Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы сохранения исторического наследия Москвы


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марк Крутов: Чиновники Москомнаследия выступили с отчетом перед журналистами о состоянии более чем 3,5 тыс. памятников истории архитектуры федерального и регионального значения, которые находятся на территории российской столицы. По их словам, ведомство постоянно ведет работу по выявлению новых объектов, которые затем ставят под охрану государства. Однако не редки такие случаи, когда такая мера не спасает памятники от уничтожения, даже если они охраняются государством уже очень давно, заявляют независимые эксперты.

Лиля Пальвелева: В Центральный дом журналиста на пресс-конференцию, посвященную охране и учету памятников культурного наследия, работающих в этой сфере чиновников пришло не меньше, чем журналистов. Из слов председателя Москомнаследия Валерия Шевчука следовало - он возглавляет солидную структуру.

Валерий Шевчук: Наш орган по охране памятников является самым многочисленным на территории Российской Федерации. Недавно в Питере Росохранкультура проводила семинар всех органов по охране памятников, с гордостью в наш комитет прозвучало, когда мы озвучили нашу численность, был такой тихий восторженный шум относительно того, что в Москве есть такой комитет, есть такая численность - 318 человек. Когда всего лишь в нескольких субъектах Российской Федерации действуют отдельные органы по охране памятников, а в большинстве они находятся в составе департаментов или отраслевых подразделений по культуре, и составляют всего лишь несколько человек.

Лиля Пальвелева: Все выступавшие на пресс-конференции рисовали благостную картину. Во всяком случае, ни об одном снесенном старинном и обладающем при этом историко-культурной ценностью доме (а таких примеров множество!) речи не было. Зато Валерий Шевчук сообщил следующее:

Валерий Шевчук: За последние два года постановлением правительства Москвы было поставлено под региональную охрану более 200 объектов. Так в 2007 году было выпущено шесть постановлений правительства Москвы, в 2008 году было выпущено три постановления Москвы. Сейчас готовится очередное постановление о постановке под государственную охрану более 100 выявленных объектов культурного наследия. Всего же в настоящий момент в Москве существует около 1 тыс. заявленных и более 1,5 тыс. выявленных объектов культурного наследия. Здесь нам удалось добиться существенных успехов в организации данного этапа системы охраны объектов культурного наследия.

Лиля Пальвелева: В списке выявленных памятников (то есть, зданий, раньше относящихся к рядовой застройке, а затем признанных достойными того, чтобы оказаться под охраной государства) оказался тот самый особняк, в котором находится Дом журналиста. Особняк на Никитском бульваре и вправду хорош - нарядный фасад с лепниной, внутри и старинная планировка сохранилась, и декор двух великолепных залов - мраморного и каминного. В прежние времена дом (тогда еще в окружении снесенных теперь зданий-ровесников) любили снимать телевизионщики - типичный уголок старой Москвы. Сейчас на него страшно смотреть. Двор изуродован входом в ресторан в стиле хай-тек. Сразу за боковой стеной - огромный котлован. Того и гляди, дом сползет в него, поскольку не выдержит ничем не неукрепленный фундамент. Валерий Шевчук на вопрос - не приведут ли к утрате или разрушению этого объекта полномасштабные строительные работы, которые ведутся в непосредственной близости от него? - отреагировал так:

Валерий Шевчук: Темой нашей сегодняшней пресс-конференции являются вопросы выявления и постановки под охрану. Я думаю, что то, что Дом журналиста представляет историко-культурную ценность, то, что еще в 80-е годы он был определен как выделенный объект культурного наследия, и с этого периода времени не было принято решения о постановке его под региональную охрану, наоборот, будет являться констатацией его историко-культурной значимости и дополнительным механизмом защиты от возможных поползновений, с точки зрения, освоения градостроительной территории, которая существует вокруг. Поэтому ваш вопрос абсолютно понятен. Наше решение адекватно с точки зрения решения тех проблем, которые вы задаете в этом вопросе. Дальше мы будем обеспечивать соответствующий контроль за тем, чтобы никакие действия не могли повлиять на то, чтобы этот памятник подвергался какому-то воздействию или какому-то риску его утраты.

Лиля Пальвелева: Если вопрос понятен, то ответ - нет. Более внятный ответ дал главный археолог Москвы Александр Векслер, который возглавил недавно созданный Историко-культурный экспертный совет при Москомнаследии.

Александр Векслер: Когда работы проводятся, их сопровождают археологические исследования, а также экспертиза, связанная с инженерное геологией. На этом участке такие работы были проведены в полном комплексе. На этих котлованах на Воздвиженке и у самого Домжура проводились охранные работы. Культурный слой была разобран вручную, дал очень интересные результаты. Что касается сохранности фундаментов, то ни один миллиметр, как показали здесь маяки специальные, не был сдвинут.

Лиля Пальвелева: Будем надеяться, не сдвинется и при дальнейшем строительстве, которое при таких значительных объемах работ без вибраций почвы не обходится.
Недавно при правительстве Москвы создана Межведомственная комиссия по постановке на учет памятников культурного наследия. Но если бы Домжур не числился среди выявленных объектов, а был бы наконец признан памятником, то есть поставлен под охрану государства, его судьба оказалась бы более благополучной? Константин Михайлов, координатор общественного движения "Арх-надзор" в этом не уверен.

Константин Михайлов: 100-процентной гарантии учет не дает. В случае, когда, скажем, такие памятники, которые стоят уже в течение 50 лет, как было с усадьбой Глебовых-Стрешневых-Шаховских... Усадьба - памятник федерального значения, стоит на учете с 1960 года. Тем не менее, там начат осуществляться "проект реставрации", в результате которого промежуточным итогом стало полное уничтожение корпусов XVIII века, которые образовывали один из самых оригинальных в Москве усадебных дворов. Все это превосходным образом снесено до основания.

Лиля Пальвелева: Наверное, тогда более проблематична судьба тех памятников, которые только выявлены?

Константин Михайлов: Те, что выявлены, они по закону должны быть в течение года либо выведены из этого статуса, либо им должен быть присвоен статус обычных регулярных памятников регионального значения. Этого требует закон. Их накопилось достаточно много. Надо теперь посмотреть, как будет работать эта Межведомственная комиссия - действительно ли она будет выявленные памятники переводить в регулярные, или она их будет отсылать обратно в объекты исторической среды, которые практически ничем не прикрыты от реконструкций.

Лиля Пальвелева: По вашим прогнозам, успеет ли комиссия справиться с таким объемом работы до конца года?

Константин Михайлов: Комиссия успеет справиться. Задача, как известно, ставятся. Задачи выполняются. Другое дело, каким будет качество этой работы, потому что там всего около 2,5 тыс. памятников надо рассмотреть. Если даже комиссия будет заседать каждую неделю, то по таким скромным подсчетам, она там должна порядка 100 памятников каждый раз разбирать.

Лиля Пальвелева: И что это значит на практике?

Константин Михайлов: Есть опасение, что значительное количество объектов будут либо не наделены статусом объекта культурного наследия, либо будут вычеркнуты из списков заявленных памятников. Потому что в положении о комиссии есть такие пункты, как то, что основанием для отказа наделения памятника могут служить некие ранее выданные согласования по проекту, могут служить имеющиеся контракты на работы на данном участке, то есть вещи, совершенно далекие от культурно-исторических материй.

Лиля Пальвелева: Сообщает Константин Михайлов.
XS
SM
MD
LG