Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сочи продолжается 20-й российский фестиваль "Кинотавр"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.

Евгения Назарец: В Сочи сейчас продолжается 20-й российский фестиваль "Кинотавр". В его конкурсной программе 12 картин, но содержание "Кинотавра" этим, разумеется, не исчерпывается. В Сочи на "Кинотавре" работает собственный корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева, сейчас она с нами на прямой связи.
Марина, как у вас настроение, как там атмосфера?

Марина Тимашева: Если отвечать честно, то настроение утром у меня довольно трудное, потому что, как известно, здесь практически невозможно спать ночами. На пляже во всяких ресторациях и заведениях играет, с позволения сказать, музыка - это такие низкие частоты, которые сотрясают все здания, стоящие на этом самом берегу. И, в общем, конечно, для взрослого человека, который работает и вообще не может спать там больше 2 часов, это не самое большое развлечение. Ну, а все остальное, погода, например, хотя и обещали дожди, прекрасная, море невероятно теплое, вода - 22 градуса, что в это время года редкость. Так что все неприятности можно пережить.

Евгения Назарец: Думаю, что отчасти неприятности компенсирует общение с качественным кино. Все-таки я слышала, что накануне цифровые технологии вошли в противоречие с творческим настроем фестивальной публики, была некая накладка с просмотром одной из картин. Удалось ли все-таки посмотреть и что там случилось?

Марина Тимашева: Да, Женя, кому, как не нам, знать, что такое техника и как она подводит людей. Накладка была болезненной и произошла во второй конкурсный день. Днем во время показа короткометражного фильма с длиннометражным названием "Венецианский жених. Хлопоты Энтони Кларка, антиквара" завис компьютер. То есть мы посмотрели минут 15, вдруг - стоп-кадр, зажигается свет в зале, извиняются, снова включают на быструю перемотку, доходят до того же места и - с тем же результатом. Так мы и не досмотрели картину до конца и не узнали, чем закончились хлопоты венецианского антиквара и большого эстета, который ищет, вы не поверите, себе жену в России. Все это тем более обидно, что этот документальный фильм - это дебют Андрея Бильжо, он - продюсер, один из авторов сценария и режиссер. И у него еще не выработался иммунитет к фокусам, которые может показывать суперсовременная и тоже несовершенная техника. Андрей Бильжо сначала взывал к ответственным за эту технику лицам, вопрошал: а что будет, если автор не переживет такой неприятности? Из зала ему игриво отвечали: "Ну, вы же сами врач". На что Бильжо вполне логично, на мой взгляд, возразил: "Врач, но сам себя я не спасу". Потом, потеряв надежду, Бильжо на словах пробовал пересказывать финал.
В общем, все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. И еще горше было от того, что в фильме много показывали Венецию, и герой - Энтони Кларк - говорил, что вот, это город, похожий на большой вокзал, люди приезжают, уезжают, туристы, надолго не задерживаются, что трудно представить себе такого человека, который хотел бы поселиться здесь надолго. А я, в общем, думаю про одного такого человека, которого знаю, и его зовут Петр Вайль. Женя, надеюсь, на ваш первый вопрос ответила.

Евгения Назарец: Марина, но все-таки, хотя один фильм посмотреть не удалось, его творец расстроился, я думаю, вчера была возможность посмотреть другие фильм. Что удалось посмотреть вам и каковы ваши впечатления, возможно, оценки?

Марина Тимашева: Я тогда более-менее по порядку расскажу. В основном конкурсе фестиваля было еще три картины, это не считая "Кислорода" Ивана Вырыпаева, о котором я говорила вчера. "Европа-Азия" Ивана Дыховичного по сценарию очень модных братьев Пресняковых. Действие происходит возле Екатеринбурга, на границе Европы и Азии. На шоссе вблизи лесной опушки облюбовала местечко шайка жуликов. Якобы они играют свадьбу, и всякий проезжающий мимо должен с ними выпить, а потом одарить новобрачных желательно наличными. Как принято у братьев Пресняковых, сценарий распадается на серию скетчей, претендует на гордое звание абсурдистской комедии, но по сути в общем это свод банальностей. В России ведь никто не умеет хорошо шутить, зато все намереваются нагрузить комедию глубоким якобы смыслом. Так и здесь: шутки ниже пояса, ситуации, которые годятся для комикса, и - мысль - Россия не Европа и не Азия, а нечто совершенно особое. И в ней люди, как говорил Иван Дыховичный на пресс-конференции, никому не нужны, властям нет до них дела, и люди выживают, как умеют. Ну, чувствуете, как оригинально? Похоже это на таких лису Алису и кота Базилио, которые засели на поляночке. Но кассу этот фильм соберет, я думаю, потому что в нем заняты телеведущая Татьяна Лазарева, Сергей Шнуров и в очень маленькой роли Ксения Собчак. Вообще, удивительно, как сходятся у нас как бы левые и как бы правые, ну, практически неотличимы друг от друга и отлично друг с другом ладят.

Евгения Назарец: Марина, а вы представляете публику на этом фильме? Придут сторонники Ксении Собчак, поклонники Шнурова... Что же это будет в зале?

Марина Тимашева: Вот я именно про это и говорю, что, в общем, совершенно невозможно представить себе эту просто аудиторию. То есть, на самом деле, к сожалению, невозможно себе представить. И к некоторому моему унынию, это совершенно все возможно, это какая-то братская вдруг любовь и нежность тех, кто вроде бы как будто бы по разные стороны баррикад. Видимо, они не по разные стороны.
Еще один фильм сделан Николаем Хомерики, называется он "Сказка про темноту". Представлял Россию в "Особом взгляде" Каннского фестиваля в прошлом году. В главной роли снялась Алиса Хазанова. Вот тоже какой фильм за последние годы, в котором главный герой - милиционер. Только на прошлом "Кинотавре" - "Кремень" Мизгирева, на 30-м Международном кинофестивале - "Однажды в России" Кати Шагаловой, там женщина-милиционер. И вот в "Сказке" то же самое, тоже женщина. Такие фильмы, в принципе, у нас проходят по ведомству социального кино. Социальное - это грязные улицы, заплеванные подъезды, обшарпанные стены, унылые пейзажи, грубый быт, матерная брань, естественно, с приправой из тоски по лучшей жизни. Актеры при этом не должны быть эмоциональны, лица их бесстрастны, реакции стерты. О чем думают персонажи, когда долго-долго куда-то идут или держат длинные-длинные паузы, зритель должен догадаться сам. Умом все это понимаешь: ну, вот такая неуютная, необустроенная жизнь, вот такое сильное женское одиночество. Но сердцем при этом не чувствуешь ничего. До метафоры такие фильмы обычно не поднимаются, внятной логикой пренебрегают, до бытового правдоподобия, такого правдоподобного, не опускаются и очень долго буксуют на одном месте. Ну, это, конечно, уже и мое мнение, и есть люди, которым этот фильм нравится, и, как всегда, после просмотра разгораются жаркие споры, и вообще, мне кажется, не существует ни одного такого фильма, по поводу которого люди, вроде бы даже обученные одинаковым методам, в одних и тех же институтах, могли бы друг с другом договориться, то есть ощущение, что критериев оценки, конечно же, практически нет. Это был такой второй у нас фильм.
Еще был показан фильм "Миннесота", он снят Андреем Прошкиным по сценарию Александр Миндадзе. Я расскажу о нем позже, потому что он строит более подробного разговора. Александр Миндадзе - один из мощнейших кинодраматургов, если говорить о том, что у нас их не больше 3-4 человек осталось, и тут, конечно, надо подробнее разговаривать.
XS
SM
MD
LG