Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убит министр внутренних дел Дагестана


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.

Андрей Шароградский: В Махачкале сегодня днем убит министр внутренних дел Дагестана генерал-лейтенант Адильгерей Магомедтагиров. Покушение было совершено во время свадьбы дочери начальника управления по налоговым преступлениям МВД Дагестана Абдулжапара Магомедова. По предварительным данным, из расположенного рядом 9-этажного дома по офицерам был открыт огонь из автоматического оружия. Министр был ранен и скончался, не приходя в сознание. Четыре человека получили тяжёлые ранения.

Олег Кусов: Министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров был расстрелян у банкетного зала. По предварительным данным, стрельбу вел снайпер. Тяжёлые ранения получили несколько человек. Рассказывает наш корреспондент в Махачкале Тимур Салимов.

Тимур Салимов: Когда министр в сопровождении нескольких сотрудников милиции вышел из банкетного зала и направился к своей машине, из расположенного напротив 9-этажного дома по ним был открыт огонь из автоматов. По предварительным данным, ранение получили четыре человека. Адильгирей Магомедтагиров получил пулевое ранение в область сердца. Он был доставлен в республиканский ортопедо-травматологический центр, но скончался на операционном столе. Начальник Управления по борьбе с налоговыми преступлениями МВД Дагестана полковник Абдулжапар Магомедов находится в больнице в тяжелом состоянии. Еще двое сотрудников милиции, в том числе охранник министра, получили ранения различной степени тяжести.

Олег Кусов: Эксперты не исключают, что к гибели министра может иметь отношение исламистское подполье. Методы борьбы Адильгерея Магомедтагирова с вооружёнными радикалами многие называют чересчур жёсткими. Эксперты говорят и о том, что гибель министра внутренних дел может существенно ослабить политические позиции нынешнего президента Дагестана Муху Алиева. Слово обозревателю газеты "Время новостей" Ивану Сухову...

Иван Сухов: Адильгерей Магомедтагиров, как никто, знал ситуацию в регионе, несмотря на то, что постоянно раздавались критические заявления в его адрес. Главная претензия, которая выдвигалась по отношению к дагестанской милиции, - это излишнее давление на фундаменталистов, не признающих авторитета официального муфтията. Считалось, что Магомедтагиров, благодаря тому, что оказывает излишнее давление на этот сегмент, как бы вталкивает дагестанскую молодежь в область радикализма, способствует тому, чтобы молодые люди пополняли ряды боевиков. Мы неоднократно встречались с Магомедтагировым, и я могу сказать, что у него была своя достаточно обоснованная точка зрения на этот вопрос, он считал, что все, что делает дагестанская милиция в направлении профилактики экстремизма, это правильный и единственно возможный выход из положения. Помимо всего прочего, в Дагестане сейчас такой политически сложный год, потому что в феврале будущего года истекают президентские полномочия Муху Алиева. В Дагестане существует точка зрения, что следующим президентом не будет Алиев, возможна замена. Как всегда в таких случаях, в кавказской республике образуется целый отряд людей, которые мечтают занять место президента, они создают обстановку политической конкуренции, которая в Дагестане традиционно сопровождается всякими разными обострениями. В этой ситуации конкуренции и противостояния Магомедтагиров был, конечно, одной из надежных опор Муху Алиева. Несмотря на то, что Адильгерей Магомедтагиров представлял собой такую самостоятельную величину в мире аварской политики, президент Дагестана - тоже аварец, милицейский министр, конечно, был одной из его надежнейших опор. Можно предположить, что позиции Муху Алиева ослабли в результате гибели министра внутренних дел Дагестана.

Олег Кусов: Найти замену Адильгерею Магомедтагирову будет непросто, полагает Иван Сухов.

Иван Сухов: Об отставке Магомедтагирова говорили уже несколько лет, подбирались различные кандидатуры, одна из дагестанских газет даже напечатала такой список кандидатов в министры внутренних дел Дагестана. Но если проанализировать этот список, станет ясно, что ни один из них не сможет восполнить Магомедтагирова, потому что это был человек колоссальной работоспособности, человек, который одним своим авторитетом мог держать в повиновении огромную систему дагестанской милиции. Трудно даже представить себе, как сейчас будет решаться вопрос о назначении министра, потому что только что, несколько месяцев назад, мы видели, как сложно оказалось назначить главу Управления Федеральной налоговой службы по Дагестану, кадровая замена продолжалась с течение полугода и вызвала огромный конфликт между республиканским и федеральным руководством и, кроме того, конфликт элит в самом Дагестане. Как сейчас будет происходить замещение должности такого ключевого министра, как министр внутренних дел, не очень понятно. Здесь, конечно, мнение Муху Алиева будет учитываться, видимо, в еще меньше степени, чем при назначении в УФНС, потому что Министерство внутренних дел во всех регионах, за исключением, скажем, Чечни, такая вертикально организованная структура, как решит федеральный министр, так и будет. Но известно, что федеральный министр Нургалиев как раз в последние годы был очень доволен деятельностью Адильгерея Магомедтагирова. Определенные круги в Дагестане воспримут любое новое назначение с облегчением, потому что сильна была критика в адрес Магомедтагирова. Но я не уверен, что любой, даже самый лучший кандидат на замену справится с тем объемом задач, с которым справлялся министр внутренних дел, который погиб.

Олег Кусов: Убийство одного из влиятельных представителей руководства Дагестана лишний раз напомнило о многочисленных проблемах вокруг этой самой сложной республики на Северном Кавказе, считает политолог Тимур Музаев.

Тимур Музаев: Убийство министра внутренних дел Дагестана вновь напомнило о нерешенной проблеме критической ситуации в этой республике. Ни смена элит, ни модернизация политической, общественной систем в Дагестане не прошла. А между тем социальная напряженность в этой республике нарастает, начиная с конца 80-х годов прошлого века. Проблемы накапливаются и просто откладываются. Нерешенность проблем социальной модернизации, обновления политической жизни Дагестана все время приводит к взрывам, террористическим актам, всплескам насилия. Причем, как мне кажется, в федеральном центре сейчас не особенно отслеживают ситуацию в Дагестане, и вот те критические события, которые происходят в этой республике, они подобно пузырям на воде, привлекают внимание общественности, а какие процессы происходят в самом Дагестане, не знает ни общественность российская, ни, мне кажется, особенно не знает и федеральное руководство, либо предпочитает просто закрывать на этой глаза, понимая, что вмешательство в борьбу кланов, в политическую борьбу в Дагестане опасно и может привести к непредсказуемым последствиям. Есть и другая версия развития этих событий: определенным силам в Москве, тем, кого обычно называют силовой ветвью власти, выгодна такая нестабильность в Дагестане, выгодна борьба кланов, и, если эти силы не подзуживают, то, во всяком случае, предпочитают смотреть на нарастание нестабильности в Дагестане сквозь пальцы и ничего не предпринимать. Деля власть между кланами в Дагестане, Москва пытается контролировать или дирижировать ситуацией. Однако, мне кажется, это скорее самообман, поскольку реальный контроль за развитием событий в Дагестане потерян, как в Махачкале, так тем более в Москве.

Олег Кусов: Адильгерею Магомедтагирову было 52 года. Он возглавлял республиканское МВД на протяжении 11 лет. На жизнь министра покушались несколько раз.
XS
SM
MD
LG