Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийство заместителя председателя Верховного суда Ингушетии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: Сегодня утром в центре ингушской столицы Назрани неизвестные обстреляли служебную машину "Газель", в которой ехала заместитель председателя Верховного суда республики Аза Газгереева. Судья скончалась в больнице от ран. Ранения получили 6 человек. Тем временем, сотрудники МВД Дагестана и внутренних войск МВД России продолжают поиски вооружённой группы, совершившей в ночь с 9 на 10 июня нападения на отделения милиции Карабудахкентского района республики.

Олег Кусов: Президент Ингушетия Юнус-бек Евкуров заявил, что убийство заместителя председателя Верховного суда республики Азы Газгереевой может быть связано с расследованием дела о нападении банды Шамиля Басаева на Ингушетию 22 июня 2004 года. По словам президента Евкурова, ранее в адрес Газгереевой уже поступали угрозы. Есть версия и о том, что убийство Газгереевой связано с её профессиональной деятельностью в отношении ведения судебных расследований по фактам коррупции в республике. Рассказывает наш корреспондент в регионе Ахмед Султанов.

Ахмед Султанов: В момент, когда "Газель" снизила скорость для маневра, по ней был открыт огонь из автоматов из двух легковых автомобилей. После обстрела, из одной машины вышел мужчина в маске, подбежал к "Газели", сделал несколько контрольных выстрелов в судью. От полученных ранений она скончалась на месте. Также ранения различной степени тяжести получили 6 человек, в том числе и водитель "Газели" Магомед Калоев. Среди раненых и годовалый ребенок.
Через несколько минут после нападения, был введен план-перехват. Силами милиции были перекрыты основные выезды из города. Однако эти меры ожидаемых результатов не дали. На помощь своим коллегам в расследовании этого убийства из Москвы направлена группа опытных криминалистов центрального аппарата Следственного комитета при прокуратуре России.
По версии следствия, основной причиной нападения на судью стала ее служебная деятельность. Газгереева не вела громкие судебные дела против боевиков, а больше специализировалась в сфере борьбы с коррупцией. У убитой судьи остались трое взрослых сыновей.

Олег Кусов: По факту убийства заместителя председателя Верховного суда Ингушетии возбуждено уголовное дело по статьям Уголовного кодекса - "Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие" и "Незаконное хранение ношение оружия и боеприпасов". В республике введены планы "Вулкан-5" и "Перехват". В Ингушетию направлена группа опытных криминалистов центрального аппарата Следственного комитета при прокуратуре России. Об этом сообщили официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин.

Владимир Маркин: По данному факту Следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре России по республике Ингушетия возбуждено уголовное дело. В Ингушетию направлена группа опытных криминалистов центрального аппарата Следственного комитета, которой поставлена задача - оказать практическую помощь в расследовании указанного преступления.

Олег Кусов: В ночь на среду неизвестные вооружённые группировки напали на два районных отделения милиции в Карабудахкентском районе Дагестана. В Карабудахкенте, как сообщает пресс-служба МВД Дагестана, боевики обстреливали здания райотдела милиции из пулеметов и автоматов на протяжении часа. Данных о жертвах или пострадавших нет. По некоторым сведениям, почти одновременно с нападением на Карабудахкент другая группа боевиков обстреляла поселковый отдел милиции в селении Карамахи. В район подтягиваются дополнительные силы МВД, внутренних войск, объявлена "спецоперация по поиску боевиков".
Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария выбраны северокавказским вооружённым подпольем как места дислокации, убеждён гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

Алексей Мухин: Дагестан и Ингушетия - это традиционные территории, которые рассматриваются боевиками незаконных вооруженных формирований, как места относительно спокойной дислокации, хотя в последнее время Ингушетия не является таковой территорией, а вот Кабардино-Балкария и Дагестан всегда были таковыми. Надо сказать, что специфика и ситуация заключаются еще и в том, что местные криминальные кланы охотно действуют под личиной боевиков, списывая на них свои внутриклановые разборки или разборки с правоохранительными органами. Это очень удобно. Существует своеобразный такой пакт соглашения о том, что боевики незаконных вооруженных формирований поддерживают криминальный клан. Потому что им выгодно. Создается массовость такой активности. Практически ситуация эскалации отношений между правоохранительными органами, криминальным элементом и незаконными вооруженными формированиями устраивает всех.

Олег Кусов: Российские власти совершили ошибку, возложив борьбу с северокавказским вооружённым подпольем на сотрудников милиции, полагает адвокат и бывший следователь Владимир Волков.

Владимир Волков: Применение на Кавказе для подавления бандформирований сотрудников милиции повлекло за собой в сознании тех же боевиков, что наступила гражданская война. Поэтому с ними так и обращаются. Я считаю, что сотрудники милиции вообще для таких боевых действий не подготовлены. Вся подготовка этого сотрудника милиции, слава богу, если он служил в армии два года, а сейчас одни год, то есть минимальная подготовка, а его отправляют на войну. Причем, стали привлекать к этому делу местное население, местных сотрудников милиции. Вот и получается, что боевики считают, что против них устроена гражданская война, а отсюда и ответные действия. Это была, я считаю, и есть большая ошибка нашей власти. Воевать там должны внутренние войска и специального назначения, но не сотрудники милиции. Если это будет продолжаться, то эта локальная гражданская война с Кавказа придет к нам, в Центральную Россию.

Олег Кусов: О том, почему сотрудники милиции стали основной мишенью для незаконных вооружённых формирований, рассуждает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин.

Алексей Мухин: Существует несколько аспектов этой проблемы. Дело в том, что отмена режима контртеррористической операции, которая была проведена недавно с помощью беспрецедентных усилий со стороны чеченского президента, была воспринята незаконными вооруженными формированиями как личный вызов. Как известно, и в момент, и сразу после этой отмены чрезвычайно усилилась активность представителей этих самых незаконных вооруженных формирований. Президент Чечни для того, чтобы доказать федеральному центру и своим структурам, что справится самостоятельно, объявил им войну. Вот, собственно, объявление этой войны и есть фон, на котором участились нападения со смертельным исходом, в том числе на сотрудников и представителей правоохранительных органов. Потому что именно они являются основной мишенью незаконных вооруженных формирований.
Дело в том, что попытки обстрела или убийства других категорий населения не вызывают такого резонанса и не воспринимаются на Западе или со стороны спонсоров незаконных вооруженных формирований как акт агрессии. А вот нападение на представителей правоохранительных органов воспринимается как дело мужской и, что называется, достойное, потому что на войне как на войне. Это своеобразный бандитский кодекс чести. Играет роль, конечно, и то, что в значительной степени правоохранительные органы и спецслужбы России, я имею в виду представителей федерального центра, пустили ситуацию на самотек для того, чтобы подчеркнуть несамостоятельность и малые силовые возможности чеченской милиции.
Я, к сожалению, не могу говорить об этом авторитетно и со знанием дела, потому что фактов нет, могу только догадываться. Но очень похоже на то, что спецслужбы таким образом мстят Рамзану Кадырову за то стремление расформировать батальоны "Восток" и "Запад", которыми от отличался в последнее время.
XS
SM
MD
LG