Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Друбич - это качество, не количество


Валентин Барышников

Валентин Барышников

В воскресенье, 7 июня, был день рождения актрисы Татьяны Друбич. Основываясь на данных, полученных из интернета, многие СМИ сообщили, что у Друбич юбилей - 50 лет. В нескольких интервью актриса заявила, что в интернете ошибка - ей 49. И если ее поздравлять, то не с юбилеем, а с премьерой - на днях публике представлен фильм Сергея Соловьева "Анна Каренина", где Друбич играет главную роль.

Неделя выдалась богатой на юбилеи важных и интересных людей (а впрочем, как и любая другая): Пушкину - 210, Исайе Берлину - вовсе ровные 100… Но, конечно, о Берлине лучше написал бы Иван Толстой, а Пушкина я обещаю вскоре процитировать.

Но вот сообщается еще об одном юбилее, поразительном.

Бог мой, ей 50. Этой девочке с французской книжкой и в венке - 50, бродящей в мужском плаще в ялтинской дымке - 50. Теперь вроде выяснилось, что нет, не 50, но все равно - вопросы остались.

Вопросы эти, конечно, не к ней. Она из женщин, которые живут сразу во всех возрастах и с юности смотрят взрослыми глазами, а в зрелости несут что-то девичье, ребячливое - от той серьезной девочки с книжкой. И оттого в этой зрелости есть такое достоинство, содержательность, глубина и красота.

Глядя на ее фотографии, немногочисленные телевыступления, читая ее интервью, иногда кажется, что она вымышленный персонаж, так закончен ее образ, настолько он неотделен от ее киновоплощения - она не играет, а существует, какая есть.

И удивительно, как подходит ей русская классика - с тех соловьевских "Ста дней после детства". Хотя тот фильм был устроен на
Киноактриса, врач, общественный деятель - в этом и вовсе есть что-то чеховское. Спокойная молодая мудрость...
Лермонтове, ее героиня, конечно, принадлежала другому поэту. Вновь вспомним, как мы впервые увидели ее - в венке и с французской книжкой, в саду. Вспомним припухлость губ, туманность взгляда. Впрочем, четырехстопный ямб - не мой конек: "...Итак, она звалась Татьяной".

Задумчивость, ее подруга
От самых колыбельных дней,
Теченье сельского досуга
Мечтами украшала ей.


И вот теперь она - Анна Каренина. И вот что о ней пишут.

...не потому, что она была очень красива, не по тому изяществу и скромной грации, которые видны
были во всей ее фигуре, но потому, что в выражении миловидного лица, когда
она прошла мимо его, было что-то особенно ласковое и нежное...

Киноактриса, врач, общественный деятель - в этом и вовсе есть что-то чеховское. Спокойная молодая мудрость - про таких людей всегда жалко, что их жизнь проходит не рядом с твоей, что они - не твои друзья, что нельзя позвать их на чай и проговорить весь вечер. Но еще раз повторю - не о ней сегодня речь, не о ее несостоявшемся юбилее. Речь обо мне.

Все эти 50, 49 или вообще любые цифры - они не ее касаются, а меня. Это себе приходится удивляться - неужели мне уже не 17, не 25, не 31. Это бесконечное удивление собственному возрасту.

И тут еще герои любимых книг, предатели, не стареют.

Робби из "Трех товарищей" в начале книги отмечает 30-летие - и я ведь помню, как думал: каково это, тридцать лет, а? А потом вдруг - бац, случайно попадается книжка на глаза, перечитываешь и думаешь - господи, совсем дети еще.

Ни опыта какого-то особого за собой не замечаешь, ни мироощущения специфического, взрослого, нет. Просто цифры, ну и выносливость похуже, чем раньше.

И, возвращаясь к девочке в венке, вновь и вновь с полным правом звучат ее первые слова, обращенные ко мне: "Ты все такой же идиот. Вот сколько тебя знаю, не меняешься".

И это правда, обо мне, не о ней.

Так что, в общем, с премьерой вас, Татьяна, и с днем рождения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG