Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Первое, что необходимо, это рассказать людям о том, что происходит в Чечне». Эксклюзивное интервью испанского писателя Хуана Гойтисоло Радио Свобода


Ирина Лагунина: «Чечня, мир кладбищ» - так озаглавлена статья, опубликованная на днях в близкой к испанскому правительству газете «Паис». Ее автор – писатель Хуан Гойтисоло осуждает репрессивную политику Кремля в отношении этой кавказской республики и молчание Запада в связи со сложившейся там ситуацией. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Произведения Хуана Гойтисоло, который считается наиболее крупным из ныне живущих писателей Испании, начали переводиться на русский язык с 60-х годов прошлого столетия. В 2008 году в Мадриде завершилось издание собрания его сочинений в пяти томах. Это двадцать романов, эссе, воспоминания и путевые заметки. Писатель известен в мире благодаря таким своим произведениям, как «Печаль в раю», «Особые приметы», «Возмездие графа дона Хулиана», «Макбара», «Пейзажи после битвы», «Хуан Безземельный». По словам самого Хуана Гойтисоло, большое влияние на его творчество оказала в свое время русская классическая литература, в частности, произведения Льва Толстого. Отсюда и его интерес к кавказской теме. В интервью радио «Свобода» писатель признался:

Хуан Гойтисоло: Я большой почитатель и активный читатель русской литературы 19 столетия. В великолепных произведениях Пушкина, Лермонтова, в прекрасной повести Толстого «Хаджи-Мурат» воспроизводится кавказская драма, которая испокон веков волновала российскую интеллигенцию. Поэтому, когда я впервые поехал в Чечню – это было в июне-июле 1996 года - я взял с собой повесть Толстого. Меня послали туда в качестве корреспондента, но поскольку я все же писатель, то взял с собой книгу Льва Николаевича. Меня больше всего поразило тогда, что кавказская трагедия, спустя столько времени, так и осталась нерешенной. С тех пор мотивы повести Толстого и мои личные впечатления о поездке на Кавказ побуждают меня писать на тему Чечни.

Виктор Черецкий: «Сегодня мир царствует в Грозном, - отмечает Хуан Гойтисоло в газете «Паис». – Цена этого мира известна: это разрушенные города и села, осиротевшие семьи, тысячи людей, пропавших без вести и подвергнутых пыткам на контрольно-проверочных пунктах».
«Бывший министр обороны Павел Грачев называл чеченцев «тараканами», которых следовало передавить, - пишет автор. – «Другие российские «патриоты» – политики и военные – требовали вырезать их как «раковую опухоль» или перебить как «бешеных собак». Путин, со свойственным ему цинизмом и оппортунизмом, присоединился к «крестовому походу» Запада против международного терроризма, заявив, что он вносит в него вклад, воюя с кавказским джихадизмом. Теперь этот деятель выдает себя за миротворца, автора кавказского урегулирования», - замечает Хуан Гойтисоло:

Хуан Гойтисоло: «Кавказский вопрос Россия решала всегда однозначно - еще со времен царизма, с эпохи шейха Мансура - путем применения самого жестокого насилия. Правда, с тех пор и до наших дней ей так и не удалось уничтожить бунтарский дух чеченцев и их стремление к независимости и свободе.

Виктор Черецкий: «В случае с Чечней мы имеем дело с проявлением беспредельной жестокости, - говорится в статье испанского писателя. – Речь идет о целенаправленном уничтожении чеченской молодежи, а также женщин, стариков и детей, подозреваемых в так называемом «бандитизме». Сначала это делалось руками российской армии, а затем с помощью «эскадронов смерти» президента Кадырова. И это не преувеличение. Убийства, похищения, пытки, грабежи находят подтверждение в документах, собранных российскими и иностранными правозащитниками, среди которых фигурирует вдова Сахарова – Елена Боннер».
«Что касается чеченских лидеров, то их трагические судьбы наглядно демонстрируют цинизм и отсутствие каких-либо моральных принципов у хозяев Кремля, - отмечает Хуан Гойтисоло. - Так, президент Дудаев был убит варварским и откровенно гангстерским способом с применением современной технологии. Яндарбиева взорвали в Катаре. Масхадова, деятеля умеренного и прагматичного, избранного президентом на единственных свободных выборах, которые когда-либо проводились в Чечне, прикончили в селе Толстой-Юрт». Испанский писатель говорит, что «держит фотографию погибшего Масхадова у себя на письменном столе как напоминание о трагедии маленького народа, с которым его связывают некие невидимые узы солидарности».

Хуан Гойтисоло: Я думаю, что следовало бы создать специальный международный трибунал по расследованию преступлений в Чечне. Но, к сожалению, мы живем в слишком жестоком мире, где царствует произвол, где совершается множество преступлений против человечности – в Африке, на других континентах - и все эти преступления расследовать просто невозможно.

Виктор Черецкий: По мнению Гойтисоло, нынешний мир в Чечне «зиждется на терроре и запугивании», а расправы над чеченцами за рубежом, например, убийство бывшего охранника Кадырова - Умара Исраилова в Австрии, «напоминают худшие времена сталинизма, когда длинные руки НКВД доставали всех неугодных большевистскому режиму, будь то Троцкий или испанец Андреу Нин». Конец цитаты.
Вместе с тем, писатель отмечает, что есть ряд причин, ввиду которых Запад с самого начала конфликта фактически закрывал глаза на все происходящее в Чечне. Так, в свое время в интервью испанской газете «Мундо» Гойтисоло заявил, что мировое сообщество, приветствовав крах коммунизма в России, теперь не обращает никакого внимания на происходящее в Чечне, поскольку сочувствует становлению молодой российской демократии и не желает подвергать ее критике. «При этом забывается, отметил писатель, что в России речь не идет о демократии – на смену коммунизму пришла клептократия, то есть власть воров и коррумпированных чиновников». Конец цитаты.
Еще одна причина, по которой Запад, не обращает внимания на события в Чечне - экономическая. «Вопрос о правах человека придается забвению, когда эта проблема сталкивается с энергетическими интересами западных демократий», - считает автор.

Хуан Гойтисоло: Вся беда в том, что Евросоюз зависит энергетически от России. Энергетика – дело для него первостепенное. Поэтому о Чечне здесь постоянно «забывают», мол, есть другие более актуальные темы. О трагедии чеченцев практически не говорят ни западные политики, ни журналисты, а посему это вопрос сам по себе выпадает из поля зрения общественности.

Виктор Черецкий: «Так что, российских военных никто не намерен судить за геноцид в Чечне», - заключает автор. Вместе с тем, Хуан Гойтисоло отдает должное представителям российской интеллигенции, поднявшим голос в защиту чеченского народа. Он упоминает книгу Анны Политковской «Русский дневник» и трагическую судьбу журналистки, убитой, как пишет автор в газете «Паис», за «разоблачения казней без суда и следствия, пыток и других преступлений, совершаемых нынешними властями Чечни». По мнению писателя, Политковская заслужила самое глубокое уважение у правозащитников всех стран, в том числе Испании.

Хуан Гойтисоло: Любопытно, что многие представители российской интеллигенции и правозащитники отдают себе отчет в том, что происходит в Чечне. И они, несмотря на грозящую им опасность со стороны репрессивных властей, энергично протестуют против политики, проводимой в этом регионе.

Виктор Черецкий: Свою личную задачу и задачу всех, кого волнует судьба чеченского народа, испанский писатель видит в том, чтобы информировать общественность о злодеяниях, творимых в республике. В свое время по итогам поездки в Чечню он написал для газеты «Паис» семь очерков, каждый из которых стал своеобразным антивоенным манифестом писателя-гуманиста. Автор изложил в них истоки чеченской трагедии, причины многовекового конфликта с Россией. Описал встречи с чеченскими лидерами и сельскими жителями, беженцами, с российскими солдатами и политиками.
«Я испытываю отвращение к деспотии. Я не выношу национализм в любой форме его проявления. Мне чужда политика, но, когда я вижу проявление ксенофобии, то не могу молчать. Это худшая сторона человеческой натуры. То, что происходит в Чечне, нельзя оправдать – речь идет об уничтожении целого народа», - отметил автор в одном из заявлений испанской прессе. Гойтисоло продолжает регулярно выступать на чеченскую тему – и со статьями, и с интервью.

Хуан Гойтисоло: Первое, что необходимо, это информировать людей о том, что происходит в Чечне. Поэтому я так ценю героизм Анны Политковской и других журналистов – российских и иностранных, которые рискуют жизнь, чтобы нарисовать реальную картину происходящего. Задача в том, чтобы уничтожить стену молчания вокруг Чечни и познакомить мировую общественность с подлинной ситуацией в этой республике.

Виктор Черецкий: Знакомство с Чечней оставило глубокий след в жизни и творчестве Хуана Гойтисоло. Об своей поездке в 1996 году он вспоминает до сих пор. «Я был свидетелем опустошения и беспредельного варварства со стороны оккупантов, - пишет Гойтисоло в журнале «Кларин». - Я видел центр Грозного, буквально сметенный с лица земли, дома, превращенные в руины. У меня сохраняются фотографии скелетов жилых домов с пустыми глазницами окон, жители которых ютились в подвалах, без воды и света. Я до сих пор вижу наяву вереницы танков и бронемашин на улицах города-призрака, многочисленные патрули и контрольные пункты оккупантов. Репрессии, массовые казни, исчезновения людей, тайные массовые захоронения. Политика выжженной земли. Полное презрение к человеческой жизни во имя пресловутой идеи единства великой России».

Хуан Гойтисоло: Я жил в доме у чеченца в районе, который находился между зоной, занятой войсками, и зоной, контролируемой повстанцами. Я пользовался полным гостеприимством этого человека, который, как я узнал, бесследно исчез через две недели после моего отъезда, и больше его никто никогда не видел.

Виктор Черецкий: Писатель также неоднократно обращал внимание в своих публикациях на «нечистоплотную», как он выражается, пропаганду Кремля в отношении чеченцев. «В свое время, - отмечает Гойтисоло в статье в «Паис», - пропагандистские службы Москвы, подыгрывая международному сообществу, озабоченному борьбой с международным терроризмом, громогласно заявляли, что чеченцы являются ударной силой режима талибов в Афганистане, а также самыми кровожадными боевиками из личной гвардии Бин Ладена. Однако, в результате антитеррористической операции в Афганистане присутствие чеченцев там не было выявлено – их не было ни среди убитых, ни среди плененных».
«Но этот факт не охладил пропагандистский пыл Кремля, - пишет далее автор. - Российские лидеры продолжают настойчиво утверждать, что воюют в Чечне именно с международным терроризмом, что речь идет о войне «хороших с плохими» - демократии с фанатиками и убийцами, с наемниками Аль-Каиды. И этим они оправдывают убийства и пытки».
«Однако, - завершает свои заметки о Чечне в «Паис» Хуан Гойтисоло, - хорошо известно, что чеченский народ никогда не покорялся грубой силе и, возможно, не покориться на этот раз, разумеется, если он не будет полностью уничтожен физически».

Хуан Гойтисоло: Я не могу предсказать будущее. Борьба чеченцев ведется с 18 столетия, а мы живем в начале 21-го века. Что будут дальше, сказать трудно. В любом случае, все мои симпатии принадлежат этому народу, который стал мне таким близким.

Виктор Черецкий: Свои размышления о событиях в Чечне и о судьбах чеченского народа Хуан Гойтисоло изложил в книге «Записки о чеченской войне». Эта книга переведена на многие языки и издана в десятках стран мира, за исключением, разумеется, России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG