Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамзан Кадыров ведет демонтаж проекта "Ичкерия"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Сейчас у микрофона обозреватель Радио Свобода, эксперт по Северному Кавказу Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: 30 мая в эфире грозненского телевидения прошла вторая по счету программа "Точки опоры", вел которую сам глава республики Рамзан Кадыров. Как и первый выпуск двухмесячной давности, передача была выстроена в жанре массового публичного отречения различных политических, религиозных деятелей, чиновников Ичкерии от прежних идеалов. Захваченные в плен, возвращенные из Европы или просто поднятые в телеаудиторию из темных углов, бывшие сторонники независимости повествовали об убожестве той власти, которую они когда-то представляли.
Рамзан Кадыров сегодня ведет демонтаж проекта "Ичкерия" по двум направлениям. Одно - дискредитация самой идеологии сепаратизма. На этом фронте его успехи оценить довольно сложно, поскольку не так просто заглянуть в головы людей, чтобы определить, действительно ли они видят свое будущее в вечном союзе с Россией.
Но вторая линия - вполне эффективна. Похожую тактику в советские времена использовало КГБ. Кадыров обнажает всю беспримерную слабость людей, которые являлись отцами-основателями независимого чеченского государства. На передачах, они не просто каются, но и поносят своих бывших соратников и начальство, стараются обогнать друг друга в разоблачениях. И не их свидетельства политической несостоятельности Ичкерии, воровства, слабоволия ее руководителей производят наиболее тягостное впечатление. Именно нравственная несостоятельность людей, клявшихся верности ичкерийскому флагу, способна подвести черту под авторитетом так и не отстроенного до конца независимого чеченского государства.
Но в похоронной процессии, которую сумел отправить в поход Кадыров, все же не хватает ключевой фигуры - Ахмеда Закаева. Как бы ни были эфемерны правовые основания, на которых базируется правительство Ичкерии в изгнании, которое он возглавляет Закаевым, линии преемственности существуют и очень многим кажутся незыблемыми. Он последний, но и самый серьезный символ ичкерийской государственности, идею и формальные атрибуты которой удалось сохранить на чужбине.
Поэтому, надо полагать, Закаев так и останется политиком, которого под тем или иным соусом будут склонять к капитуляции Москва и кадыровские посланцы. Закаев при всех вариантах окажется в выигрыше, подобные контакты могут лишь упрочить его политическую репутацию. Не планируя принимать никаких самых выгодных предложений, он будет иметь возможность каждый раз объявлять о начале очередных политических переговоров, в которых, якобы заинтересована Россия.
XS
SM
MD
LG