Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба американских журналисток в Северной Корее. Что готов сделать Госдепартамент США


Ирина Лагунина: «Жестокий приговор Северной Кореи» - редакционная статья в американской «Нью-Йорк Таймс». Мы надеемся, что администрация Обамы энергично работает через скудные дипломатические каналы, которые остались. Она должна призвать Китай, основного поставщика продовольствия и топлива, вступиться за двух журналисток, а также направить в страну американского посланника, который представит дело напрямую Пхеньяну. Если не удастся их освободить, то это только ухудшит отношения Северной Кореи с президентом Обамой, который пришел в Белый Дом с мыслью возродить переговорный процесс, и добавит аргументов тем в Вашингтоне – и во всем мире, – кто выступает за более жесткие санкции». Тон прессы и, соответственно, общественного мнения на Западе в отношении Северной Кореи на самом деле становится все жестче. И действительно, в последние дни северокорейская проблема приобрела новое измерение в связи с вынесением драконовского приговора двум американским тележурналисткам. Правительство США прилагает усилия к освобождению журналисток. Американские должностные лица уверяют, что между этим вопросом и проблемой ядерно-ракетного вооружения Пхеньяна нет никакой связи. Однако неясно, разделяет ли эту точку зрения Пхеньян. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Сотрудники американской телекомпании Current TV Лора Лин и Юна Ли снимали репортаж о северокорейских беженцах в Китай. В марте этого года они были задержаны северокорейскими пограничниками за незаконное пересечение государственной границы. Помимо нарушения режима границы, им было вменено некое «тяжкое преступление» против КНДР – вероятно, шпионаж. Суд над ними проходил в закрытом режиме, и его подробности неизвестны. В Пхеньяне нет американского посольства. Интересы Вашингтона там представляет посольство Швеции. За четыре дня до вынесения приговора государственный секретарь США Хиллари Клинтон прокомментировала создавшуюся ситуацию в интервью телекомпании Фокс Ньюс.

Хиллари Клинтон: У нас ясная позиция: этим двух молодым женщинам обвинения не должны были предъявляться. Они должны быть освобождены. Идет судебный процесс, и мы надеемся, что он скоро закончится, и его результатом будет разрешение вернуться домой и воссоединиться с семьями.
Мы, разумеется, надеемся, что Северная Корея воспользуется возможностью вернуться к дипломатическим средствам решения проблем, как на многосторонней, так и на двухсторонней основе, чтобы мы могли работать с северокорейцами. Однако они должны знать, что их недавние действия встретили единую негативную реакцию. Меня весьма тронула поддержка, которую мы получили не только от Японии и Южной Кореи, но и от Китая и России и от других стран, которые с тревогой наблюдали за поведением северокорейцев.
Так что мы хотим, чтобы молодые женщины были освобождены. Это гуманитарная проблема.
Это никогда не должно было даже возникнуть. И кроме того, нам необходимо начинать снова договариваться с северокорейцами по проблеме их ядерной программы и
других действий, которые так подрывают безопасность региона и мира.

Владимир Абаринов: Двумя днями позже президент Обама на совместной пресс-конференции с президентом Франции Николя Саркози отвечал на вопрос о Северной Корее, но дело журналисток не упомянул. Возможно, он не хотел затрагивать деликатную тему, которая как раз тогда была предметом напряженных дипломатических усилий.

Барак Обама: Действия Северной Кореи на протяжении нескольких последних месяцев были в высшей степени провокационными. Они без всяких околичностей признали, что испытывают ядерное оружие, испытывают ракеты, которых потенциально могут иметь межконтинентальную дальность. И мы не собираемся продолжать политику поощрения провокаций. Мы проконсультировались со странами, участвующими в шестисторонних переговорах. Они сделали очень ясные заявления, и в настоящее время мы работаем над резолюцией, недвусмысленно осуждающей действия Северной Кореи. В прошлом Китай и Россия не реагировали в подобных случаях так сильно. Думаю, эта реакция говорит о том, насколько дестабилизирующими были действия Северной Кореи.
Я всегда предпочитаю пользоваться дипломатическими средствами. Но дипломатия должна вовлечь другую сторону, добиться от нее серьезного стремления решить проблему. Мы не видели от Северной Кореи такой реакции. Поэтому мы продолжим консультации с нашими союзниками. Мы продолжим консультации со всеми участниками шестисторонних переговоров. Мы собираемся тщательно проанализировать положение дел, и я не думаю, что справедливо предположение, что мы просто будем продолжать прежний курс, при котором Северная Корея постоянно дестабилизирует регион, мы реагируем привычным образом, а потом вознаграждаем их за это.

Владимир Абаринов: В понедельник стало известно, что северорейский суд признал Лору Лин и Юну Ли виновными в преступлениях, которые им вменяли, и приговорил их к 12 годам каторги. Чрезмерно суровый приговор стал одной из главных тем очередного брифинга официального представителя госдепартамента Иана Келли.

Иан Келли: Мы очень, очень обеспокоены этим приговором. Как вы знаете, секретарь Клинтон много занимается этим вопросом. И мы планируем задействовать все возможные каналы, как мы это делаем всегда. Мы призываем северокорейские власти отпустить двух молодых женщин, позволить им воссоединиться с их семьями. Так что - да, сообщение нас очень обеспокоило.

Владимир Абаринов: Такой краткий комментарий не удовлетворил журналистов.

- Вы сказали, что хотите использовать все возможности. Нельзя ли поконкретнее об этом? А кроме того, прокомментируйте предположения о том, что некая известная фигура, которая не является сотрудником администрации Обамы, может отправиться туда и вмешаться?

Иан Келли: Я не хочу чересчур вдаваться в детали того, что мы делаем. Думаю, причины вам понятны. Очевидно, что это чувствительный предмет. Результат, которого мы хотим добиться – это возвращение молодых женщин к своим семьям. Мы полагаем, что правительство Северной Кореи должно освободить их по гуманитарным основаниям. Судебная процедура теперь полностью закончена, и мы думаем, их пора отпустить по чисто гуманитарным основаниям.

Владимир Абаринов: Под «известной фигурой» подразумевается бывший вице-президент США Эл Гор, который был основателем телекомпании Current TV. Американский журналист попытался прояснить международно-правовую коллизию вокруг приговора. В подобных случаях выражение «по гуманитарным основаниям» обычно означает, что осужденные признают свою вину и просят о милосердии. Именно это произошло в 2000 году в России с американским бизнесменом Десмондом Поупом, который был обвинен в шпионаже и приговорен к 20 годам лишения свободы, после чего президент Путин помиловал его по гуманитарным основаниям, поскольку Поуп был тяжко болен. Существуют ли такие основания в северокорейском деле? Иан Келли.

- Но по каким гуманитарным основаниям они должны быть освобождены? Они оспаривают приговор? Они невиновны в предъявленных обвинениях?

Иан Келли: Я всего лишь хочу сказать, что я полагаю...

- Они больны?

Иан Келли: Мне об этом ничего неизвестно. Я думаю, что они должны быть освобождены.

- Они должны быть освобождены, потому что вы так думаете.

Иан Келли: Я думаю, они должны быть освобождены.

- Хорошо. Почему?

Иан Келли: Ну, я не намерен вдаваться в подробности дела. Просто из того, что я видел, не следует, что они заслуживают такого приговора.

- Не могли бы вы объяснить, что именно вы видели?

Иан Келли: Из того, что я видел, следует, что они совершили некое «тяжкое преступление» против Северной Кореи и не соблюли должную процедуру при пересечении границы.

- Но у вас нет мнения о том, виновны они или нет. У вас есть какие-либо данные, что они невиновны в преступлениях, которые им вменяются?

Иан Келли: Опять-таки, я не собираюсь обсуждать юридические аспекты обвинений. Я даже не видел этих обвинений. Процесс был такой непрозрачный, что мне трудно что-либо сказать. И это, возможно, вообще не моя компетенция, а этот подиум - неподходящее место говорить об этом.

Владимир Абаринов: Хотя американские должностные лица уверяют, что между делом журналисток и ядерной программой КНДР нет никакой связи, отнюдь не очевидно, что такой увязки не существует для Пхеньяна. Северная Корея переживает сложный момент и использует все возможности для политического торга с Западом, прежде всего с США. Об этом говорил на днях эксперт вашингтонского Института Брукингса Ричард Буш, в недавнем прошлом ответственный сотрудник госдепартамента США

Ричард Буш: Я должен начать с того, что мы очень многого не знаем о Северной Корее. Это черный ящик, и поэтому все, что мы можем делать, это заниматься домыслами, более или менее основанными на информации. Этим я и буду заниматься сегодня. В прошлом году я составил в уме цепочку подкрепляющих друг друга факторов, которые, на мой взгляд, подвигли Северную Корею к более жесткой линии поведения. Одним элементом этой более жесткой линии стало ужесточение политикой по отношению к Южной Корее, а другим – холодная реакция на приход к власти Обамы, несмотря на то, что президент Oбамa демонстрировал непредубежденность в подходе к Северной Корее.
Первый фактор - постоянное желание Северной Кореи использовать стол переговоров таким образом, чтобы получить преимущество с точки зрения собственных интересов. Поскольку это слабая держава, она решила балансировать на грани войны и совершать провокации, чтобы обеспечить себе на переговорах выгодную позицию. Такая оценка предполагает, что Северная Корея в любой момент готова к переговорам. Возможно, в данный момент она считает выгодным не вступать в переговоры, поэтому задирает планку так, чтобы сделать их невозможными. На данном этапе, как представляется, Северная Корея хотела бы участвовать в таких переговорах, которые, с одной стороны, привели бы к нормализации отношений с Соединенными Штатами, но, с другой, закрепили бы за ней статус признанной ядерной державы.
Второй фактор – это необходимость испытать ракеты дальнего радиуса и ядерное взрывное устройство. Северная Корея, кажется, всерьез верит, что ей угрожают Соединенные Штаты. Она
полагает, что ей необходимо эффективное оружие сдерживания.
Третий фактор отличает этот кризис от предыдущего: в Северной Корее начался процесс передачи власти. У Ким Чен Ира, кажется, был инсульт в августе прошлого года. До сих пор он не предпринимал никаких шагов для обеспечения преемственности. Он сам готовился взять власть около 20 лет, пока не умер его отец.

Владимир Абаринов: Таким образом, для северокорейского режима Лора Лин и Юна Ли могут стать разменными фигурами в политической игре, которую как раз сейчас ведет Пхеньян. Международные журналистские и правозащитные организации выступили с призывом поставить вопрос о судьбе журналисток в рамках шестисторонних переговоров с Северной Кореей. Но и эти переговоры на данный момент прерваны корейской стороной и не известно, когда возобновятся.
XS
SM
MD
LG