Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В лондонском театре Young Vic состоялась премьера пьесы "Курск". Спектакль, основанный на истории гибели 118 членов экипажа подводной лодки "Курск" в Баренцевом море, получил широкий резонанс в британской прессе.


Постановку "Курска" вполне можно назвать акустическим экспериментом. Режиссеры спектакля Марк Эспинер и Дэн Джонс руководят театральной компанией "Шум и ярость", которая специализируется на опытах со звуком. Однажды они даже поставили пьесу, все действие которой проходило в темноте; так что сидевшие зале были уже не зрителями, а слушателями.


Постановщики "Курска" постарались воссоздать интерьер подводной лодки в самом зале. Будто бы находясь на борту оказавшейся поблизости британской субмарины, зрители становятся непосредственными свидетелями разворачивающейся трагедии. Автора пьесы и режиссеров интересовали не столько политические, сколько нравственные и гуманитарные вопросы. Наблюдая за мужественным противостоянием российских моряков надвигающейся неизбежной гибели, аудитория погружается в тревожную атмосферу ожидания развязки.


В пьесе проскальзывает и мотив солидарности британских подводников с оставшимися в живых после взрыва российскими собратьями по профессии. Тут нельзя не вспомнить название поставившей пьесу театральной компании. "Шум и ярость" — это название знаменитого романа Уильяма Фолкнера. Однако, как и сам писатель, основатели заимствовали его у Шекспира, из монолога Макбета в одноименной трагедии. Монолог этот — яростное обличение абсурдности и бессмысленности жизни, и в "Курске" также прослеживается мотив абсурда и неоправданной трагичности бытия. Но автору и режиссерам удалось придать этой философской истине пафос высокой трагедии.


Вот что рассказал Радио Свобода о спектакле его режиссер Дэн Джонс:


— Мы использовали историю, которая ввергает зрителей в экстремальную трагическую ситуацию. Нам хотелось исследовать

Мы дали зрителям возможность взглянуть на трагедию "Курска" глазами британских подводников - и почувствовать то, что чувствовали тогда они
историю гибели "Курска" не с политической стороны - что уже неоднократно было сделано в других, главным образом журналистских, работах. Нас интересовала человеческая трагедия. Мы попытались понять ее на примере поведения и реакций моряков на аналогичной британской подлодке.

Почему мы пошли на это? Дело в том, что, чем больше мы наблюдали за жизнью на лодке, тем яснее нам становилось, что даже в нормальных, неаварийных условиях она требует огромного мужества. В пьесе показано, как британская субмарина шпионит в Баренцевом море за российской и становится невольной свидетельницей трагедии. Мы дали зрителям возможность взглянуть на трагедию "Курска" глазами британских подводников - и почувствовать то, что чувствовали тогда они. Мы надеемся, что зрители ощутили, какое огромное мужество необходимо людям этой профессии, чья служба сопряжена с огромным давлением постоянной ответственности.

Прежде чем взяться за эту тему, мы с Марком Эспинером и драматургом Брайони Лайвери провели самостоятельное исследование — консультировались у специалистов королевских военно-морских сил, посетили действующую атомную субмарину, похожую на "Курск". Особенно полезно это было нашему сценографу и дизайнеру Джону Босору — он внимательно изучил все рубки и приборы на подлодке и перенес их макеты в зрительный зал. Работая над пьесой, мы решили поместить британскую подлодку в непосредственной близости от "Курска". Нам представляется, что такое вполне могло бы случиться.

XS
SM
MD
LG