Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Василий Захарьящев в программе Виктора Резункова: чем садоводы и государство в условиях кризиса могут помочь друг другу


Виктор Резунков: В нашей петербургской студии сегодня в гостях первый заместитель главы думского Комитета по делам религиозных организаций и общественных объединений, председатель Союза садоводов России Василий Захарьящев.

Сегодня мы обсудим проблемы российских садоводов, а их в стране чуть ли не половина населения, поговорим о том, как садоводы могут помочь стране в условиях кризиса и как государство может помочь садоводам в их благородном деле, а также поговорим о многом другом.

Василий Иванович, что сейчас вообще происходит с землей в стране? С 1 января 2010 года, насколько мне известно, перевод сельскохозяйственных земель в категорию индивидуального жилищного строительства станет невозможен, и сейчас такие участки продаются по бросовым ценам. Мне сегодня пришло (может быть, случайно) предложение купить 100 гектаров земли на берегу Волги по цене 800 рублей за сотку. Что происходит, собственно говоря?

Василий Захарьящев: Нормальный процесс. Мы иногда принимаем законы так быстро, что люди не успевают их оценивать. К сожалению, действительно, мы в год принимаем большое количество законов по тем или иным вопросам: по собственности, по социальным проблемам, по воинским делам, международной деятельности… И в этой суматохе нашего бега по жизни не остается времени, чтобы вчитаться в какие-то важные строки, которые меняют кардинально нашу жизнь. Вот такой строкой является Гражданский кодекс Российской Федерации, имея в виду который утверждает Градостроительный регламент Российской Федерации. Согласно этому регламенту, с 1 июня 2010 года сельскохозяйственные земли будет нельзя перевести под цели индивидуального строительства. Мы попадаем в глубокую яму, мы – это те, кто владеет землей, я имею в виду в России. А накупили ее очень много. Я вот знаю лично некоторых товарищей, они приходят и говорят: "У меня 300 тысяч гектаров земли…" Один из бизнесменов Петербурга, недавно его бизнес развалился, сахарный завод, он владел 300 тысячами гектаров земли. Но, слава богу, эта земля была, насколько я знаю, все-таки это были поля с сахарной свеклой, с сельскохозяйственными культурами, выкупленная земля вместе с народом, будем так говорить.

А ведь очень многие накупили землю пустующую, бросовую землю сельскохозяйственного назначения, под разными предлогами, паи скупили и сейчас владеют по 300, 400, 500 гектаров. И вот уже мне здесь знакомые, в Петербурге, не дают проходу: "Василий Иванович, а что будет с землей?" Сегодня кризис, на этой земле не пашут и не сеют, в аренду ее не сдать, она никому не нужна. Если в аренду взял, надо вкладывать деньги, а где взять деньги? В банке под 20 процентов, инвестировать, выращивать телят тех же? Мы видим пионеров, сподвижников, которые сегодня шокируются страну (шокируют – потому что у нас это явление редкое). Собирается группа энтузиастов и говорит: мы поехали в деревню, завтра создадим кооператив, будем выращивать свиней, будем выращивать кур и заживем новой жизнью. Да, есть такие общины у нас, которые оторвались от жизни, как они говорят, от цивилизации, это совершенно другое.

Мы говорим о повседневной жизни, которая окружает нас. И вот то, что среди нас появилось много землевладельцев, нас и радует и пугает одновременно, потому что это говорит о глубокой болезни нашего законодательства по земле. Не приблизились мы к реализации столыпинских реформ, несмотря на то, что буквально 2 года назад отметили их начало, 100-летие праздновали, учредили медаль Петра Столыпина, кого-то награждаем. А за что награждаем медалью Столыпина? Мы не имеем сегодня примеров грамотного, целевого, мудрого использования земель.

Те правила землепользования, которые даже в Петербурге (мы не сельскохозяйственный город) разрабатывались, посмотрите – обсуждения, общественные слушания по районам города Петербурга проходили, сколько они вызвали дебатов, возмущения, застройка и так далее. Давайте честно говорить, это было здоровое обсуждение, которое идет на пользу общества, это признаки настоящей демократии, которые позволили правительству, депутатам Законодательного собрания города увидеть те слабые места. Особенно те, кто разрабатывал эти правила, архитекторы, инженеры, они увидели те слабые места застройки города, которые вызывают сомнения, и народ их высказал.

А то, что происходит сегодня в сельской местности, это потрясающе. Мы увидели сегодня глубокий прорыв, который там есть, в правилах землепользования, и те слова бывшего президента, а сегодня он председатель правительства, Владимира Владимировича Путина, он видел, когда было его радиообращение к народу, общение по телеканалам, по радио и по интернету, последнее, и вы видели, сколько задавали вопросов по земле. И он сказал: "Да, дорогие россияне, мы видим, что сегодня эта проблема есть по землепользованию, мы приняли решение создать специальное ведомство, которое будет в одних руках держать вопросы землепользования.

Виктор Резунков: Типа министерства, да?

Василий Захарьящев: Типа министерства. Ведь что получается, сегодня Министерство сельского хозяйства фактически за землю не отвечает, оно совершенно не принимает каких-то актов подзаконных по земле, потому что все это находится в ведении Минэкономразвития. А Минэкономразвития… вы знаете, я не хочу сыпать соль на рану, быть дешевым здесь популистом, но я вспоминаю слова, буквально два года назад Михаил Ефимович Фрадков проводил заседание правительства, сидят члены правительства, и он говорит: "А кто у нас за самолеты отвечает?" – никого. Вот сегодня задаю такой вопрос: кто за землю отвечает, - ответит Минэкономразвития. Но у него столько направлений, что я боюсь, что земля у него на последнем месте. И ярким примером тому – качество проведенных кадастровых работ, кадастровой оценки земли, которую мы провели.

Первым шагом к наведению порядка в землепользовании стала кадастровая оценка земли. Я их не могу назвать иначе, как "Шурики", то есть дешевые Шурики, которые проводили эту работу. Вы помните замечательный фильм "Кавказская пленница"? Там лежит на постели Юрий Никулин и диктует: "Пиши. Четыре бутылки боржоми, коньяка…" Помните, там списывали – так и здесь примерно. Оценили землю совершенно безалаберно. Если взять, допустим, Лужский район, садоводство "Пшинское", а рядом – деревня Пшинское: в деревне землю оценили в 5 рублей метр квадратный, а в садоводстве оценили 200 рублей. Но садоводство – это была брошенная земля, это бывшие торфоразработки, где наворочена глина, где страшные условия, где комары, где люди на горбу хребтом своим, кровью эти землю полили, и вот сегодня, через 20 лет, там цветут сады, даже 30 лет прошло, в 1971 году выделяли эту землю. Вы понимаете, о чем идет разговор. Но с этой кадастровой стоимости идут налоговые платежи. Вот и оцените, как они считали эту землю – в деревне 5 рублей и 200 рублей. Это, будем так говорить, заказ чей-то. А чей заказ?

Я уже нахожу следующего виновника – Министерство финансов. А почему, какова логика мышления, почему Министерство финансов? А потому что приняли 131-ый закон "Об основных принципах местного самоуправления", а кормить, содержать органы местного самоуправления – статью в бюджете не заложили, денег нет. Тогда поискали, подумали, голову почесали: где взять?

Виктор Резунков: Местные бюджеты.

Василий Захарьящев: Да, давайте за счет налогов на землю. А кто платит налоги? Оказалось, в деревне-то у нас… вы знаете, 50 тысяч деревень, где численность – до 10 человек. Что с них взять? Там убогие люди остались, пусть на меня не обижаются радиослушатели, но ведь так и есть, нормальные люди из деревни уже почти все уехали. Остались те люди, которые в силу пенсионных дел, еще каких-то просто не могут уехать в город. А молодежь… Вы знаете, сколько у нас зарплата средняя? Сегодня министр не стесняется говорить – 5-7 тысяч средняя зарплата в деревне. Виктор, как молодому человеку прожить на эти деньги?

Виктор Резунков: Василий Иванович, вы предлагаете вообще отменить налоги – и социальные, и экономические, и…

Василий Захарьящев: Конечно, в этих условиях кризис особенно ярко показал, что шар-то был надутый, он лопнул, этот пузырь, и мы остались на земле. Есть такое выражение: без порток, а в шляпе. То есть форсу много, и я рад, что мы выиграли у Канады, и "Зенит" выигрывал, но это спорт, он нам позволяет открыть глаза на наш патриотизм, что-то еще в нас осталось, но самое главное – это земля. Вот сегодня, когда зацвела черемуха, цветут одуванчики, мы хотим по этой земле и радуемся, первые листья распустились – вот она радость жизни, и ее надо дать каждому человеку – возможность радоваться. Не просто чтобы он был посторонним наблюдателем. И вот здесь как раз, на этой земле, и приходит это понимание. За что мы этого садовода, который землю полил потом и кровью, мы его обложили социальным налогом, налогом на землю? Да, господи, сегодня кризис как раз и показал, что нам нужно платить садоводу деньги, наоборот, каждому садоводу, который имеет участок, надо давать пособие – 2-3 тысячи рублей минимум в год. Вот, Иван Иванович, на тебе 2 тысячи за то, что у тебя есть сад. А не брать с него эти деньги. Ведь получается вопиющая картина социальной безнравственности, что человек, который отслужил родине, военный, милиционер, токарь, учительница, юрист, врач, он пошел на пенсию, а я вижу эту категорию, я бывают в садоводствах чаще, чем кто-либо…

Виктор Резунков: Да, 80 процентов, по-моему, пенсионеров садоводы.

Василий Захарьящев: Да, 75-80 процентов – это пенсионеры, ветераны войны. И приходит председатель, а у него выхода нет, и говорит: "Товарищи, давайте, мы собираем деньги. Дорогу надо строить. Не проехать, дороги нет…" И на дорогу они собирают эти несчастные копейки со своей пенсии, на линии электропередач. Виктор, мы с тобой уже много говорили на эту тему, и это безнравственно собирать, но кризис это как раз обнажил. Мы с него еще и налог собираем, понимаешь.

Виктор Резунков: А что же делать? Если отменить налоги, что же тогда будет с местными бюджетами?

Василий Захарьящев: Вы знаете, вот здесь нужно проявить волю господину Кудрину и опуститься на землю. Он, как барон Мюнхгаузен, летает в облаках. Пусть на меня Алексей Леонидович на меня не обижается, я ему постоянно говорю, и мне иногда за это попадает, я иногда говорю: "Кудрина – в отставку", но это сгоряча я говорю. Если серьезно говорить, да, он много делает для стабилизации нашего рынка, для финансов, но нет новизны. Понимаете, нет того прорыва, о котором говорил Владимир Владимирович Путин. Я помню слова Путина, когда они сопротивлялись, помните, увеличение ВВП – в 2 раза за 10 лет увеличить ВВП, они же тогда открыто сопротивлялись, было открытое сопротивление членов правительства, того же Кудрина. Они там все бурчали, так сказать, а Путин говорил: "Больше энтузиазма, больше энергии, больше самостоятельности!" Мы не видим сегодня личностей, понимаете, они вот констатируют факты: да, вот кризис, мы здесь…

Виктор Резунков: Еще 50 лет, да.

Василий Захарьящев: Да, еще там 50 лет. После этого хочется бежать в церковь, бить в колокол и молиться: Господи, пронеси меня от таких правителей. Ну, правда. Потому что там нельзя, нельзя сегодня не просто говорить, а самое главное – делать еще. А они еще и делают, подтверждают свои слова. Поэтому я вижу выход какой? Я свои предложения обозначил, но главное, что их поддержал наш экспертный совет Госдумы: освободить садоводов от налогов полностью, перевести их собственность, отдать специализированным организациям, имеются в виду линии электропередач, дороги.

Виктор Резунков: То есть специальные компании какие-то будут создаваться.

Василий Захарьящев: Да у нас есть обслуживающие компании, которые должны заниматься.

Виктор Резунков: Но не по тем фантастическим ценам, которые сейчас есть.

Василий Захарьящев: Надо, чтобы я был как житель любого государства: приехал, заплатил за свет, заплатил нормальный налог за что-то, но не за землю, на которой я работаю. Но самое главное, что мы должны придать статус вот этих населенных пунктов, где живут люди в садоводствах, наконец-то прийти к какому-то знаменателю, понимаете. Мы сегодня не знаем, кто мы такие, вот это самое, пожалуй, главное. Потому что адреса нет. Вы напишите в любое садоводство сегодня письмо – оно не дойдет.

Виктор Резунков: А почему такое сопротивление, Василий Иванович, вот скажите, откуда оно исходит. По идее, в принципе, живет человек, он имеет квартиру в городе, и у него плюс еще дача, почему он не может прописаться и там и там, иметь две прописки, скажем так? И вообще, прописка – это институт такой…

Василий Захарьящев: Вы знаете, мне кажется, все-таки правительство, исполнительная власть, да и мои коллеги в Думе, немножко оторваны мы от жизни. Я должен самокритично сказать. К сожалению, вот те высокие цели, которые ставятся, программа-2020 – замечательно, нельзя без этой программы жить! Не просто свой хлеб отрабатываю, как депутат, а понимание нужно: как можно жить без перспективного плана? У нас сегодня первое место в мире – плохое – по смертности, по детской смертности, по абортам, везде держим первые места. Продолжительность жизни – что это такое – 134 место в мире! А мы хотим, чтобы люди, вот человек пошел на пенсию, и чтобы он как раз, учитывая уникальность России и наши заслуги перед мировым сообществом… Мы только что отметили День Победы – 64-ю годовщину, сейчас будем с не меньшим, с большим подъемом отмечать 65 лет.

Виктор Резунков: Да, будем готовиться целый год к этой годовщине.

Василий Захарьящев: Ну, хоть подарок сделали наконец-то: через 65 лет обеспечим всех ветеранов войны и блокадников бесплатным жильем, наконец-то всех обеспечим. Дай бог, чтобы это было, а я уверен, что это будет выполнено, уже нет сомнений – деньги есть, бюджет есть. Но не это главное. Главное еще, что мы должны понять, что вот в этом празднике жизни, так сказать, дать возможность нашим всем ветеранам нормальную жизненную среду, отплатить народу добром, дать ему землю. Вот, смотрите, сегодня Позгалев, губернатор Вологодской области, принял решение беспрецедентное: все, кто желает, получите землю. Но он еще и довесок дал, он еще говорит: и 200 кубометров пиломатериалов. Не леса круглого, а пиломатериалов.

Виктор Резунков: Это сегодня принято такое решение?

Василий Захарьящев: Да, принято решение, вот сегодня Позгалев объявил, наши соседи, Вологодская область. Подобный шаг, чуть-чуть по-другому сделал губернатор Тулеев. Аман Тулеев вообще любит наших пенсионеров, он же постоянно выдвигается кандидатом в президенты. Сейчас его меньше стало слышно, а раньше его голос был более слышим. Неординарный политик, надо сказать. Посмотрите, он среагировал на кризис очень умно, грамотно. Пожалуйста, он говорит: берите 10 соток каждому бесплатно, ведро картошки бесплатно, семена по сокращенной схеме, по сниженным ценам, еще распашем землю, только сажайте картошку. Он понимает, что людей надо в период социального кризиса, когда возможны социальные взрывы, надо дать людям занятость. Почему мы говорим, что это богоугодное дело? Праздность – мать порока. Вот он откуда исходит.

Валентина Ивановна Матвиенко – я, простите, не то что ее хвалю, как кукушка хвалит петуха, нет, ради бога, это замечательный лидер нашего города. Во, посмотрите, в тяжелое время кризиса сокращают бюджет по всем статьям, падает налоговая база, падают налоги, но нашло возможность правительство города во главе с ней и депутатами ЗакСа – 100 миллионов выделили садоводам. Но еще решение приняли не без ее поддержки, прокуратура приняла важнейшее решение: садоводам, которые выезжают на лето на дачи, беспрекословно возмещать затраты будут, которые с них высчитывают по месту жительства за мусор, за пользование лифтами, за холодную воду и так далее. А это, товарищи дорогие, сотни миллионов рублей. Представьте, у нас выезжает на лето почти 1,5 миллиона семей. Ведь у нас, кроме 600 тысяча садоводов еще есть 300 тысяч тех, кто владеет дачными участками, имеется в виду приусадебными участками – остались от родителей, 80 тысяч огородов. Считайте: миллион семей землепользователей.

Виктор Резунков: Василий Иванович, тут тоже не все в порядке. У нас был подписан недавно той же самой Валентиной Ивановной Матвиенко указ, который разработали в Законодательном собрании, о том, чтобы выделить многодетным семьям бесплатно 15 соток земли. Вот у нас в Петербурге почти 11 тысяч многодетных семей – ни одна из них до сих пор еще не смогла получить. И, в принципе, непонятно, где им будут выделять землю. Это должны, значит, закон принят в Петербурге, а Ленинградская область при чем здесь? Они говорят: вы и выделяйте у себя в городе.

Василий Захарьящев: Нет, в городе такой земли нет. Знаете, Виктор, была такая рубрика в "Литературной газете" – "Если бы я был президентом…" Народ писал в газету, что бы он сделал. Вот вы затронули главнейший вопрос нашей жизни: два субъекта Федерации – конечно, полное взаимосращивание уже, потому что половина жителей Ленинградской области занимается не селом, а ездит на работу в Петербург. А петербуржцы, ровно половина Петербурга едет туда отдыхать. Уже понятно, что нечего тут огород городить, только плод должен созреть. Помните замечательный фильм: если посадить 9 беременных женщин, они все равно через месяц не родят.

Виктор Резунков: Любимый фильм Владимира Владимировича.

Василий Захарьящев: Да. Надо, чтобы плод созрел. Вот я считаю, что здесь как раз созрел плод, когда нужно отдать Ржевский полигон, пусть нам не вешают лапшу – под Петербургом стрелять нельзя однозначно. Все, здесь многомиллионный город – мины, снаряды, да еще, тем более, из пушек… Уже рвались Ржевские снаряды.

Виктор Резунков: Да, мы помним случаи, конечно.

Василий Захарьящев: Значит, надо объединять город здесь. Там можно построить и башню эту замечательную.

Виктор Резунков: А там много земли-то?

Василий Захарьящев: Представьте: 20 на 20 километров – 400 квадратных километров. Сотни тысяч гектаров земли. Поэтому мы бы сразу забыли и уплотнительную застройку. Виктор, вы поймите, сейчас люди возмущаются – я был в Петергофе – монорельсовой дорогой, не хотят, чтобы ее строили. Она как раз идет по огородам там, эта дорога, значит, десятки тысяч граждан лишатся своих огородов. Вот только в одном Петергофе 15 тысяч землепользователей-огородников, но какие люди – академики, ветераны войны! Мне их жалко. Они говорят: "Василий Иванович, наши огороды отдают под коттеджи". Скажи, Виктор, а чем хуже коттеджник этого огородника? Значит, если мы доставили неприятность этому человеку, зачем мы радость другому… разве это социальное государство тогда? Давайте потерпим, не будем строить коттеджи все-таки, пусть огородники, пока они живы, ветераны, пусть они попользуются этими огородами. То есть вопрос очень злободневный. И мы уже договорились, что в октябре месяце я еду в Петергоф, мы с главой, с господином Шевченко будем встречаться с огородниками и будем говорить, что делать с огородами, чтобы люди знали, когда какие объекты там будут строиться. Нужно учитывать мнение, уважать людей, в конце концов. Рано отнимать огороды, рано. Вот мы отмечали День Победы, и пусть все помнят блокадные грядки напротив Исаакиевского собора.

Виктор Резунков: Так взамен им что-нибудь дадут?

Василий Захарьящев: Ничего не дают, в том-то и дело. Вы задали мне главный вопрос: будут ли обеспечены многодетные семьи? Да, такой проект разрабатывается, ко мне обращался и Лях Андрей Владиславович. Они сейчас просят садоводства, где брошенные участки, не используется земля, отдать многодетным семьям. Кстати, руководители районов относятся к этому нормально, у нас братские отношения города с областью, но вы правы, это другой субъект Федерации. Сегодня просто так по закону нельзя отдать, нужно проводить торги. Слушайте, такая эпопея, такая цепочка!

Виктор Резунков: Василий Иванович, все-таки давайте пофантазируем на примере, допустим, возможного объединенного субъекта Федерации – Петербурга и Ленинградской области – как можно было бы, по вашему мнению, создать механизм бесплатной раздачи земли горожанам и местным жителям?

Василий Захарьящев: В первую очередь, во-первых, сегодня 40 процентов пашни в Ленинградской области находится в резерве, именно не сельхозугодий, а пашни. Это бесценная земля, это подарок Господа Бога нам. Потому что, помните, был бы дождь и гром – нам не нужен агроном.

Виктор Резунков: То есть эти земли заселять уже нельзя.

Василий Захарьящев: Эти земли заселять нельзя. Но, Виктор, в день в России исчезают две деревни с лица земли. Сегодня 50 тысяч деревень в России насчитывают до 10 человек, а еще 50 тысяч насчитывают до 50 человек. Вот вы представляете? Такая же картина и в Ленинградской области полно таких деревень. Поэтому сегодня мы, когда живем с Господом Богом вместе, один раз на земле, и вот та радость, которую я сегодня испытываю, весеннюю, когда приезжаю в сад к себе и вижу эти цветущие яблони, черемуха, сейчас соловьи начинают петь – вот она радость жизни! Мы ее и должны создать человеку. И каждый из вас, вы мне признались, что вы тоже мечтаете на пенсии получить маленький участок земли. Это замечательно, потому что и такая возможность есть.

И это нормальная социальная инициатива, ведь Позгалева никто не остановил, он никого не спрашивал. Есть один еврейский анекдот. Абрам сбрил бороду, Хайм увидел, побежал к раввину и говорит: "Ребе, я хочу сбрить бороду, как Абрам". Тот посмотрел в Талмуд и говорит: "Нельзя по Талмуду". Тот говорит: "Так Абрам сбрил!" – "А он не спрашивал". Вот Позгалев сделал что-то подобное, потому что нет такого закона сегодня в России, который бы разрешал раздать землю бесплатно. Однако он, видимо, посмотрев законодательство по субъекту Федерации, принял вот такое волевое решение. И сегодня все молчат – и президент, и председатель правительства молчит. А Позгалев – молодец! Сегодня это революция, это последователь Петра Столыпина. Аман Тулеев там сделал. Я видел примеры великолепные развития в других областях наших, российских, где вот так пошли навстречу жителям.

Мы сегодня, петербуржцы, оказались опять в кольце блокады – кольцевой дороги. Поэтому Валерий Павлович не обидится, еще раз говорю, земли Министерства обороны, которыми является полигон, это земля не Валерия Павловича Сердюкова, не Ленинградской области, ее надо присоединять… Я сегодня говорил с офицерами, с членами Морского собрания города Петербурга, и я говорю: "Что вы бегаете, как курица с яйцом, вокруг Финского залива? Берите второе море. Вот давайте решать вопрос по полигону, присоедините его к Петербургу. Тогда отпадет возможность уплотнительной застройки, никто не будет ее упоминать. Там можно и Сити многоэтажный построить, как в Вене. В Австрии, в Вене построили многоэтажные огромные дома, американский Сити, и это не меняет облик австрийской столицы, она не потеряла своей привлекательности. Конечно, если мы на Невском сегодня отгрохаем… но никто и не собирается трогать. Город развивается планомерно, поэтому не будем говорить сегодня о кукурузине сегодня этой, высотном здании. Может быть, это и нормальный, кстати, процесс. А вот новый город строить, новый Петербург вполне возможно. Можно сегодня эти Ржевские пороховые… 20 минут – и ты на берегу Ладожского озера. Монорельсовую дорогу там нужно строить!

Виктор Резунков: Да, много проектов таких, конечно.

Василий Захарьящев: Там, говорят, земля отравлена. Да ничего там не отравлено! Весь город бомбили, Петербург, - никто не взорвался у нас, все, слава богу, бомбы обезвредили. И полигон этот обезвредят, только дай инициативу русским людям – они за два года эту землю преобразят.

Виктор Резунков: Давайте предоставим слово нашим слушателям. Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос касается именно садоводов. Вот вопросы по межеванию, когда все-таки этот сговор геодезистов удастся перебороть? Потому что элементарная, простейшая работа замерить прямоугольник, четыре точки, четыре угла – они берут не за работу, с соток и так далее. В Московской области это бешеные деньги берут! Это простейшая работа, которую студент может выполнить.

Виктор Резунков: Понятно, Александр, и не только в Московской области, кстати, а везде так берут.

Василий Захарьящев: Саша, спасибо за вопрос! Только что мы провели парламентские слушания, 26 марта, о законодательном обеспечении деятельности садоводов, огородников и дачников в России. Саша, вся страна била в бубен по этому поводу, особенно московские садоводы, потому что вот эта цена – 10-15 тысяч – я ее называю грабеж! Слава богу, еще только 15 процентов успели, но уже половину садоводов ограбили. Нельзя допустить, чтобы еще продолжался этот грабеж. Саша, я предупреждаю, это только начало. Почему? Мы сейчас приватизировали личные участки, садоводческие, а предстоит еще приватизировать землю общего пользования – это вообще абсурд, там обойдется еще дороже. Потому что дороги, канавы, зеленые полосы, там тоже придется делать кадастровые съемки. И некоторые уже начали собирать деньги, и стоимость для одного садоводства, если 500 домиков примерно, обойдется до 500 тысяч рублей. Ну, это абсурд полный! Поэтому, Саша, я говорю прямо всем садоводам-радиослушателям, которые нас слушают. Сегодня приняты законы, которые освобождают садоводов от необходимости проведения кадастровых работ. Достаточно сделать межевание по описанию – и регистрационная палата обязана вас зарегистрировать, ваше право на садовый участок. Но, с другой стороны, Саша, надо ли торопиться? Ну, кто вас заставил делать вот это межевание и приватизировать? У вас ведь есть свидетельство, и его никто не отменял. Голубые они, белые, эти свидетельства, разных цветов были при Ельцине…

Виктор Резунков: А если кто-нибудь отнимет кусок земли?

Василий Захарьящев: Никто не отнимет! Вот как раз здесь возникает вопрос, который вы задали. Чем плохо межевание по описанию? Я заплатил 100 рублей в регистрационной палате, и мне выдали свидетельство, где будет написано, что Василий Иванович Захарьящев имеет право на 6 соток в садоводстве "Рассвет" Раменского района Московской области. Но там будет написана одна фраза: "Границы земельного участка не уточнены". И через 5 лет у моих детей, через 20 лет, и у соседей возникнет вопрос, возникнет судебная тяжба, потому что границы не уточнены. То есть мы покупаем троянского коня, как говорится, и вот этот троянский конь может через определенное время взорваться. Поэтому я рекомендую все-таки подождать прямых действий правительства, Государственной Думы, нашей партии "Единая Россия", мы с ней заключили договор – все-таки дать свободу садоводам, освободить их от этого гнета. Дорогие друзья, ждите, мы обязательно решим этот вопрос! И недолго ждать, я говорю честно.

Виктор Резунков: Алла Павловна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Ну, во-первых, я председатель садоводческого товарищества уже 11 лет. Во-вторых, то, что вы хвастаете Валентину Ивановну, какая она хорошая, что сейчас садоводы не платят, пока они живут, - я 11 лет выдаю справки нашим садоводам – и они не платят ни за горячую, ни за холодную воду, ни за вывоз мусора, уже 11 лет, пока я председатель. И вопрос у меня к вам. Первое, вот по наследству получили, разделили двое детей, у каждого – право собственности на землю, то есть это два садовода. Но у них не 8 соток, а у каждого по 3,5 сотки. Значит, каждый должен платить полностью взносы или в зависимости от величины участка? Это первый вопрос. Второе, насколько меня поставили в известность, сейчас в Госдуме находится законопроект, что председателей садоводческих товариществ будет назначать администрация. Из каких соображений? Ну, во-первых, злоупотребления какие-то там, а во-вторых, председатель садоводства то, что платят налоги в казну администрации, он должен участвовать в распределении этих налогов, - вот из этих соображений якобы собираются принять законопроект о том, что председателей не выбирать собранием садоводов, а назначать администрацией. И третий вопрос, мы четыре года пытаемся получить кадастровый паспорт на землю общественного пользования. Вы знаете, это какой-то кошмар! Каждый раз к нам новые и новые претензии.

Виктор Резунков: Понятно, Алла Павловна, спасибо за вопросы.

Василий Захарьящев: Алла Павловна, вы знаете, задала такие вопросы, которые для всей страны сгодятся, это честно. Отвечаю на первый вопрос, главный. Алла Павловна, вы задали первый вопрос по поводу двух собственников – это вопрос яйца и курицы. Давно уже пришли к выводу: если два собственника, то они платят налог, потому что они пользуются отдельно машинами, пользуются отдельно светом и так далее, пользуются инфраструктурой, – это определяет устав садоводческого товарищества, и если вы в уставе садоводческого товарищества запишите, вы обязаны его выполнять. Потому что вы коммуна, другого закона нет для садоводов.

По поводу председателя, назначения председателей. Мы нарушим гражданские нормы нашего общественного развития, если будем сверху в общественную организацию назначать председателя. Речь шла о другом, что сегодня появились рейдерские захваты земли, злоупотребления председателей, и, пользуясь нашими слабыми законами о садоводстве, мы не можем их десятки лет снять с должности председателя. Особенно сегодня, когда земля в Московской, Ленинградской области, в других городах, субъектах Федерации стала страшно дорогой, это стало предметом наживы. Легко сделать печати, легко подделать протоколы, судебные тяжбы, а председатель слушает да ест. На собрания вы ходите слабо, явка не превышает 50 процентов, снять вы его не можете, и вот эта вакханалия идет и тянется. Поэтому регионы, некоторые наши садоводы предложили избирать председателя общим собранием садоводства и дублировать его назначение местным муниципальным органом, на территории которого находится садоводство. Иначе получается, что это "партизаны" на территории какого-то района, которые не подчиняются никаким органам власти ни по вопросам экологии, ни по вопросам взаимодействия и так далее. Но и государство, Алла Павловна, со своей стороны поступило немножко к нам, мягко говоря, неправильно. Все налоги, которые мы платим в местные муниципальный орган, земельный, садоводство не имеет ни одной копейки с этих налогов. Вот мы сейчас пытаемся устранить принятием нового закона эту диспропорцию, чтобы налоги, которые с нас собирают, пока нас не освободили от них, мы обязаны получать. В частности, в Ленинградской области очень много садоводств, у которых заключен договор с местным муниципальным органом, закон этот не опротестовала прокуратура, и половина собираемых налогов идет на инфраструктуру садоводческих товариществ.

Алла Павловна, от вашего имени хочу сказать большое спасибо Юрию Михайловичу Лужкову. Это правда, что вы сказали, садоводы Московской области без всяких мытарств много лет не платят за коммунальные услуги, это правда. В Петербурге просто произошел сбой. Здесь была такая же картина, много лет, 10 лет последние мы не платили, но вдруг какому-то чиновнику взбрело в голову, и они отменили это правило, затребовав справки о проживании не от председателя садоводства, а из органов милиции. Прокуратура восстановила статус-кво. И последнее, Юрий Михайлович Лужков в этом году выделил 500 миллионов на развитие садоводческих товариществ, имеется в виду на строительство дорог, линии электропередач. Кроме этого, Лужков выделил еще – я просто обязан сказать – помещение для Союза садоводов. Вы сегодня, Алла Павловна, можете прийти и найти защиту. Малый Спасоглинищевский переулок, дом 3 – здесь находится общественная приемная Союза садоводов России.

Ну, и, Алла Павловна, на ваш вопрос о землях общего пользования, я сам уже опередил вас и сказал, что мы сейчас должны ликвидировать это безобразие, не делать кадастровые съемки земель общего пользования. Потому что в новом законе, 93-м, который мы назвали "закон о дачной амнистии", написано, что садоводы должны провести собрания и принять решение о бесплатной приватизации. Алла Павловна, это троянский конь! Вы бесплатно его приватизируете якобы, не будете покупать эту землю, но вам сразу же, на второй день пришлют налоги на землю, за использование этих земель общего пользования. Это противоречие, это социальный маразм, я прямо сегодня говорю. Поэтому не беспокойтесь, держите с нами связь, Алла Павловна, я готов с вами встретиться в Москве, обязательно вас приму в удобное для вас время. Позвоните мне в приемную Госдумы, и я вас приму. Мы не будем тратить время сейчас радиослушателей.

Виктор Резунков: Иван из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день, уважаемая радиостанция. Такой животрепещущий вопрос. Вот я услышал вас, ну, думаю, ладно, с 1917 года вопрос о земле не решается, но это политес. Вот конкретно я, инвалид второй группы, мне 62 года, вот как я могу получить этот самый дачный участок и так далее? Как я могу в свете новых решений, вот конкретно скажите мне, пожалуйста.

Василий Захарьящев: Дорогой Иван, не знаю вашего отчества, все-таки инвалид, 62 года, простите меня, я скажу честно, не буду врать: не получите вы землю бесплатно. Вы ее можете сегодня только купить. Вот за это мы сегодня и боремся в Думе, это не голословные слова, я вам уже сказал, что партия "Единая Россия", в основном экспертный совет утвердил наши предложения в правительство по развитию и поддержке садоводства. Ваня, как раз исполнилось сегодня 80 лет книге Карела Чапека "Год садовода". Почитайте, актуальная книга и для сегодняшнего дня. Поэтому я сегодня говорю, что садоводы – это социальный стержень России. И таких, Иван, как вы, в России миллионы, которые бы желали сегодня получить землю. У нас в садоводствах пустуют десятки, сотни, тысячи садовых участков, брошенных, уехали давно люди и бросили эти садовые участки. Но нет механизма передачи брошенных участков, свободных, таким людям, как вы. Поэтому я вам говорю: не пройдет более двух лет – мы обязательно этот вопрос решим. Этот вопрос на себя взяла партия "Единая Россия". Это наш будет отчет перед избирателями на будущих выборах, чтобы не было болтовни, не было популизма дешевого. Поэтому мы заявляем: мы будем решать эти вопросы. В Думе готовится ко второму чтению новый закон.

Виктор Резунков: Там это отмечено?

Василий Захарьящев: Обязательно! Вот когда были парламентские слушания, нас слушают и другие садоводы, чтобы других вопросов не задавали сегодня, не повторялись, я прямо скажу, что во втором чтении готовится ряд поправок в закон о земле, закон о садоводах, и мы сегодня будем обязательно учитывать мнение таких радиослушателей, как Иван, который задал вопрос, как Алла Павловна и другие наши радиослушатели, которые пишут эти письма в Думу сегодня, и мы с радостью их воспринимаем. Потому что закон должен быть человеческим, чтобы мы не повторили "закон о дачном амнистии", который оказался предательский, попустительский закон сегодня к народу.

Виктор Резунков: Вы в свое время говорили, что для поддержки малых и частных сельхозпроизводителей вы предлагаете внедрять малые кредиты по аналогии с Индией. Вот расскажите, что тут конкретно.

Василий Захарьящев: Вы знаете, это вот тот пример, когда лауреат Нобелевской премии из Филиппин проделал огромную работу, и в числе его, так сказать, заемщиков оказались миллионы простых людей, и сумма кредита составляла от 50 долларов до 5 тысяч долларов. Это позволило сдвинуть с места, дать людям возможность именно прежде всего обустроить свои жилища, обустроить свою инфраструктуру. Вот мы говорили о Позгалеве, и та тема, о которой вы, Виктор, говорили, что мы дали землю бесплатно, вот мы объединим город с областью и начнем завтра, все-таки примем решение о выделении земли гражданам, жителям Петербурга. Это для примера просто, может быть, это будет и Москва, в Москве такая же проблема, Иван говорил вам. Но, кроме земли, мы должны дать обязательно беспроцентный кредит, без этого не может быть движения вперед. Это, может быть, даже окажется в нашей стране единственный механизм – я не оракул, но так чувствую – спасения нас от кризиса экономического, в котором мы оказались. Потому что, получив землю, люди будут видеть цель жизни, цель пребывания на этой земле. Ведь что такое пенсия? Виктор, вы завтра окажетесь не пенсии, вы, как сказали, человек уже немолодой, и вы будете выть от тоски в двухкомнатной квартире или в однокомнатной квартире, глядя на какую-то улицу, по которой ходят трамваи, вы будете лишены радостей жизни. Ну, там где-то раз съездите на природу за грибами. Но мне кажется, что у нас есть рецепт замечательный вот этого перехода от пенсии к новой жизни – это поездка, это иметь свой участок земли. Поэтому обязательно нужно финансирование, беспроцентный кредит, микрокредитование.

Я скажу, что я выполняю сегодня просьбу и поручение Виктора Алексеевича Зубкова, первого заместителя председателя правительства Российской Федерации, который попросил меня подготовить проект законопроекта о расширении прав получения беспроцентного кредита – беспроцентного, вдумайтесь – микрокредитования на садоводов. Сейчас его имеют право получать фермеры, где ставка рефинансирования покрывается государством, и личные подсобные хозяйства. Сегодня любой владелец личного подсобного хозяйства может получить кредит, допустим, там 10 тысяч рублей, 100 тысяч рублей, и государство за него заплатит ставку рефинансирования. А ставка рефинансирования нам сегодня известна с вами – 12,5 процента, но банк нам дает под 15 процентов, допустим, кредит, и то сейчас очень трудно, кстати, так вот, мы будем платить только 3 процента. А я думаю, по жизни надо и этого процента избегать. Все страны мирового развития, экономического нормального развития, как Россия, они давно от этого ушли. Они решали вот эти вопросы именно выделением беспроцентного кредита для того, чтобы поднять экономику своей страны. И вообще, Виктор, сегодня передача не о финансировании, не о бюджете, но это наша большая беда, это наша большая боль – вот эта ставка кредитования, которая есть в России, я думаю, под ней кроются огромные источники наших бед, вот эти 13 процентов, которые губят Россию сегодня, не дают нам развиваться, заморозили всю экономику.

Виктор Резунков: Сегодня снизил Сбербанк, по-моему, немного.

Василий Захарьящев: Ну, что они снизили – на полпроцента? Виктор, зайдите в банк и скажите, что вы хотите купить квартиру. Вам предложат за 25 процентов, ну, за 18 – самое минимальное.

Виктор Резунков: Виктор из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Василий Иванович, вы строптивый человек, настолько строптивый, что как из пулемета все. Вы поймите, вот вы сейчас обидели русского человека Ивана. Вы представьте, что этот человек потом в депрессию войдет, вы понимаете, его родня и семья. Это первое. Второе, тут вопрос государственный. Кому мы, китайцам будем оставлять землю? Да пускай хоть столетний старик будет заниматься этим делом, понимаете! Дайте русским подняться. Это второе. Третье, вот у меня лично, я предприниматель, у меня тоже есть план, как пристроить наших стариков. Восстановить все старые, заброшенные помещения, государственные, даже есть завод такой заброшенный, который имеет бронированные стены, где можно разместить 150 инвалидов. Вы понимаете или нет…

Виктор Резунков: Только я не понял, чем вы обидели Ивана.

Василий Захарьящев: Виктор, прошу прощения, я еще раз вернусь к Ивану. Отчество я не знаю, я попросил у него извинения, тем более инвалид человек. Я его не обидел, я не имел права ему врать. Нас слушают десятки, сотни тысяч радиослушателей, и если я сейчас Ивану повешу лапшу на уши, что, Иван, вы имеете право получить землю, - зачем так говорить? Я еще раз объясняю, что мы в течение ближайших двух лет попытаемся новым законом утвердить порядок предоставления свободных участков в садоводствах, порядок выделения земельных участков. Ведь, кроме Юрия Михайловича Лужкова, есть еще и Громов, губернатор Московской области, и там свои законы. Но если правительство примет такой закон о бесплатном выделении земли, значит, у Ивана есть прямая перспектива. Я сказал правду, что сегодня он может землю только купить.

Поэтому спасибо вам за ваш вопрос, Виктор, по поводу трудоустройства стариков, по поводу трудоустройства русской деревни, это наша боль сегодня, России, поймите меня правильно. Я не могу сегодня сказать вам рецепта. Я, к сожалению, не президент России, не председатель правительства, но я вижу те планы, которые мы сегодня в Думе, партия наша "Единая Россия", планы, которые у нее есть. Смотрите, программа "Жилье", программа Медведева строить миллион домов в год, она будет реализовываться, я это утверждаю с полной уверенностью. Потому что еженедельно у Виктора Алексеевича Зубкова проходят совещания, подготовка к реализации именно этой программы. Да, я внес свои предложения, что вот этот миллион домов начинать с садоводств, где есть уже готовые дороги готовые линии электропередач, дать микрокредиты людям, чтобы они могли обустроить свои жилища, чтобы в них можно было жить круглый год. Это нормальный процесс. Владимир Владимирович, вчера сказал: нормально, когда критикуют правительство, это нормальный процесс нашей жизни. И я говорю прямо, что здесь правительство не дорабатывает. Не просто в чистом поле построить миллион домов в год, а начинать надо с садоводств, где уже мы построили, где уже люди живут, и там быстрее мы получим отдачу сегодня. Так что, Виктор, не обижайтесь, пишите мне в Думу письмо, и я вам отвечу.

Виктор Резунков: Ольга Георгиевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Добрый вечер, господин депутат. Вы настолько хорошо рекламируете партию "Единая Россия", что меня все-таки вынудили позвонить на любимую мною радиостанцию Свобода. Что я имею в виду? Я являюсь бухгалтером дачно-строительного кооператива под городом Пушкиным. И заявляю со всей ответственностью, что ни один член нашего кооператива за последние 3 года не заплатил земельный налог. Мы устали ездить в налоговую инспекцию, которая находится в городе Пушкино, потому что ответы в течение этих трех лет были одни и те же, что не определена стоимость земли. Такой так называемый государственный подход. Ведь можно, в конце концов, было брать этот налог по старым ставкам.

Василий Захарьящев: Нет, я вас должен разочаровать, вы правильно сказали, что налог берется только на основании кадастровой оценки. Не все кадастровые органы в стране передали в налоговые инспекции оценку земли. Будьте любезны, напишите мне: Москва, Дума, Василию Ивановичу Захарьящеву. Я вам персонально отвечу – или с вами чай попьем, или я вам отвечу письмом.

Виктор Резунков: Скажите, а чем садоводы могут помочь государству в кризис? Наше время заканчивается, и я понимаю, что в одну минуту не уложиться, но все же.

Василий Захарьящев: Нас слушают люди, и боль души человеческой всей России, о чем мы сегодня говорим, это наша ахиллесова пята, нашей России. У России есть спасательный круг – это садоводы. Это дети, это ветераны, это продукция, которую они выращивают, своя смородина, огурцы, помидоры. Посмотрите, во время кризиса каждый день телевидение, радио, газеты начинают с садоводов: там инициативу проявили, там проявили. Наконец-то, слава богу, вспомнили. Я вношу в Думе предложение: установить праздник 2 мая – День садовода, перенести зимние каникулы на весну наконец-то.

Виктор Резунков: Пока не получилось.

Василий Захарьящев: Получится! Есть одобрение большинства депутатов, мы пробьем этот вопрос. Отменить декретное время в России, ну, ряд мероприятий еще.

Виктор Резунков: Спасибо, Василий Иванович.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG