помню, в каком городе была сессия МОК), несомненно, получат Афины. Но получился облом. И Игры 1996 года получила Атланта американская. Это называлось «Игры «Кока-Колы», поскольку Атланта – это штаб-квартира «Кока-Колы». И вот украла Атланта у Афин... По этому поводу было очень много шума, обид, слез. Но потом, правда, Афины выиграли право проведения Игр 2004 года. Почему Атланта выиграла право проведения Олимпиады 1996 года, никто этого не знает. Но есть масса домыслов. В том числе и какие-то заинтересованности людей причастных. Поэтому мы не можем исключать симпатии, антипатии людей, которые располагают каким-то ресурсом влияния, будь то Суркис, олигархи или прочие. Конечно, можно предполагать.

А плохо то, что происходит уже какой-то конфликт внутри сообщества украинского и футбольного, а отчасти уже и политического, потому что там и мэры задействованы, и губернаторы, олигархи. Я просто хочу сказать, что не важно, какое мы в России имеем отношение (географическое) к Украине, к Одессе, к Киеву и к другим городам. Я не украинец, несмотря на свою украинскую фамилию, я родился за границей, а потом жил в России долго, там школу оканчивал. Потом жил в Одессе. И очень люблю Украину, и все города, которые здесь называются, я объездил. И дай Бог, чтобы каждой сестре – по серьге, чтобы каждому городу – по мячику, по команде и так далее. Но так не получится. Поэтому нужно, чтобы, конечно, все это прошло нормально в Польше и в Украине. Ну, если уж даже так получится, что без Одессы, хотя...

Елена Рыковцева: Давайте сначала посмотрим, чем закончится арбитраж.

Геннадий Швец: Я сейчас, если нужно, возьму флаг, транспарант «Одесса!» и выйду на Красную площадь, я готов. Все-таки Львов не сравнить. Это тоже славный городок, но там футбольной истории мало. Что, там такие красоты, аэропорты? Не уверен. Поэтому дай Бог, чтобы Украина свою часть чемпионата провела блестяще, пусть в Киеве сделают центральный стадион нормально, чтобы он соответствовал. И дай Бог, чтобы в финале сыграли Россия и Украина.

Елена Рыковцева: «Фильм «Марадона» Кустурицы, - пишет наш слушатель Александр, - еще раз печально и убедительно подчеркнул, что и большой спорт превращен в сплошную куплю-продажу».

Константин из города Череповец напоминает, что «вы еще забыли, что в Одессе снимался фильм всех времен и народов «Броненосец «Потемкин». И там есть лестница, по которой детская коляска съезжает вниз. А в Харькове речки есть, но они такие маленькие, что сложилась поговорка из названий этих речек: «Хоть лопни, Харьков не течет». Ну, мы не будем обижать Харьков все-таки. Прекрасный город – Одесса. Но Харьков тоже обижать никто не хочет.

Геннадий, пока формировалось решение УЕФА по польским и украинским городам, как-то незаметно прошла информация, что министр спорта и президент Российского футбольного союза Виталий Мутко получил от премьера Владимира Путина поручение готовить под правительственные гарантии полноценную заявку в ФИФА на проведение в России Чемпионата мира по футболу 2018 года. И вот вы видите, что творится вокруг украинско-польской заявки, а творится то, что ни один из украинских городов толком пока не готов принимать этот чемпионат. И когда я начинаю читать в газетах... я очень много перечитала по этому украинских газет, то оказывается, что невероятно много «дырок», проколов в этой работе было совершено. Как вы считаете, не должен ли Россию научить опыт Украины не участвовать в такого рода заявках?

