Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. Россия: ВТО - подождет...


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Кирилл Кобрин: Россия, Казахстан и Белоруссия намерены в ближайшем времени вести переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию как единый Таможенный союз, отказавшись от индивидуальных переговоров каждой из этих трех стран. Такое решение было принято вчера на заседании в Москве межгосударственного совета стран-участниц Евразийского экономического сообщества. Переговоры о вступлении в ВТО Россия и Белоруссия ведут c 1993 года, а Казахстан - с 1996.

Сергей Сенинский: Статья 12-я Генерального соглашения Всемирной торговой организации предусматривает возможность принятия не только отдельной страны, но и, как в ней сказано, "единой таможенной территории". Правда, прецедентов одновременного принятия в ВТО сразу группы стран в истории организации еще не было.
Россия вела индивидуальные переговоры о вступлении в ВТО более 15 лет, а теперь, по сути, отказывается от их результатов. Может быть, какие-то из них, ранее согласованные, хотелось бы теперь пересмотреть - уже в составе Таможенного союза трех стран? Или, на ваш взгляд, следует говорить о других причинах? Из Москвы - главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков:

Евгений Гавриленков: Я думаю, что ответ на этот вопрос простой именно потому, что эта процедура, эти переговоры длятся уже 16 лет, и признаков окончания не видно. Поэтому прекрасно понимая, что, с одной стороны, переговариваться можно и дальше до бесконечности, с другой стороны, понимая, что в обозримой перспективе у России нет абсолютно никаких шансов предложить на экспорт какую-то продукцию с более высокой добавленной стоимость значительных объемов, чем, скажем, энергосырьевые, продукция первого передела, Россия приняла такое вполне понятное решение. Зачем продолжать эти переговоры, лучше оставить себе свободу маневра для повышения импортных пошлин и дать себе возможность защититься от импорта, особенно от условий, когда нефть опять пошла вверх. И эффект девальвации, который мог бы способствовать импортозамещению, он, в общем-то, сводится на нет.

Сергей Сенинский: Главный экономист "Альфа-Банка" Наталья Орлова:

Наталья Орлова: Я думаю, вообще, интерес к вступлению в ВТО в последние годы все-таки существенно сократился, особенно в результате мирового экономического кризиса. Мы сейчас видим, что объемы мировой торговли сокращаются. В общем-то, многие страны сейчас склонны задействовать сейчас какие-то протекционистские меры. Поэтому, я думаю, что в целом изменилась конъюнктура. Здесь не стоит, наверное, ориентироваться на то, сколько лет мы потратили на переговоры. Я думаю, что в целом этими соображениями и может объясняться такое желание сначала договориться о Таможенном союзе в рамках СНГ, в рамках крупнейших российских торговых партнеров и только потом уже обсуждать соответствующие предложения с ВТО.

Сергей Сенинский: Но если все же иметь в виду перспективы вступления в ВТО каждой из трех стран Таможенного союза, который еще предстоит создать... Белоруссия, Казахстан и Россия - это слишком разные экономики для скорого достижения тремя странами единых позиций в отношении правил, действующих в рамках Всемирной торговой организации. Более того, несогласие какой-то одной из них будет тормозить переговоры для других.

Наталья Орлова: Я согласна, что обсуждение вот этих таможенных принципов может затянуться на достаточно длительный срок. Это действительно нужно воспринимать как сигнал, что России гораздо важнее урегулировать таможенные вопросы, вопросы торговли с ближайшими партнерами, со странами СНГ, с которыми у России наиболее важный товарооборот наблюдается, и уже потом обсуждать с партнерами как бы второстепенными. Поэтому, я думаю, что, безусловно, мы можем говорить о том, что, наверное, вступление в ВТО по факту не будет происходить таким быстрыми темпами, о которых говорилось раньше.

Сергей Сенинский: Региональные таможенные союзы, то есть некие соглашения группы стран, упрощающие правила и ограничения в торговле между ними, существовали и до создания предшественницы ВТО, которая называлась ГАТТ, то есть Генеральное соглашение по тарифам и торговле.
Из Соединенных Штатов - научный сотрудник Гуверовского центра Стэндфордского университета профессор Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Таможенные союзы - это исторический анахронизм. Это был вопрос, который поднимался в Европе после Второй мировой войны и продолжался в 50-е годы. Дальше, когда возник ГАТТ, после этого все эти таможенные союзы в западном мире в пределах этой системы потеряли всякое значение. Собственно говоря, сейчас Таможенный союз - это такой же анахронизм как был СЭВ (Совет экономической взаимопомощи).

Сергей Сенинский: Но региональные таможенные союзы существуют и сегодня - и в Америке, и в Европе, и в Азии. И создавались они странами, которые давно являются участницами ВТО. Та же NAFTA, например, то есть Северо-Американская зона свободной торговли, объединяющая США, Канаду и Мексику, созданная еще 15 лет назад.

Михаил Бернштам: Он принципиально отличается вот по какой причине. NAFTA существует именно для того, чтобы идти дальше, чем позволяет ВТО. Иначе NAFTA была бы не нужна. В ВТО решаются проблемы тарифов, а в случае NAFTA речь идет о полном свободном потоке беспошлинной и неограниченной торговли. Так что, таможенные союзы нужны для того, чтобы пойти дальше, чем предполагает ВТО, и устранить те региональные барьеры, которые существуют.

Сергей Сенинский: Всемирная торговая организация объединяет на сегодня 153 из примерно 200 существующих в мире государств. После вступления в ВТО Китая в декабре 2001 года, Россия остается крупнейшей экономикой за рамками этой организации.
XS
SM
MD
LG