Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Минский экономист Леонид Заика о подоплеке ограничений на ввоз белорусской молочной продукции в Россию


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие белорусский экономист Леонид Заика.

Андрей Шарый: О политико-экономической подоплеке ограничений на ввоз белорусской молочной продукции в Россию я расспросил известного минского экономиста, директора центра "Стратегия" Леонида Заику.

Леонид Заика: С начала этого года очень мощная инвазия белорусских молочных продуктов в Россию, в физическом объеме прирост составил 37 процентов. Рынок в России где-то примерно миллиардный, миллиард долларов, поэтому вполне логично предположить, что молочное лобби, Министерство сельского хозяйства, а также российский бизнес лоббировали и добились того, чтобы приостановили поставки белорусского молока. Хорошая доля рынка, очень хороший сегмент - миллиард, за такие деньги можно немножко и потрудиться.

Андрей Шарый: Как вы думаете, речь идет о политическом решении Москвы?

Леонид Заика:
Это хорошая политика, это и есть проведение экономических интересов. Смотрите, у нас сдерживался примерно на 2-7 процентов экспорт молока в Россию. Беларусь неплохо в позапрошлом году экспортировала молоко, скажем, в Японию, что вообще удивительно, в страны Латинской Америки, страны арабского Востока. То есть с точки зрения технологической, маркетинговой политики белорусы могли бы переориентироваться гораздо большими потоками на другие страны. Лень и неумение работать в маркетинговом таком хорошем, интенсивном режиме составили то, что на Россию - больше 90 процентов продаж. Политическое решение Москвы может быть только связано с тем, что такого рода действия есть проявление совершенно нового геоэкономического оружия. Мне приходилось писать два года назад о том, что не МАЗ, не МТЗ определяет реальные экономические проблемы, которые рождаются в торговле с Россией, а производство мяса и молока, потому что захватывает свыше 120 заводов. Если эти поставки молока и мяса прекращаются, то в этом случае предприятия сельского хозяйства, колхозы, совхозы остаются без денег, и это очень мощный удар по режиму Лукашенко. Применить такое оружие вполне можно. Здесь смешанная группа интересов, и стоит поставить на колени производителей молока в Белоруссии, молочных продуктов, эти заводы окажутся в интересном финансовом положении, и их можно будет скупить совершенно задешево, за так. И если российский бизнес такую схему продумал, апробировал, то его можно поздравить с тем, что они начали более-менее грамотно работать на внешних рынках.

Андрей Шарый: То есть вы думаете, что если этот запрет будет продолжен, и вот эти бумаги не будут оформлены, молочная промышленность Белоруссии... трудно ей придется, да?

Леонид Заика: Я думаю, что вопрос не в бумагах. Белоруссия осталась последней страной с государственной собственностью, с большой долей, и пора бы уже распатронить, так сказать, этих наивных белорусов, переделить собственность, пока еще есть шансы, пока еще другие не вошли сюда. Поставить в интересное положение эти предприятия - это элементарно, буквально 1-2 месяца.

Андрей Шарый: Какие еще ключевые товары белорусского экспорта поставляются в Россию? Скажем, тракторы "Беларусь" или грузовики "МАЗ" сейчас поставляются в Россию?

Леонид Заика: Конечно, поставляются, но дело в том, что экспорт в Россию вообще упал в два раза, то есть здесь можно говорить о крахе, провале полностью всей программы белорусско-российских отношений, о провале самой идеи союзного государства и общего экономического пространства. Чего 10 лет просто пили шампанское и подписывали документы, если в течение четырех месяцев в два раз упал экспорт из Белоруссии в Россию? Это обвал. Критический такой экспорт. Конечно, это грузовые автомобили - такая важная группа товаров, свыше миллиарда занимает. Трактор, он диверсифицирован по странам СНГ и Западной Европы, но тоже он, в общем-то, важный сам по себе, но имейте в виду, что последние подсчеты, которые мне приходилось делать, показывают, что величина стоимостного экспорта молока переезжает величину стоимостного экспорта тракторов. То есть молоко неожиданно стало более важным, более веским товаром, чем трактор. Кроме этого, еще можно назвать несколько позиций - это химическая, нефтехимическая промышленность, даже больше химическая, потому что нефтехимия идет в основном в страны Евросоюза. Пищевая промышленность традиционно, молоко, мясо и другие виды пищевой промышленности, продукты питания - это и есть критический экспорт. Опять же с точки зрения нанесения удара какого-то экономического именно молоко и мясо являются более чувствительными, они завязаны на каждый район Белоруссии.

Андрей Шарый: В Белоруссии замкнутый цикл производства? Еще, помните, в советские времена говорили, что всякие смежники по всему Советскому Союзу. Сейчас все, что производится в Белоруссии, производится именно в Белоруссии или какие-то запчасти, что-то там поставляется заметно из России?

Леонид Заика: Ну, переходить на самообеспечение - это, конечно, унылая перспектива. Конечно, Беларусь работает в режиме международного разделения труда, и конечно, комплектующие, многое что касается самой производственной базы, сами станки, машины, но в текущем режиме производство товаров, в общем-то, где-то связано, особенно машиностроение есть брать, транспортное машиностроение, автомобилестроение и так далее. Пищевой промышленности этого не нужно, легкой промышленности этого не нужно, электроника, телевизоры - это не нужно. Снизился удельный весь вот такой диверсификации с Россией, увеличились объемы закупок за рубежом, в странах Евросоюза. Для нас большим таким промышленным шопом является Германия в настоящее время, по комплектующим, поставкам технически сложной продукции она опережает Россию.

Андрей Шарый: В России довольно много говорят о том, что почти половина или больше половины доходов белорусской экономики - это деньги, которые получены в связи с транзитом российских энергоносителей через территорию республики. Это правда?

Леонид Заика: Нет, абсолютная неправда. Если посмотреть на наш торговый баланс, центральное место занимает продажа нефтепродуктов, это не новость. В этом году прирост экспорта чистой нефти, в Германии немцы почему-то полюбили белорусскую нефть, которой вообще нет по определению. Это группа нефтепродуктов, и лидером покупателей являются Нидерланды и Великобритания. Именно благодаря этому Евросоюз занимает около 44 процентов, а Россия - всего лишь одну треть, 32-34 процента в зависимости от периода. Сам транзит достаточно дешевый, то есть ставки на прокачку на 100 километров газа и нефти суммарно, может быть, дадут 300-400 миллионов.

Андрей Шарый: Похоже на то, что начинается торговая война между Россией и Белоруссией или нет?

Леонид Заика: Да нет, я бы сказал, что это не торговая война, а я бы сказал так, что это игра в "кошки-мышки", когда кошка так вот мышку то опустит, то слегка куснет. Речь идет не столько о вытеснении белорусских товаров, сколько о приведении в состояние здравой осмысленности белорусского руководства, включая президента.
XS
SM
MD
LG