Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели - "посадки".

В понедельник на заседании правительства Владимир Путин, рассуждая о потоке контрабандных товаров в Россию, посетовал:

- И борьба вроде бы ведется, но что-то результатов мало. Результат в таких случаях - это посадки в тюрьму. Где посадки-то?

Прокомментировала это высказывание в интервью радио Свобода старший научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова Елена Шмелева.

- Елена Яковлевна, судя по телевизионной картинке, судя по тому, как цепко в этот момент оглядывал Путин присутствующих, наблюдая за их реакцией, эти слова не были спонтанными, произнесенными нечаянно и в сердцах…

- Я с вами согласна, но обратите внимание: так называемая спонтанная, непосредственная речь политиков, особенно политиков высокого уровня - это, как правило, домашние заготовки. Кажется, что это говорится неожиданно, ярко, по-народному, но, как правило, конечно, это подготавливается.
Слово "посадки" соответствует образу Путина: это образ жесткого руководителя, который наводит порядок

- Не всегда кажется. Но тут было очевидно, что это домашняя заготовка.

- Это совершенно соответствует имиджу нашего нынешнего премьер-министра и бывшего президента - такая апелляция к народу, такой популизм: говорить на понятном языке. Если о ком-то говорят – "он сидит", то все понимают, где. "Где сейчас Иванов?" – "Он сидит". Никто не подумает, что он сидит на стуле... Все понимают слово "посадки". Конечно, чаще его используют в другом значении - на даче у нас посадки все недавно проводили, или самолет может идти на посадку. А тут слова используется в совершенно правильном словарном, но – в довольно неожиданном значении. Используется не юридический термин, хотя Владимир Владимирович юрист, а именно живое, сочное народное слово. Дескать, мы с вами вместе понимаем, что надо делать с этими ужасными людьми – контрабандистами.

- Не только слово живое, сочное и народное, но и весь интонационный рисунок просторечный!

- А кроме того, процитированное вами высказывание опять-таки соответствует образу Путина: это образ жесткого руководителя, который наводит порядок. А порядок какими методами надо наводить? Конечно, тюрьмой…

- Других средств бороться с контрабандой, конечно, нет.

- Конечно!

- Присмотримся внимательней к этому слову - "посадки". Как вы уже отметили, оно в стране хорошо всем знакомо. Но, тем не менее, почему в таких случаях употребляют именно это слово, образованное от глагола "сидеть"? Почему никто не говорит, допустим, "лежать в тюрьме"?

- Понятно, в общем, почему. Образ этот очень доходчивый. Во-первых, в тюрьме не очень-то полежишь. Как известно, днем там нельзя лежать, надо сидеть на нарах. С другой стороны, в употребленных в соответствующем контексте словах "сидеть", "посадка" и им подобных прочитывается идея ограничения свободы, ограничения в передвижении. Ты не можешь идти, куда хочешь, а ты должен сидеть, то есть находиться в неподвижности, в неподвижном положении. Это такой образ. Вы, конечно, замечали, что есть люди, которые либо из суеверия, либо из остроумия, услышав что-нибудь вроде "Садитесь", отвечают: "Спасибо, не надо, еще успеем посидеть".

- Более того, не раз были ситуации, когда я говорила: "Садитесь, пожалуйста!" - и человек (уж это точно из суеверия) вздрагивал и торопливо поправлял: "Нет, так говорить нельзя. Нужно говорить: "Присаживайтесь, пожалуйста".

- Да, хотя это совершенно ни с какими нормами этикета или нормами русского языка не связано.

- Кроме того, нужно отметить, что у глаголов "садиться" и "присаживаться" разные оттенки смыслов.

- Конечно. "Присаживаться" - это ненадолго, присел и побежал дальше.

- Либо на краешек стула. В таком случае приставка "при" свидетельствует о неполноте действия. Но вернемся к этикетной формуле. Получается, что если я предлагаю именно присесть, то я не очень вежливо поступаю, потому что я предлагаю сделать это ненадолго?

- Да, это можно расценить как намек на то, что человеку предлагают присесть на краешке, а потом быстренько уйти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG