Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Human Rights First объявила сбор подписей в защиту Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Марина Дубовик: Международная правозащитная организация Human Rights First объявила сбор подписей в защиту искусствоведа Андрея Ерофеева и правозащитника Юрия Самодурова. В их отношении идет судебный процесс за проведение художественной выставки "Запретное искусство-2006". В экспозицию вошли произведения, не разрешенные к показу в московских галереях и музеях. Дело рассматривается в Таганском суде Москвы. Ерофеева и Самодурова обвиняют в разжигании религиозной вражды.

Мумин Шакиров: Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева обвиняют в разжигании религиозной вражды с использованием должностного положения согласно части 2-ой статьи 282-ой Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебный процесс в Москве начался еще летом прошлого года, но тогда его пришлось приостановить, так как Ерофеев попал в больницу с травмой позвоночника. Дело о выставке "Запретное искусство-2006" было инициировано после заявления в прокуратуру Олега Кассина, лидера движения "Народная защита", бывшего члена националистической организации РНЕ, который и обвинил кураторов выставки в глумлении над православием и искусством. Так разъяснил суть конфликта еще два года назад Андрей Ерофеев. По его словам, таких провокаторов можно было бы не замечать, не пиарить, но нападки на художников и организаторов выставок уже стали тенденцией: "Поэтому мы считаем, что нужно навести на них камеру и рассказать о них, об этих охотниках за неправославно мыслящими головами". Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров в середине прошлого месяца создали Комитет по защите культуры, в который вошли правозащитник Лев Пономарев, писатель Виктор Ерофеев, художник Елена Хейдиз и другие.
Говорит лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.

Лев Пономарев: Цель этого комитета, конечно, в первую очередь, что это создается на волне этого процесса – защитить Самодурова и Ерофеева. Но на самом деле, уже идут заявления и других людей, которые пострадали в сфере культуры. Ну, например, сейчас задержан Лоскутов в Новосибирске, художник Лоскутов. Теперь по поводу защиты. Процесс сейчас начался, я считаю, что чрезвычайно важным является консолидация общества в защиту Самодурова и Ерофеева. Прокуратура возбудила уголовное дело под давлением общества, на самом деле, вот православной общественности экстремистского толка. Есть такие "православные Талибаны", скажем так, они собирали сотни подписей по храмам и так далее. Если бы не было этого общественного давления на прокуратуру, может быть, процесса бы не было. Поэтому мы вот мы хотим обозначить такой центр защиты культуры, Самодурова, Ерофеева, чтобы собирать подписи. Сбор подписей сейчас идет, кстати, в Интернете, и можно поставить подпись на сайте "За права.ру". Мы будем составлять петиции какие-то. Я как член общественного совета при Прокуратуре города Москвы тоже попытаюсь что-то сделать. Уполномоченного надо втянуть в этот процесс в том смысле, что он должен публично высказаться на эту тему, как он относится, я имею в виду уполномоченного по правам человека Российской Федерации, Владимира Лукина, чтобы он высказался на эту тему. Ну, и так далее, и тому подобное.

Мумин Шакиров: Свои подписи в защиту Ерофеева и Самодурова поставили многие правозащитники, писатели и другие деятели культуры. Среди них художник и литератор Семен Файбисович.

Семен Файбисович: При этом я не могу сказать, что я полностью согласен в данном случае с кураторами и художниками. Потому что если в западном мире устраиваются такие провокации, то все понимают, и те, кто внутри арт-мира, и те, кто вовне, что это игры внутри художественного мира, они никогда не выплескиваются за его границы. Поэтому там, с одной стороны, все можно, а с другой стороны, в каком-то смысле никто не обращает на это внимание. А в наших условиях арт-мир – очень небольшое место, и со всех сторон – враждебная среда. Поэтому любой шаг неосторожный – это нарушение вот этой границы между арт-миром с его законами и нашим обществом, нашей культурой с ее какими-то представлениями, понятиями и законами. Мне, во всяком случае, представляется ситуация неоднозначной. Мне очень лично симпатичны и Самодуров, и Ерофеев, и я с ними с обоими знаком, и в хороших отношениях. И вообще, в данном случае они стали как бы такими нарицательными именами. А за этим еще стоят художники, которые в этом во всем участвовали. И вот это вопрос ответственности, по-моему, это такое важное слово.

Мумин Шакиров: Скажите, а почему власть вмешалась в этот процесс? Вот художники как-то по-разному отреагировали на эту провокацию, судя по вашим высказываниям, а власть однозначно приняла это "Запретное искусство" как вызов.

Семен Файбисович: Дело в том, что у нас власть крайне невежественна, и церковь крайне невежественна. И на это, в общем-то, и расчет. Потому что в цивилизованных странах власть просто не станет на это реагировать. Она понимает, что это не ее проблематика, не ее сфера, что она лезет не в свое дело. А здесь, во-первых, лезть не в свое дело – это святое дело, и все только этим и занимаются. У нас и большой советский опыт есть на эту тему. А с другой стороны, вот эти ее рефлексы нынешние – держать и не пущать – тоже ее провоцируют на то, чтобы активно на это реагировать. С властью все понятно, мне даже ее обсуждать неинтересно, потому что она на все так реагирует, она все считает, что она лучше всех во всем понимает, ничего ни в чем не понимая, и во все лезет. У нее там извилин нет, у нее только рефлексы. Поэтому вопрос в том, как художник будет играть с ее рефлексами, ее дразнить или он будет какими-то другими делами заниматься.

Мумин Шакиров: На днях на сайте "Грани.ру" появилось сообщение: президент Международной лиги прав человека Роберт Арсенолд переслал послу России в США Сергею Кисляку обращение Елены Боннэр и Сергея Ковалева в поддержку Самодурова и Ерофеева, в котором говорится, что данное уголовное дело – это "проявление разгула реакции, неприемлемое в правовом светском государстве". 29 мая этого года процесс по делу Самодурова и Ерофеева возобновился в Таганском районном суде Москвы.
XS
SM
MD
LG