Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Причины появления моббинга


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Копенгагене Сергей Джанян.

Кирилл Кобрин: Очередная история Запада и Востока из Дании. Речь пойдет о так называемом моббинге. Так обозначают психологическое насилие, травлю человека в коллективе, как правило, сотрудника - с целью его последующего увольнения. Моббинг также широко распространен в школьной среде - дети нередко издеваются над своими одноклассниками, которые не так одеваются, имеют избыточный вес, чересчур прилежно учатся и так далее.
О причинах этого явления и о том, как с моббингом пытаются бороться в Дании - беседа нашего скандинавского корреспондента Сергея Джаняна с членом правления датского Национального совета по делам детей Эльзой Гульдагер.

Сергей Джанян: Жестокой забаве моббинга пожалуй, лет не меньше, чем самому человечеству - и все же, когда на это явление всеръез обратили внимание?

Эльза Гульдагер: Понятие "моббинг" было введено в оборот в начале 80-х годов прошлого века, когда шведский врач-психолог, профессор Хайнц Лейманн проводил исследования психологического климата в рабочих коллективах Швеции. Ученый выделил особый тип поведения, названный им "моббингом" (от английского "mob" - толпа), и охарактеризовал его как психологический террор, проявляющийся в систематических враждебных действиях одного человека или группы людей, направленных против другого члена коллектива. Лейманн описал более четырех десятков вариаций моббинга - таких, как высмеивание, коллективный бойкот, утаивание информации и распространение лживых слухов, повторяющиеся придирки, обидные выкрики и тому подобное…

Сергей Джанян: В чем смысл и причина моббинга с психологической точки зрения?

Эльза Гульдагер: Стимулов к возникновению моббинга не так и много. Один из главных - это страх, являющийся одной из самых сильных наших эмоций. Не секрет, что в коллективе проявляется настороженное отношение к тем, кто "не такой, как все", "чужак". При этом моббинг по причине такого страха не возникает в новых сообществах, где, по сути, еще нет разделения на "своих" и "чужих". А вот в устоявшемся коллективе реакция моббинга вполне вероятна, как только в группе появляется новичок с неординарным поведением или внешностью.
Другой причиной, запускающей механизм моббинга, является внутреннее напряжение всего коллектива. Оно возникает по самым разным причинам, но бесконечно копиться не может - требуется выход, разрядка. И как только один из членов группы спровоцирует негативный выплеск эмоций в свой адрес, то разовая агрессия, подогреваемая всеобщим напряжением, может перерасти в полновесную эмоциональную травлю.
Ну, и еще одна причина моббинга - это безделье и скука. Когда члены группы, будь то школьный класс или взрослый коллектив, заняты выполнением поставленных перед ними задач, им просто нет нужды тратить время и силы на психологический террор. А профессиональная невостребованность вполне может быть компенсирована агрессией - оттого, кстати, в коллективах нередко третируют хороших учеников или инициативных работников.

Сергей Джанян: Что из себя себя представляет типичный школьный моббер?

Эльза Гульдагер: Один из распространенных мифов гласит, что зачинщиками моббинга являются неуверенные в себе личности. Но это совсем не так. Как правило, мoбберы - это физически сильные ученики с большим самомнением и высоким уровнем агрессии по отношению к детям и взрослым. У них отмечается выраженная тяга к насилию и низкий уровень эмпатии - они не испытывают чувства сопереживания и не в состоянии поставить себя на место своих жертв, чтобы пережить их ощущения. Результаты социологических исследований свидетельствуют, что дети-мобберы в четыре раза больше остальных рискуют быть втянутыми в сферу молодежной преступности.
К этому следует добавить, что инициаторами травли необязательно бывают лишь школьные силачи. Если сильные дети измываются над другими от скуки или для собственного удовольствия, то слабые делают это, чтобы упрочить свое шаткое положение в школьной иерархии.
Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, в Дании моббером является каждый десятый ребенок школьного возраста - при этом 12 процентов датских мобберов в свое время сами подвергались коллективной травле и издевательствам. Это число значительно выше, чем в соседних Норвегии и Швеции, где таких детей - психологи называют их "двойными агрессорами" - насчитывается не более 3-4 процентов.

Сергей Джанян: Возникает ощущение, что моббинг становится обыденным явлением в датских школах. Возможно ли этому противостоять?

Эльза Гульдагер: Для ребенка, особенно ученика младших классов, моббинг - это мощнейший стресс, приводящий к физическому и эмоциональному истощению, а нередко и к различным соматическим заболеваниям. И вполне понятны чувства родителей ребенка, подвергающегося издевательствам в школе. Однако в такой ситуации самым неудачным решением было бы стремление родителей самим разобраться с обидчиками.
С 1 августа этого года в Дании вступает в силу закон, официально обязывающий администрацию школ препятствовать моббингу. Применение этого закона на практике предполагает выработку учебными заведениями стратегии борьбы с хулиганством. Так, например, учителя во время перемен должны внимательно следить за обстановкой на школьном дворе, чтобы вовремя вмешаться в конфликт.
Однако следует понимать, что никакой закон, даже самый хороший, не может гарантировать ребенку комфортные условия пребывания в коллективе. Поэтому если родители видят, что ситуация с моббингом зашла в тупик, не остается иного выхода, как переводить ребенка в другую школу.

Сергей Джанян: Говорит член правления датского Национального совета по делам детей Эльза Гульдагер.
XS
SM
MD
LG