Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как отразился экономический кризис на кинематографическом процессе в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шарый: Сегодня первый рабочий день 20-го, юбилейного кинофестиваля "Кинотавр", который открылся в Сочи в минувшее воскресенье. На открытии показали фильм "Короткое замыкание" режиссеров Петра Буслова, Ивана Вырыпаева, Алексея Германа-младшего, Кирилла Серебренникова и Бориса Хлебникова, такая вот компания. Сегодня в конкурсе два фильма "Европа-Азия" Ивана Дыховичного по сценарию братьев Пресняковых и фильм "Кислород" Ивана Вырыпаева по его же собственной пьесе, которая переведена почти в 70 странах и ставилась во многих из них с большим успехом.
О том, как начался фестиваль "Кинотавр" и чего, собственно говоря, ждать от этого киносмотра в этом году, я беседовал со специальным корреспондентом Радио Свобода на фестивале Мариной Тимашевой.
Всего 12 фильмов, короткий список, в одних СМИ пишут о том, что представлены работы молодых режиссеров, но там Иван Дыховичный, которого к дебютантам не отнесешь. В какой степени конкурсная программа отражает вообще суть и основные направления кинопроцесса в России? Все-таки это главный кинофестиваль российского кино.

Марина Тимашева: По части молодости и зрелости тут очевидный перевес имеет наша молодежь. Потому что, безусловно, нельзя назвать дебютантом, скажем, Сергея Снежкина или Ивана Дыховичного, да, впрочем, и Веру Сторожеву, и Бориса Хлебникова, да всех фактически режиссеров, участвующих в конкурсе (тут только два дебюта), трудно таковы признать. Но только по сути дела два, Иван Дыховичный, ему за 60 чуть-чуть лет, Снежкину лет 55, остальные люди, я про женщин не говорю - они все 70-е годы рождения.
Фестиваль есть фестиваль. Мы с вами знаем, что у кинокритиков и у киноведов в ходу такой термин, арт-хаус они это называют, или фестивальное кино, фильмы, которые имеют обыкновение выбирать к участию в фестивале отборщики, эксперты, профессиональная аудитория. Как вы сами понимаете, мнение экспертов и профессионалов в кино практически не имеет точек соприкосновения с тем, что происходит в реальности с тем кинематографом, который хочет видеть зритель. Надо сказать, что я в этом отношении гораздо в большей степени отношу себя к зрителям, чем к профессионалам. Есть фильмы большие, затратные, бюджетные, которые ставят телевизионные каналы, которые имеют благодаря телевизионным каналам в основном большую рекламу, большой прокат в кинотеатрах и так далее, с одной стороны.
С другой стороны, есть фильмы, снятые людьми, которые претендуют на то, чтобы называться авангардом, фильмы, которые могут примирить взыскательную профессиональную аудиторию и аудиторию, которая хочет ясного изложения понятной истории человеческой жизни и отношений людей. "Кинотавр", как кажется, в этом году пошел по такому общефестивальному пути, хотя я предполагаю, что у них не было другого выбора.

Андрей Шарый: Марина, именно этими причинами объясняется, например, то обстоятельство, по которым в "Кинотавр" не попала картина, скажем, Павла Лунгина "Царь", которая была представлена недавно в Каннском фестивале, не в основной, правда, программе, но, в общем, было бы логично, чтобы российский самый большой кинофестиваль включал в себя и такого рода громкую работу. Фильм Лунгина, как известно, откроет фестиваль Московский международный. Почему так происходит?

Марина Тимашева: Павел Лунгин здесь. То есть, если ходят слухи о том, что "Кинотавр" противопоставляет себя Московскому международному фестивалю, что это имеет какую-то связь с тем, что происходило во время съезда и с Никитой Михалковым, и так далее, то, видимо, это неверно. Потому что оба фестиваля демонстрируют взаимное друг к другу уважение. Это означает, что на фильм "Царь" претендовал Московский международный кинофестиваль, они каким-то образом договорились с "Кинотавром", что этот фильм будет представлен там. Вероятнее всего, Павлу Лунгину это тоже выгоднее, при этом он же еще примет через некоторое время бразды правления, он будет председателем жюри Московского международного кинофестиваля. И "Кинотавр", то есть его руководители, и руководство Московского международного кинофестиваля все время публично говорят о том, что в этом году их отношения стали намного лучше и договариваться им намного проще.

Андрей Шарый: Хватает в Сочи красивых женщин в открытых платьях, которые дефилируют вместе со своими представительными спутниками по дорожке возле Зимнего театра. Фестиваль "Кинотавр" поры экономического кризиса. Заметно ли, что труба пониже, чем в минувшие годы?

Марина Тимашева: Честно говоря, как-то перед фестивалем были какие-то опасения. Но когда мы приехали сюда, вроде бы совершенно ничего не ощущается. Тот же самый огромный чартер, который летает взад-вперед и перевозит тонны кинематографических людей. Та же самая звездная дорожка и тот же самый Зимний театр. Та же самая красивая, сделанная, выстроенная церемония с участием известных и знаменитых лиц. После фильма-открытия был банкет, как всегда, на пляже у гостиницы "Жемчужина", по сравнению с прошлым годом он был значительно богаче. Сказать правду, так это не ощущается. Но, есть что-то в атмосфере, то, что невозможно на самом деле передать словами. Это не в разговорах, не в том, как все выглядит, но что-то, какое-то беспокойство, как будто бы исходит от людей. В общем-то, оно понятно, потому что все говорят, что многие проекты стоят. В этом году, например, отменили такую маленькую часть "Кинотавра", когда люди молодые могли представить свои сценарные заявки, а их слушали люди, о которых зависит кино, у которых есть деньги и так далее, они могли что-то выбрать. И вот в этот сценарий, который был награжден, вложить денежки и снять кино. В этом году его отменили, потому что говорят, что непонятно, возможно ли вообще будет снимать кино.

Андрей Шарый: Марина, есть в атмосфере осадок от конфликта вокруг Союза кинематографистов? Все-таки я видел уже на экране телевизора людей из разных лагерей, там Федор Бондарчук, кого-то там только нет, вы упомянули Лунгина. И вся, так сказать, демократическая оппозиция, назовем это так, тоже собралась сейчас в Сочи. Чувствуется вот этот раскол?

Марина Тимашева: Если не считать того, что сами кинокритики, конечно же, продолжают очень бурно обсуждать даже не события, которые предшествовали, скажем, "Кинотавру", обсуждает в основном, конечно же, ситуацию Гильдия киноведов и кинокритиков, будет ли Виктор Матизен президентом этой Гильдии или все-таки каким-то образом удастся его просто изгнать из членов Союза кинематографистов. Об этом люди очень много говорят, это их беспокоит. Но сказать, чтобы это выливалось в какой-то конфликт или как-то было бы очевидно, что, например, один товарищ идет по левой стороне звездной дорожки, а другой старательно обходит его с правой стороны, не здороваясь и закусив удила, нет, этого ничего нет.
XS
SM
MD
LG