Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рэп, Facebook и исламская революция. Как молодежь воспринимает предстоящие президентские выборы в Иране


Ирина Лагунина: Мусави, верни иранский флаг. Долой правительство демагогов. 12 июня в Иране пройдут президентские выборы. С страсти на этот раз накалены, как никогда. Ежедневные демонстрации «за» и «против» в Тегеране и других крупнейших городах. Крики, которые вы сейчас слушали – это демонстрация сторонников Хоссейна Мусави, основного соперника нынешнего президента Ирана. Нынешний президент использует в свой кампании государственный флаг страны. Именно поэтому скандирующие призывают Мусави этот флаг у него отобрать.
Из изначальных 475 кандидатов на пост президента сейчас остались 4. Нынешний президент Махмуд Ахмадинеджад, одержавший неожиданную победу на выборах 2005 года. Ему 53 года и он первый президент за четверть века, не являющийся клериком. Впрочем, на прошлых выборах его активно поддержал духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи, призвавший иранцев голосовать за политика с анти-западными установками. Оппозиция не зря называет президент демагогом. Его выспренный язык довольно сложно переводить. Вот фрагмент теледебатов. Президент Ахмадинеджад.

Махмуд Ахмадинеджад: Правительство за короткий срок в четыре года, служа народу, добилось потрясающих успехов во внутренней и внешней политике. Достижения, без сомнения, - заслуга нации. Мы видим сегодня нацию, полную радости, возможности страны в науке, технологиях, политике расцветают. Это особенно верно в том, что касается нашей внешней политики. Сегодня иранскую нацию уважают так, как никакую другую нацию в мире. Но все это не замечается (нашими оппонентами). За последние четыре года о нас рассказывали самую худшую ложь и придумывали самые худшие голословные утверждения. И особенно много этого было в последние 4 года.

Ирина Лагунина: Основным соперником нынешнего президента сейчас выступает Мирхоссейн Мусави. 67-летний политик сделал себе имя на блестящей экономической политике во время ирано-иракской войны 1980-88 годов. Он в эти годы был премьер-министром страны. Когда этот пост в 1989 году был в Иране ликвидирован, Мусави, по профессии архитектор, решил держаться в стороне от политики. Он выступает за либерализацию экономики и рассматривается многими как возможный президент-реформатор умеренного толка. Еще несколько фрагментов теледебатов.

Хоссейн Мусави: Мне кажется важным сказать здесь, почему я решил участвовать в кампании. Правда состоит в том, что я почувствовал, что при нынешней администрации будущее страны в опасности. Поскольку дебаты начались с внешней политики, давайте я буду сразу о ней и говорить. Именно в этой области мы нанесли ущерб чести нашего народа, мы унизили нашу страну. Это, в свою очередь, негативно повлияло на наше внутреннее развитие, это привело к напряжению в отношениях с другими странами. Что касается Холокоста – мы подняли эту тему и сами же от этого пострадали. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, которая определяет как преступление подобные разговоры о Холокосте. Нас осудил Совет Безопасности ООН. То, что произошло недавно в Швейцарии – если бы я не видел это собственными глазами оп телевидению, я бы не поверил, какой жесткий отпор был дан нашему президенту. Наш президент представляет наш народ и нашу страну. Вряд ли он должен быть доволен тем, что произошло.

Ирина Лагунина: И совсем прямое признание – в конце выступления.

Хоссейн Мусави: Наш народ страдает от последствий этой политики. Он страдает от отсутствия психологической безопасности. Он страдает экономически, у нас нет необходимого оборудования для промышленности, у нас нет торговли с миром. Люди страдают от того, что их паспорта не принимаются в других странах мира. Иранцев унижают в их же собственной стране.

Ирина Лагунина: Кстати, Холокост, вернее, его отрицание президентом Ахмадинеджадом, стал предметом обсуждения в ходе предвыборной кампании. Ахмадинеджаду предъявили претензии, что он, подняв эту тему, только привлек к ней международное внимание и заставил международное сообщество еще раз подтвердить то, что произошло в годы второй мировой войны. По мнению оппонентов нынешнего президента, Израиль от этого только выиграл, а Иран проиграл.
Следом за двумя основными кандидатами идет Мехди Каруби, активист Исламской революции, который в конце 90-х годов присоединился к лагерю реформаторов. Был спикером парламента в 2000-2004 годах. Сейчас пытается привлечь избирателей тем, что обещает долю от продажи нефти каждому иранцу старше 18 лет. Единственное духовное лицо в этой кампании, Каруби выступает за нормализацию отношений с Соединенными Штатами, за что радикальная оппозиция прозвала этого 72-летнего политика «Великим сатаной Ирана».
И последний в списке – 55-летний Мохсен Резаи, - считается, может завоевать голоса тех консерваторов, которым не нравится Ахмадинеджад. Как и Ахмадинеджад, Резаи начинал карьеру в Революционной гвардии. В 2006 году Интерпол выдал международный ордер на его арест в связи с его возможной причастностью к теракту против еврейского культурного центра в Буэнос-Айресе в 1994 году. Он отвергает обвинения.
Самый главный вопрос для Ирана, где треть населения моложе 30 лет – за кого в этот раз проголосует молодежь. Вот об этом мы и будем говорить с моей коллегой, ведущей блога «Иранский дневник», обозревателем Радиостанции Свободная Европа Гольназ Эсфандари.

Гольназ Эсфандари: Из сообщений, которые мы получаем, и из того, что мы видим на улицах Тегерана и других городов, что молодежь в большинстве поддерживает Мирхоссейна Мусави. Одна из причин этой поддержки состоит в том, что кандидатуру Мусави поддержал бывший президент-реформатор Мохаммад Хатами. Это очень важно, потому что Мусави для молодежи – лицо незнакомое. Он не участвовал в политической жизни в последние 20 лет, так что молодежь его не знает. Для молодежи так же оказались привлекательны его замечания, что он против жесткой кампании по соблюдению исламских традиций в одежде и преследований за неправильные одеяния. Эта кампания усилилась в период правления Ахмадинеджада. Он также показал открытость по отношению к внешнему миру. И он называет себя умеренным политиком. Он говорит о себе, что он – реформатор, который хочет вернуться к принципам Исламской революции.
Еще довольно значительная часть молодежи поддерживает другого реформатора – Мехди Каруби. Он даже встретился с одним из подпольных рэпперов, и тот написал о нем песню, призывающую голосовать за Каруби. И еще он говорит, что его в первую очередь беспокоит безработица, что тоже привлекает молодежь.

Ирина Лагунина: Замечу, что безработица в Иране составляет 15 процентов по официальным данным, но по неофициальным – около 25 процентов. Гольназ, давайте послушаем фрагмент этой песни Сази Манкана, которая гуляет сейчас по всему интернету и по youtube
«Кому мне отдать голос? Кто – лучший? Кто заботится об Иране, о безработице? Мы любим тебя, потому что ты хороший и приятный, потому что ты популярный, наш голос – твой голос, Мехди Каруби». Так как получилось, что исламский клерик вдруг встретился с подпольным рэппером?

Гольназ Эсфандари: Как вы верно заметили, все четыре кандидата прекрасно понимают, какую роль на выборах сыграет молодежь. Именно поэтому они делают все, чтобы привлечь молодых людей на свою сторону. Но Каруби делает и другие шаги, помимо встреч с рэппером и популярными певцами. Например, группа реформаторски настроенных студентов, которые бойкотировали предыдущие выборы, сейчас готова голосовать за Каруби. Он говорит о правах человека, о свободах. И если посмотреть рекламные видеоролики кандидатов, то вы заметите, что самые привлекательные – ролики Каруби. В них много молодых людей. Есть даже один клип, на котором выступают студенты, отчисленные из университетов за политические взгляды и критику правительства. И они заявляют на видео, что их выбор – Каруби.

Ирина Лагунина: Сейчас по интернету гуляет видеозапись, как Ахмадинеджад вынужден бежать через заднее крыльцо Тегеранского университета под скандирование студентов – «Мусави!» и - в отношении нынешнего президента – «Лжец» и «Ахмади, бай-бай».
Гольназ, между городом и деревней в политических пристрастиях разница есть?

Гольназ Эсфандари: Конечно. Похоже, что деревенские жители и более бедные слои населения поддерживают Ахмадинеджада и четвертого кандидата - Мохсена Резаи. Но его не рассматривают в качестве серьезного оппонента нынешнему президенту. Но есть еще один момент, почему сейчас такое массовое движение в Иране и столько демонстраций молодежи. Знаете, в Иране очень мало развлечений. И молодежь использует этот момент относительной свободы для того, чтобы собираться на улицах и веселиться. Для них это как вечеринка. И их не очень беспокоит, кто победит на выборах. Ну, Мусави. Ну, хорошо. Цвет его кампании – зеленый. Очень ярко и привлекательно. Но во многом все это – просто ради веселья.

Ирина Лагунина: Но ведь такая молодежь может веселиться в ходе предвыборной кампании, но также легко может на сами выборы и не прийти.

Гольназ Эсфандари: Я только что читала блог молодой девушки. Она пишет, что выходит на уличные демонстрации каждый вечер. Вот дословно: «Я каждый вечер выхожу с друзьями и скандирую в пользу Мусави. Я одета в зеленое, и это классно. Голосовать я не буду, но развлечение хорошее». Но, несмотря на такие замечания, мне кажется, намного больше людей в этот раз выйдут на выборы. На прошлых выборах люди звонили друг другу и посылали SMS, убеждая не голосовать. На этот раз ситуация противоположная. И голосование для них – это не выбор какого-то нового политического истэблишмента. Они придут голосовать не за Мусави или кого-то еще. Они придут сказать нет Ахмадинеджаду, потому что его правление было для страны катастрофой. Есть даже избирательная шутка такая. Иранцы говорят, что между плохим, тем, что хуже, и самым плохим мы выбираем плохое.

Ирина Лагунина:
Мы беседовали с моей коллегой, специалистом по Ирану Радиостанции Свободная Европа Гольназ Эсфандари.
XS
SM
MD
LG