Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская журналистка попросила политического убежища в Финляндии


Елена Маглеванная: "Мне стали приходить угрозы за то, что я защищаю чеченцев, врагов России"

Елена Маглеванная: "Мне стали приходить угрозы за то, что я защищаю чеченцев, врагов России"

Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Анастасия Кириленко.

Андрей Шарый: Премьер-министр России Владимир Путин отправляется с визитом в Хельсинки, и в Финляндии его ждут, вероятнее всего, не только переговоры, но и вопросы журналистов. Российская журналистка Елена Маглеванная попросила политического убежища в Финляндии после того, как суд в Волгограде оштрафовал ее за недостоверные, по мнению суда, публикации о пытках и тюрьмах в России. На минувшей неделе Маглеванная, работавшая, среди прочего, в волгоградской газете "Свободное слово", участвовала в Российско-финском форуме в Хельсинки по развитию демократии и прав человека в России. По окончании этого семинара она не стала возвращаться на родину и обратилась за политическим убежищем в полицию. Причина вот в чем. 14 мая Кировский районный суд Волгограда принял решение в пользу Управления Федеральной службы исполнения наказаний по этой области, которая обвиняла Маглеванную в том, что несколько ее статей о якобы имевших место пытках заключенного чеченца были недостоверными. Суд обязал автора опубликовать опровержение и выплатить штраф в 200 тысяч рублей (это примерно 6,5 тысячи долларов). А журналистка считает, что на нее оказывается давление, и что все в ее статьях чистая правда. Об этом Елена Маглеванная сообщила в интервью корреспонденту Радио Свобода Анастасии Кириленко.

Анастасия Кириленко: Расскажите, когда вы попросили политическое убежище в Финляндии?

Елена Маглеванная: После конференции Финско-российского форума, на которую я была приглашена, сразу же пошла в полицию и попросила.

Анастасия Кириленко: На что вы надеетесь, когда будет результат на ваш запрос?

Елена Маглеванная: Сказали, что в течение нескольких месяцев. Я не знаю, но это долгая процедура. Пока ждем.

Анастасия Кириленко: Что послужило причиной такого поступка?

Елена Маглеванная: Послужило причиной, во-первых, решение суда, во-вторых, угрозы от националистов, которые я получала. Решение суда - то есть я отказываюсь платить компенсацию и публиковать опровержение, потому что считаю, что я абсолютно была права, этого человека действительно пытали. Но за отказ от этого мне грозит уголовное дело. Речь идет о Зубайре Зубайраеве. Я писала в публикациях, что над ним издевались, его пытали в колонии города Волгограда; там он был жестоко избит, практически доведен до смерти, и это суд посчитал не соответствующим действительности. Хотя на суде даже все свидетели говорили в нашу пользу, и все записи и материалы тоже были в нашу пользу, тем не менее, суд вынес решение, что это не соответствует действительности, и я обязана принести извинения сотрудникам колонии.
Возвращение в Россию является угрозой для моей свободы, возможно, и для моей жизни в связи с моей деятельностью.

Анастасия Кириленко: Где вы сейчас живете?

Елена Маглеванная: Есть приемный центр для беженцев в Хельсинки, для соискателей политического убежища. Я сегодня пресс-конференцию давала при помощи местных правозащитников на тему своего дела и дела Зубайраева, и вообще положения заключенных чеченцев в тюрьмах. Западная общественность нормально настроена, она верит нам. Я давала много интервью на эту тему, и все так слушают с удивлением. То есть они не представляют, что такое может быть вообще в России, цивилизованной вроде бы как стране, но верят.

Анастасия Кириленко: А вы сами уверены, что Зубайра действительно пытали?

Елена Маглеванная: Абсолютно, на 100 процентов.

Анастасия Кириленко:
Дело в том, что колония утверждает, что он сам себе нанес раны...

Елена Маглеванная: Да я знаю, что она утверждает. Они утверждали это и на суде. Это абсолютно не так, раны наносили они. Во-первых, все, кто его посещали, свидетельствовали, был врач из Германии, который вынес медицинское заключение о состоянии здоровья Зубайра. А все доводы колонии подкреплены ими же самими, их же собственными врачами - естественно, что же он напишут сами про себя? Нет, я абсолютно уверена, что это было. И это далеко не единичный случай даже в этой тюрьме, там над людьми очень жестоко издеваются, прежде всего над чеченцами, кавказцами, но и не только над ним, и над русскими. И умирали там люди от издевательств, такие тоже были факты, именно в этой колонии.
Не обо всем об этом я писала, еще много чего я знаю, слышала, но нет точных данных, и я про это не писала. Я писала именно конкретно про Зубайраева. В мой адрес стали приходить угрозы за то, что я защищаю чеченцев, врагов России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG