Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев встретился с руководителями политических партий, не представленных в парламенте


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шарый: Сегодня в подмосковной резиденции президента России прошла встреча Дмитрия Медведева с руководителями политических партий, не представленных в парламенте. На эту встречу были приглашены партии "Яблоко", "Правое дело" и "Патриоты России". За ходом этого события внимательно следил мой коллега Данила Гальперович, он сейчас в прямом эфире.
Данила, там все затянулось, вопреки ожиданиям, не так ли?

Данила Гальперович: Действительно, вопреки ожиданиями, встреча была очень долгой, но об этом подробнее позже. А сначала - о том, как открыл эту встречу Дмитрий Медведев. И совершенно очевидно, что фразы, которые он сказал представителям трех пришедших на встречу партий, были вполне как бы предлагающими провести благожелательную дискуссию и вроде бы означающие готовность слушать.

Дмитрий Медведев: Поговорим о политической системе, о тех инициативах, которые за последнее время были проведены через Государственную Думу. При всей, может быть, спорности любых инициатив я считаю, что эти решения направлены на то, чтобы создать современную, более демократическую политическую систему в нашей стране. При этом, конечно, процесс формирования политической системы происходит постоянно, и наверное, у вас есть тоже свои представления о том, что нужно было бы сделать, что делать не следовало бы.

Данила Гальперович: Говоря о последних решениях, инициативах, которые были внесены в Госдуму, - говорится и о равном доступе партий к телеэфирам, и равном доступе партий в смысле предвыборной агитации, кроме того, говорится о том, чтобы те партии, которые не преодолели барьер для прохождения в Госдуму, были все-таки в какой-то мере допущены в федеральный парламент. Ну, и уже по окончании встречи о ее результатах и о том, какой воздух, что называется, на ней был, нам рассказал Леонид Гозман, один из руководителей партии "Правое дело". Сначала – об атмосфере встречи.

Леонид Гозман: Встреча продолжалась 3 часа, что было для нас полной неожиданностью. Также я должен сказать, что неожиданностью для меня было то, насколько внимательно президент слушал и нас, и тех, кто говорил вещи, с которыми мы не согласны. Он отвечал каждому по каждому пункту абсолютно. Он был откровенен, по-моему и заинтересован. Мне кажется, что он чего-то такое услышал от нас, для себя ценное. Мне это было очень интересно именно с точки зрения понимания человека.
мы сказали все, что хотели. По крайней мере, вот я за себя могу сказать, что я сказал президенту абсолютно все, что хотел сказать. Вот что приготовил, я все сказал. Как я хотел ему передать документы, я ему их передал.

Данила Гальперович: О каких же документах идет речь и о каких позициях, которые Леонид Гозман заявлял, идет речь. Вот рассказ сопредседателя партии "Правое дело".

Леонид Гозман: Допустим, я передал ему письмо лауреата Нобелевской премии, академика Гинзбурга о так называемых "ученых-шпионах" с просьбой вникнуть в это дело еще раз. Я передал ему письмо организации "Бизнес-Солидарность" о неправосудных преследованиях бизнесменов.
Я сказал ему, что, собственно говоря, те люди, которых мы представляем или пытаемся представлять, у них есть ощущение некой неадекватности сложившейся политической системы требованиям сегодняшнего дня, что эта политическая система не обеспечивает ни политического представительства людей, ни правовой защиты, ничего, собственно говоря. Народ перекрывал дорогу не от хорошей жизни, а потому что нет депутата, к которому можно обратиться, нет прокурора, которые будет за закон, а не за начальство, нет прессы практически, которая готова скандал поднять, и так далее. И что вот существующая система, она не обеспечивает ни безопасности страны в условиях кризисного развития, ни инноваций, инновационного развития и так далее она не обеспечивает.

Данила Гальперович: Чтобы понять все-таки, с какой осторожностью Леонид Гозман рассказывает об этой встрече, нужно, наверное, послушать то, как терпимо, совершенно очевидно терпимо сопредседатель партии "Правое дело" относится к такому статусу президента и, что ли, не очень большой определенности его ответов.

Леонид Гозман: Я также сказал ему, что, поскольку сумасшедших не так много, мы, в общем, понимаем, что даже он не всевластен. Он, конечно, могущественный человек, но он не всевластен. Мы понимаем, что резкие изменения даже в правильном направлении, с нашей точки зрения правильном, они чреваты, в общем, разными последствиями, и надо всегда быть очень осторожным. И он как бы это подтвердил, он сказал, что, "конечно, я же понимаю, только у меня есть ответственность за результат". Я сказал, что мы хотим видеть его президентом демократической эволюции.

Данила Гальперович: Ну, до демократической эволюции, ясно, в общем, не очень еще близко. Еще партия "Яблоко" была очень довольна тем, что Медведев вроде бы поддержал включение представителей оппозиционных партий в Совет по борьбе с коррупцией. Об этом заявила пресс-служба "Яблока" уже после этой встречи.

Андрей Шарый: Спасибо, Данила.
Вместе с нами рассказ Данилы слушал известный политический эксперт Московского фонда Карнеги Николай Петров, он в прямом эфире программы.
Николай, Дмитрий Медведев всех оппозиционеров, которые с ним встречаются, внимательно слушает, производит на них заинтересованное впечатление, но в стране, кажется, мало что меняется. Каково значение этих встреч, на ваш взгляд?

Николай Петров: Мне кажется, что значение этих встреч двоякое. С одной стороны, создание некого имиджа и вовне, и у демократической общественности внутри страны, что вполне удается. А с другой стороны, это создание некого эффекта включенности, когда самые разные политики и общественные деятели, в том числе и те, которые активно не согласны с тем, что делает Кремль, вдруг видят в позиции президента некоторое сочувствие и даже готовность как-то услышать их и как-то использовать их мнение. И таким образом, они вместо того, чтобы критиковать режим и чего-то от него добиваться, начинают сотрудничество, которое пока, как мне кажется, ни к чему принципиально новому не привело. И важный элемент, который помогает оценить эффективность всех такого рода встреч, - это отсутствия каких бы то ни было реальных дел и реальных решений при весьма благожелательных заявлениях, которые часто бывают вполне либеральными и вполне демократичными, которые делает президент.

Андрей Шарый: Получается, что формируется такая вокруг президента, я бы это так называл, партия умеренного прогресса в рамках закона, как в книге Ярослава Гашека, когда все так очень осторожненько, очень осторожненько. У меня вот есть заявление партии "Яблоко" (нам, к сожалению, в эфир сегодня никого из этой партии заполучить не удалось), они предлагают президенту строить дома, бороться с коррупцией, защищать права граждан – в основном социальная программа такая. Может быть, есть смысл хотя бы встречаться для того, чтобы решать отдельно взятые социальные проблемы граждан?

Николай Петров: Мне кажется, в этом есть определенный смысл. Другое дело, что сейчас время совсем не такое, когда можно исходить из теории малых дел, из того, что мы поможем той или иной категории граждан – и всем станет жить лучше. Мне кажется, сейчас ситуация такая, когда разрыв между реалиями социально-экономическими с одной стороны и той партийной системы, которую Кремль выстроил в конце второго путинского президентского срока в расчете на экономическое благополучие, преуспевание и довольных граждан, чьи доходы постоянно растут, он уже достиг опасной величины. И в случае дальнейшего роста протестных настроений нынешняя партийная система просто не в состоянии будет канализовать их в парламентское законное русло. И мы вместо того, чтобы работали и активнее звучали и участвовали в принятии решений более оппозиционные партии, можем просто оказаться в ситуации неконтролируемого бунта.
XS
SM
MD
LG