Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Гость радиожурнала "Поверх барьеров" - историк спецслужб Борис Володарский, автор только что вышедшей на английском языке биографии знаменитого перебежчика Александра Орлова и книги "Фабрика ядов КГБ", которая готовится к печати в США и Великобритании.

В центре этой книги - убийство Александра Литвиненко. По словам автора, в этом преступлении "достаточно ясно" просматривается схема, которую советские спецслужбы применяли в прежние годы при спецоперациях за рубежом. Одним из самых известных случаев Борис Володарский называет убийство Георгия Маркова в Лондоне в 1978 году. Автор книги был знаком с Литвиненко и консультировал британскую полицию, когда его отравили.

- Согласитесь ли вы с тем, что в деле Литвиненко можно найти все главные смыслы эпохи Путина: с одной стороны, это история человека, в какой-то момент понявшего, что, находясь на государственной службе, он выполняет преступные приказы; и, отказавшись выполнять эти приказы, он был уничтожен. С другой стороны, это история государства, которое почувствовало себя безнаказанным благодаря нефтедолларам. И, наконец, это история тихого возвращения сталинизма, история крушения надежд на освобождение от советского прошлого.

- Да. Но это не новая черта режима. При Путине за последнее десятилетие повторились те негативные тенденции – и во внутренней политике, и во внешних действиях спецслужб - которые были и при Сталине, и при Брежневе. У меня есть приложение к книге
Можно говорить, что в последнее время преступления становятся намного более изощренными
о Литвиненко, где перечислены практически все более или менее известные покушения, которые были совершены за рубежом, начиная с 1922 года: убийство Игнаца Райса в Лозанне, случай с Кривицким, с Агабековым. Совершенно ясен и известен случай отравления Хафизуллы Амина в Афганистане, которого советские врачи в последнюю секунду спасли, чтобы штурмовавшая президентский дворец в Кабуле группа спецназовцев смогла его расстрелять. В главе, которая, как и книга, называется "Фабрика ядов КГБ", очень подробно проанализирована вся работа этой лаборатории, начиная с момента ее основания Лениным и кончая последними днями, когда применялись наиболее передовые яды, самые последние - радиологические. Да, можно говорить, что в последнее время преступления становятся намного более изощренными. Например, убийство Романа Цепова (несомненно, радиоактивным ядом) стоит в той же цепочке, что и отравление Александра Литвиненко, я совершенно уверен в этом. Предполагается, что Владимир Ряшенцев, который умер в Америке в июле 1997 года, тоже был отравлен радиоактивным ядом.

- Можно ли ждать, что кто-то из участников отравления Литвиненко когда-нибудь заговорит?

- Думаю, что нет. В книге я пытаюсь доказать всеми имеющимися в моем распоряжении аргументами и фактами, что это не Андрей Луговой отравил Литвиненко, что это работал профессионал, нелегал, офицер из управления нелегалов. Я думаю, что настоящий исполнитель этого преступления настолько закрыт в России, настолько прикрыт… Из Управления "С" перебежчиков за всю историю не было - может быть, один Кузичкин только, больше никого.

- То есть в номере отеля, когда яд попал в чайник, был еще четвертый человек?

- Нет, был как раз второй человек. Потому что там был Луговой и там был этот непосредственный исполнитель. Это было в первой половине дня, во всяком случае, до часа тридцати, в номере 441 в гостинице "Миллениум".

- Я понимаю, что книга ваша еще не вышла и не прошу открывать все тайны, пока она не появилась на прилавках, но, может быть, есть еще какие-то детали дела Литвиненко, которые пока еще совсем неизвестны публике?

- На самом деле публике известно огромное количество эпизодов, потому что, как вы знаете, этот случай освещался в прессе необыкновенно широко. Но много было искажений. Ведь что обычно делала советская разведка в такой ситуации? Вначале производится выход на объект, то есть, на будущую жертву. Это было обеспечено. Потом идет определенный период культивации, что тоже было обеспечено - в течение года Луговой, как известно, постоянно посещал Сашу в Лондоне, встречался с ним, они обсуждали разные вопросы, занимались разными, не очень важными, делами, из которых не особенно что выходило. После этого - что самое главное в операции - обеспечивается выход объекта на площадку, которая наиболее удобна для проведения операции, и на этой площадке совершается преступление.
В случае с Литвиненко была проведена гигантская операция прикрытия на первом этапе, она проходила под руководством личного спикера и пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова


После этого есть два возможных сценария: в одном случае службе удается "чисто" выйти из операции, в другом (как в случае с Анной Политковской или Литвиненко) приходится проводить третью стадию, которая является крупной и полной операцией прикрытия. В случае с Литвиненко была проведена гигантская операция прикрытия на первом этапе, она проходила под руководством личного спикера и пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, что уже само по себе говорит о том, на каком уровне отдавался приказ и на каком уровне происходило исполнение операции.

- Можно ли в таком случае назвать отравление Литвиненко, как и другое политическое убийство - Зелимхана Яндарбиева, провалом российских спецслужб?

- Нет. Дело в том, что цель-то операции достигнута. Другой вопрос - какой ценой. И выполнена операция, конечно, не с тем эффектом, которого бы хотелось. В результате Сергей Николаевич Лебедев, бывший шеф службы внешней разведки России, потерял свой высокий пост. Патрушев тоже поменял кресло, обменялся с Бортниковым. Кроме того, британские спецслужбы, можно сказать, совершенно случайно вышли на радиоактивный след в отравлении Литвиненко, обнаружив повышенную дозу таллия в его организме только на 17-й день. Таллий, как известно, это сопровождение полония, всегда так должно быть.

- Вы выбрали эпиграфом к своей книге слова Джорджа Сантаяны: "Тот, кто не помнит прошлого, обречен его повторить", и, я думаю, самое печальное в этой истории, что российское общество никаких уроков из нее не извлекает.

- Я тоже думаю, что это самое грустное. Моя книга выйдет в ноябре этого года, когда исполнится три года со дня трагической смерти Саши Литвиненко. Полагаю, будет сделано все, чтобы в России эту книгу не увидели. Но я надеюсь, рано или поздно интерес к этой истории проявится с новой силой.

Полная версия интервью с Борисом Володарским.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG