Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев выступил на Международном экономическом форуме


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Данила Гальперович.

Андрей Шароградский: Сегодня в Петербурге второй день работы Международного экономического форума. На форуме выступал президент России Дмитрий Медведев. Из пресс-центра форума передает наш специальный корреспондент Данила Гальперович.

Данила Гальперович: Второй день форума был связан прежде всего с появлением в зале пленарного заседания президента России Дмитрия Медведева и его выступлением. Начал российский лидер с того, что не разделил оптимистические ожидания экспертов по поводу того, что мировой экономический кризис уже пошел на спад.

Дмитрий Медведев: В последние недели, предшествующие форуму, на основных финансовых рынках стали наблюдаться определённые симптомы оживления, что дало основание как минимум ряду аналитиков говорить о том, что дно кризиса достигнуто, его наиболее тяжёлая фаза близится к завершению и недалеко начало оживления. Но, на мой взгляд, шампанское открывать ещё рано совсем. Недаром кто-то из экономистов подметил, что финансовый кризис – это растение многолетнее и очень живучее.

Данила Гальперович: Дмитрий Медведев достаточно критично описал ситуацию, в которую попала Россия, войдя в полосу экономических трудностей...

Дмитрий Медведев: Россия не избежала, да и по понятным причинам не могла избежать нынешнего кризиса в силу его глобального характера. Более того, надо признаться, что многие его тенденции оказались для нас даже более острыми. Это связано и с очевидными недостатками в структуре российской экономики, преодолеть которые за последние годы, за период реформ, мы, к сожалению, не успели. Я имею в виду понятное пресловутое доминирование в структуре нашего экспорта, а также на финансовых рынках компаний, которые занимаются только добычей сырья. Сказалось и то, что в силу отсутствия так называемых "длинных" денег в экономике, недостаточной глубины финансовых рынков и сохраняющейся высокой инфляции наша финансовая система до сих пор находится на относительно ранней стадии своего развития.

Данила Гальперович: При этом российский президент сказал, что меры, предпринятые российской властью в конце прошлого и начале этого года, были оправданными, а политика российского Центробанка по постепенному снижению курса национальной валюты зарекомендовала себя хорошо. В речи Дмитрия Медведева было много экономики - и предостережение от чрезмерного вмешательства государства в экономику, и критика сильного повышения налогов, да и вообще методы лечения финансовой системы, если делать вывод из позиции президента России, должны быть гомеопатическими, а не хирургическими, и о человеческой природе забывать нельзя.

Дмитрий Медведев: Конечно, любой кризис – это разочарование. Но мне бы хотелось закончить на том, что любой кризис не должен подвергать сомнению самоценность свободы и востребованные современным человечеством демократические, культурные и экономические ценности, ценности, которые рождались в очень трудной борьбе и которые всеми нами завоевывались на протяжении столетий.

Данила Гальперович: На губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко речь президента произвела большое впечатление, им она и поделилась с Радио Свобода.

Валентина Матвиенко: Дмитрий Анатольевич высказал несколько интересных идей и предложений о том, как должна выглядеть мировая экономика, финансовая система мира после кризиса. Это касается и резервной валюты, и реформирования мировых финансовых институтов. И что мне очень понравилось, что в ходе пленарного заседания его участники, а это известные в мире люди — и премьер-министр Японии, и господин Шредер, и президент Филиппин, и нобелевский лауреат, — делали акцент на том, что без участия России реформирование мировой экономической и финансовой системы невозможно, они все это признали, это очень приятно было слышать. Мне кажется, что Дмитрий Анатольевич по новаторски выступил. В целом я хочу сказать, я очень много общаюсь, все отмечают очень высокий уровень организации, ни малейшего сбоя, конечно, погода нас очень подвела, и мы по этому поводу очень расстраиваемся, но это единственное, на что мы реально не могли повлиять.

Данила Гальперович: А известный политолог Игорь Бунин говорит, что Дмитрий Медведев даже как бы борется с Владимиром Путиным, говоря об экономике и свободе, как рыночник и демократ.

Игорь Бунин: С моей точки зрения, существует две тенденции. Одна тенденция, очень слабенькая, пробивающаяся, с трудом расставляющая точки, - это тенденция Медведева, который пытается либерализовать, демократизировать и так далее, и тому подобное. Другая - Путин, который, в общем, когда он его назначал преемником, принял эту точку зрения, но внутренне она ему неприятна, вот человеку, построившему эту систему вертикали и "суверенной демократии", такой переход к более рыночной плюралистической системе неприятен. Внутренне он ее не принимает, понимая, что иного выхода нет.

Данила Гальперович: В соседних аудиториях тем временем шла речь о конкретных цифрах. Вот что вице-премьер Игорь Сечин рассказал о своем понимании ответа на вопрос: сколько должна стоить нефть?

Игорь Сечин: В ближайшие год-два за счет ранее вложенных средств Россия сохранит уровень добычи, но в перспективе этот уровень добычи может упасть и не только у нас, а вообще в мире. Сегодня, по данным Международного энергетического агентства, нефтяные компании во всем мире вложили на 21% ресурсов меньше в геологоразведку, естественно, это приведет в какой-то перспективе к падению уровня добычи. Поэтому справедливая цена, безусловно, должна стоимость денег включать, стоимость освоения новых месторождений, стоимость строительства инфраструктуры. Потому что сегодня тоже прозвучало, что до 67% действующих месторождений в ближайшей перспективе будут выработаны. Значит, от новых потребует строительство новых трубопроводов, энергетики новой, транспортной инфраструктуры, дорог элементарных. Это все войдет в справедливую цену, формирование этой цены. Поэтому надо все считать. По данным экспертов наших нефтяных компаний, цена, которая позволила бы в достаточно нормальном плановом режиме проводить доразвездку месторождений, осваивать новые месторождения находится в диапазоне от 70 до 80 долларов.

Данила Гальперович: При 70-80 долларах за баррель российской экономике действительно будет полегче, но стоит вспомнить, что именно при этой цене Россия перестала обращать особое внимание на то, что говорит о ее отходе от демократии остальной мир.
XS
SM
MD
LG