Геннадий Швец: Это такая игра увлекательная, как в казино, наверное, для больных игрой. И вот то, что выдвигается Россия на проведение футбольного чемпионата в 2018 году, - это вполне нормально. Но все-таки есть небольшое различие между Украиной и Россией. Россия выложится... Я знаю, что Олимпиада в Сочи будет подготовлена великолепно. Как провели «Евровидение» - выложили 42 миллиона (или сколько-то). Ради чего? Непонятно. Забыли все. И какой-то там Дима Билан, непонятное существо, и прочее. И даже на это выложились и сделали великолепный в организационном и в креативном отношении праздник просто. А уж то, что касается Олимпиады или Чемпионата мира по футболу, то Россия... У нас же все считают это своим делом, и будут все выкладываться. Поэтому все правильно, это нужно. Вот России это нужно. Пусть даже в чем-то в ущерб себе, ну, кто-то подтянет ремни, но не олигархи, конечно, а все тот же народ. Но, тем не менее, это нормально. И такие праздники, они в чем-то украшают...

Елена Рыковцева: Все понятно. Но вот, скажем, «Парламентская газета», которая об этом сообщает, как раз говорит о том, что совершенно не готовы российские города. Если к ним будут предъявлять те же требования, что и к украинским сейчас предъявили (я про Польшу не говорю, она лучше готова), то окажется, что только Москва и Санкт-Петербург сегодня более-менее им соответствуют. И начнется опять (очень грубое слово) кровохарканье, но, тем не менее, будут выжимать то, чего выжать уже совершенно невозможно.

Геннадий Швец: А может быть, наоборот, сделают нормально... хоть пять городов будут выглядеть нормально, сделают дороги, наконец, дыры заасфальтируют, траву в зеленый цвет покрасят. У нас же, на самом деле, Москва и Питер (вот сейчас говорят про Казань, но я там не был) выглядят более-менее по-европейски, а остальное все просто раздолбанное. Вот летом... правда, летом Россия другая страна, деревца, зелень как-то все драпирует, и вроде бы, глаз радует. Будет же летний Чемпионат по футболу?

Елена Рыковцева: Ну да.

Геннадий Швец: Поэтому деревья закроют все облупившиеся стены, и все будет нормально.

Елена Рыковцева: Вот Геннадий нам очень убедительно объяснил, зачем России Чемпионат мира по футболу – чтобы покрасить заборы и построить дороги – вот главная цель.

Юстина Прусс: Я с Геннадием вполне соглашаюсь. Тут есть два момента. Во-первых, это может быть полезно самой России в плане заборов и других вещей. Но в России другая ситуация, чем в Украине. Тут все-таки из-за той или иной вертикали, которая в других случаях не нравится, которая сильно отличает Россию от Украины, но при таких проектах, действительно, видно, что когда уж нужно что-то сделать, а особенно если это является настолько важным для престижа страны, то Россия умеет это делать, и успеет это сделать, это точно. Другой вопрос, что, может быть, есть другие вещи, которые более нужны.

Елена Рыковцева: Другой вопрос: почему не построить эту дорогу без Чемпионата мира по футболу? Вот в чем вопрос.

Юстина Прусс: Об этом я и говорю.

Елена Рыковцева: Если не будет Чемпионата мира по футболу – не будет и дороги.

Валентин из Рязани, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что это костлявая рука Москвы, московской федерации, тянется к горлу украинского футбола. А если серьезно, то ведь схватки бывают не только на полях футбольных, но и за их пределами. И здесь Украина просто проиграла.

Елена Рыковцева: Владимир из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот вы сейчас очень хорошо сказали, что Москва подает заявку на 2018 год, но практически Россия не готова к проведению Чемпионата мира по футболу.

Елена Рыковцева: Даже близко.

Слушатель: Я вам хочу задать встречный вопрос. В следующем году, в 2010-ом, Чемпионат мира по футболу будет проводиться в Южно-Африканской Республике. Вот четыре года назад там даже не знали, что такое зеленое поле футбольное. И тем не менее, видите, подготовились, сделали все. Сделают, вы не волнуйтесь. А города эти, которые участвуют в соревнованиях, они участвуют в соревнованиях за крупные субсидии государственные. То есть где будет проведен Чемпионат Европы, там будут сейчас выделяться очень большие деньги. И борьба идет за эти деньги.

Елена Рыковцева: Вот! Спасибо, Владимир. Отличная мысль, которой вы меня вывели на вопрос Олегу Долженкову в Одессу. Олег, ответьте нам, пожалуйста, очень серьезно. Если вы не выигрываете в этой борьбе, вы проигрываете суд арбитражный, если не принимает все-таки Одесса Чемпионат Европы по футболу, что теряет город? Вот вы сейчас уже получили какие-то инвестиции, пытаетесь заключать какие-то контракты. И вот его нет, а вы под это заложились. Что дальше?

Олег Долженков: Я должен сказать, что Одесса, в отличие, может быть, от многих других городов, - это такой город, в который, действительно, можно ездить круглый год. То есть гостиницы в Одессе пустовать не будут. Новый стадион нам все равно нужен. И все равно наш аэропорт мы должны выводить на солидный международный уровень. То есть все, что делалось в Одессе в связи с «Евро-2012», оно и будет делаться.

Елена Рыковцева: Не пропадет?

Олег Долженков: К тому же, я уверен, что решение УЕФА еще не окончательное.

Елена Рыковцева: Допустим, есть инвестор, который деньги дает под совершенно конкретную задачу, он дает деньги потому, что они отобьются по ходу этого Чемпионата Европы в 2012 году. И вдруг его нет. Не будет ли в такой ситуации каких-то проблем с этими инвесторами?

Олег Долженков: Я должен сказать, что, в любом случае, сейчас имиджу Одессы нанесен определенный ущерб, это было бы глупо отрицать. И возникли определенные риски неисполнения конкретных финансовых и инвестиционных обязательств, которые город принял на себя, мотивировано рассчитывая, исходя из текущих данных мониторинга экспертов УЕФА, на положительное решение. И это будет, кстати, одним из предметов нашего обращения в Международный спортивный арбитражный суд.

И я хотел бы сказать, что здесь вопрос не только и не столько в том, как украинские города соперничали между собой, здесь вопросы стиля принятия решений в столь уважаемой организации, как УЕФА. Футбол – это спорт, который затрагивает миллионы и десятки миллионов людей. То есть значение решений УЕФА по кругу лиц, на которых они влияют, по значимости для экономики и так далее, сопоставимо с решениями, допустим, органов Европейского союза или крупных национальных правительств в Европе. И то, что в XXI веке в Европе такие решения можно принимать просто так, то есть «мы так решили, потому что мы так решили», этот стиль, конечно, не украшает УЕФА, мне кажется.

Елена Рыковцева: Олег, я с вами совершенно согласна. Что до сих пор мне не понятно в этой истории, так это критерий – почему? Если были, действительно, заключения экспертов, если были рейтинги, если были конкретные оценки рисков, то почему так, а не иначе было принято это решение. И я думаю, что если Геннадий Швец уверяет нас, что арбитраж все-таки разберется, может быть, он, действительно, разберется.

Юстина, я слышала версию о том, что Краков... если на Украине свои отношения, между Суркисом, условно говоря, и Гурвицем, то по Кракову было решение политическим. Что это означает?

Юстина Прусс: Я эту информацию, конечно, не могу никак проверить, но власти Кракова, которые очень обижены сейчас, видят здесь политическую интригу в связи с тем, что президент там просто из Социал-демократической партии, а у нас при власти другие партии, и у него есть свой взгляд на эту тему. Другое дело, что, действительно, они чуть-чуть опоздали с заявкой, они позже заявили свое участие и так далее. Но есть и такая версия.

Елена Рыковцева: Но смысл ее понятен: разные политические партии...

Юстина Прусс: То есть каждый тянет в свою сторону.

Елена Рыковцева: Завершаем на этом «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG