Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Силовые структуры Киргизии и Узбекистана остаются в состоянии повышенной боевой готовности


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Малика Рахманова.

Евгения Назарец: Силовые структуры Киргизии, Узбекистана остаются в состоянии повышенной боевой готовности из-за недавних - в конце мая - беспорядков вблизи границы двух стран. Узбекские власти заявили, что вооруженные исламисты, напавшие на милиционеров в Ханабаде, проникли на территорию республики со стороны Киргизии. Киргизские власти это отрицают. О том, что стоит за событиями на узбекско-киргизской границе, рассказывает корреспондент РС Малика Рахманова.

Малика Рахманова: Вооруженный налет, по словам пресс-секретаря генеральной прокуратуры Узбекистана Светланы Артыковой, произошел в ночь с 25 на 26 мая на блокпост вблизи узбекско-киргизской границы в городе Ханабаде в 80 километрах от Андижана. Через несколько часов, по сообщениям узбекской генеральной прокуратуры, в городе Андижане подорвал себя человек, в результате пострадали трое прохожих и погиб милиционер. Вооруженной группе удалось скрыться. Чтобы бежавшие под покровом ночи налетчики не укрылись в Киргизских горах, Ташкент блокировал дороги близ Ханабада. По ранним сообщениям генеральной прокуратуры Узбекистана, вооруженная группировка проникла в Ханабад со стороны Киргизии. Однако Киргизия отрицает этот факт.
В официальных сообщениях узбекской Генпрокуратуры личности нападавших не уточняются, но в местных средствах массовой информации появились сообщения о том, что нападение на блокпост совершили боевики Исламского движения Узбекистана. Позже появилась другая версия - ответственность за произошедшее взяла на себя организация под названием "Исламский Джихад".
Версий о том, что произошло неделю назад на узбекско-киргизской границе, много, но ситуация остается непонятной. Большинство экспертов согласны, что происшествие на границе Узбекистана - это очередная вылазка исламских экстремистов. Однако американский эксперт Алекс Ватанка, советует не торопиться с обвинениями.

Алекс Ватанка: Необходимо собрать больше доказательств прежде, чем обвинять Исламское движение Узбекистана или любую другую исламскую организацию. В последние годы они вели себя очень тихо. Кроме того, власти Узбекистана и Киргизии не в последние годы вообще не поднимали эту проблему.

Малика Рахманова: Есть также мнение, что Узбекистан заинтересован в закрытой границе с Киргизией. Планируемое строительство гидроэлектростанций в этой стране, по мнению центральноазиатских аналитиков, невыгодно Узбекистану, который испытывает недостаток воды в поливной сезон. Дестабилизация ситуации в Киргизии отпугнет инвесторов. Неспокойная ситуация в последнее время сложилась и в другой соседней с Узбекистаном стране - Таджикистане. На востоке республики в середине мая усилен контроль МВД. По официальной версии, причина - масштабная антинаркотическая кампания "Мак-2009". Однако в местных средствах массовой информации появились предположения о том, что в Раштской долине Таджикистана замечена вооруженная группа боевиков, проникшая на территорию страны. В стране происходят аресты бывших ополченцев, бывших сторонников Объединенной таджикской оппозиции. Эксперты считают, что существует связь между событиями в Узбекистане и на востоке Таджикистана, и, возможно, Ташкент стоит за этими событиями. Узбекский независимый политолог Фархад Толипов не согласен с такими предположениями.

Фархад Толипов: Быть заинтересованным Узбекистану не выгодно. Если будет дестабилизироваться ситуация, не будут поступать и Узбекистану инвестиции. Потому что дестабилизировалась ситуация не в Киргизии и в Таджикистане, где якобы Узбекистан не желает строительства ГЭС, а в Узбекистане все это произошло! Такая логика не проходит.

Малика Рахманова: По мнению директора Центра балканских, кавказских и центральноазиатских исследований московского Института всеобщей истории Артема Улуняна, на узбекско-киргизской границе действовала либо группа лиц, которая хотела бы заявить о себе, как о некой серьезной организации, либо лица, просто отчаявшиеся и радикально настроенные в отношении властей Узбекистана.

Артем Улунян: Не исключается, что это многоходовая операция, так или иначе связанная с действиями самих властей Узбекистана. Поскольку известно, что ситуация в этой стране не очень проста в политическом плане. Речь идет о том, что власти будут пытаться поставить заслон на границе Узбекистана с Киргизстаном, где существует определенная связь между узбекским населением южной части, в частности, вокруг Оша, и Узбекистаном, где существовала небезызвестная оппозиционная газета, которая перевозилась в Узбекистан, и узбекские власти были очень недовольны. И многое, что связанно, так скажем, с движением недовольных представителей узбекской диаспоры Киргизстана тем, что происходит в Узбекистане.

Малика Рахманова: Сразу после появления сообщений о событиях в Узбекистане аналитики выдвинули еще одну версию происходящего: о том, что в тревожной ситуации в этой центральноазиатской стране заинтересована Россия. Аналитики также предполагают, что в обоих случаях - и в Узбекистане и в Таджикистане - действуют вернувшиеся на родину боевики, которые еще во времена гражданской войны в Таджикистане бежали в Афганистан и Пакистан. Британский эксперт Метью Клементс заявил в интервью Радио Свобода, что волнения в Узбекистане являются свидетельством недовольства населения социально-экономическим положением в республике.

Метью Клементс: Это тенденция, которую мы наблюдаем уже в течение длительного времени. Совокупность репрессивных действий властей, высокого уровня бедности, очень высокого уровня безработицы и недовольства среди населения всегда создают угрозу в этом достаточно исламизированном регионе.

Малика Рахманова: В приграничных районах Узбекистана установлен усиленный контроль. В Ханабад пропускают по предъявлению паспорта только граждан Узбекистана. Улицы остаются малолюдными.
XS
SM
MD
LG