Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Ясина: "Слово "контрабанда" имеет отношение только к слову "коррупция""


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие экономист Ирина Ясина.

Евгения Назарец: Призыв премьер-министра России Владимира Путина бороться с контрабандой и недвусмысленный намек первого лица на известный московский вещевой рынок, где контрабандные товары продаются, едва ли не на следующий день подхватили центральные телеканалы. В их распоряжении незамедлительно оказались одни и те же любительские видеосъемки, свидетельствующие о вызывающей роскоши владельца этого рынка и о нечеловеческой жизни рыночных работников. Более точных данных о масштабах контрабанды в России, похоже, в открытом доступе нет. Ведь российская контрабанда - это не столько нелегальный ввоз ширпотреба и бытовой техники, сколько вывоз сырья и энергоносителей в обход таможни. С кем и с чем борются российские власти под видом вдруг объявленной борьбы с контрабандой? Такой вопрос я задала экономисту Ирине Ясиной.

Ирина Ясина: Мне кажется, во-первых, что масштаб явления сильно преувеличен. Конечно, в свое время, если называть "челноков" контрабандистами, то они вывезли страну на себе, накормили, напоили, одели в 90-е годы. И моногорода просто выжили за счет этого. Сейчас, конечно, этого стало намного меньше, но, наверное, остается. Понимаете, я бы все-таки предложила господину премьер-министру бороться не с контрабандой, а с коррупцией на таможне. Какая контрабанда возможна, если таможня не пропускает партию контрабандного товара?
У меня, знаете, был замечательный один раз разговор с журналисткой, город, по-моему, Лесосибирск называется, Красноярский край. Она мне стала рассказывать, что они ненавидят китайцев, потому что китайцы тайком вывозят у них весь лес. Я говорю: "Слушайте, лес большой, это не бриллиант, его не запихнешь в укромное место. И то, что ваши власти, как минимум, в курсе, и таможня, и граница, как-то знают, что китайцы возят этот самый лес. Наверное, не просто так они на это глаза закрывают. Что же вы китайцев-то ненавидите? Вы ненавидьте тех, кто им это позволяет делать, более того, еще берет с них за это деньги, придавая всему этому видимость легальности".

Евгения Назарец: Когда в России начинают говорить о контрабанде, вы правильно замечаете, говорят либо о ввозе сюда какого-то китайского ширпотреба, либо о вывозе каких-то сырьевых ресурсов. Если брать вообще объем контрабанды в Россию, чего больше именно - нелегального ввоза или нелегального вывоза?

Ирина Ясина: Я вам честно говорю, я не знаю. Я только хочу сказать, что само слово "контрабанда", оно имеет отношение только к слову "коррупция". Не будет у вас никакой контрабанды, если у вас таможенник не будет на лапу брать. И все эти разговоры о том, что у нас легкая промышленность гибнет из-за контрабанды, - неправда это. Легкая промышленность гибнет, потому что руками работать не умеем. Создавай конкурентоспособные продукты - и невыгодно будет ввозить. Понимаете, это все-таки рынок, люди же соображают, что где происходит, что дешевле и что выгоднее покупать. Никого ты не накажешь, кроме себя, если ничего не будешь делать.
Ситуация вообще непростая для премьера, потому как кризис все-таки, он не под это подписывался. Ему хотелось управлять в стране, в которой все хорошо, цены на нефть офигенные и так далее, а тут надо для народа изобретать какие-то такие человеческие слова. А народ что знает? Контрабанда - знает, слово понятное.

Евгения Назарец: Насколько это может иметь социальный эффект в виде роста цен?

Ирина Ясина: Никаких последствий этого нет. Знаете, наведение порядка - это нормальное явление, просто его надо делать по уму. Это такие же разговоры, как про дальневосточные машины эти, праворульные. Там сначала была контрабанда, потом появились серые схемы. В принципе, стране, конечно, невыгодно, что это завозят все такими "серыми" и другими обходными путями. Конечно, надо наводить порядок. Но для этого нужно иметь нормальную концепцию, делать это не во время кризиса и не устраивать истерик по поводу слов.
XS
SM
MD
LG