Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как изменилась коллективная психология россиянин за последние два десятилетия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский психолог Ольга Маховская.

Андрей Шарый: Прошедшие со времени принятия декларации о государственном суверенитете России почти два десятилетия изменили страну, но во многом сохранили присущий советскому строю тип коллективного общественного сознания. Коллективный портрет россиянина я попросил нарисовать московского психолога Ольгу Маховскую.
Что для россиянина означает патриотизм? Как вы считаете?

Ольга Маховская: Патриотизм для россиянина – принадлежность к огромной группе людей, которая в значительной мере гарантирует его будущее, будущее его детей, с которой он связывает свои надежды, свои ресурсы. Это такой, помимо всего прочего, большой социально-психологический защитный механизм.

Андрей Шарый: Характеристики этого механизма изменились как-то за последние два десятилетия после распада СССР? Ощущение патриотизма у советского человека или у россиянина, живущего в Советском Союзе, и у россиянина, живущего в современной России, разное или это одно и то же?

Ольга Маховская: Конечно, разное время, поменялось. Тогда это было огромное символическое пространство, за плечами была большая история, идеология пропитана была этой историей, ценностями. А у коммунистического будущего была другая перспектива – огромная, непонятная, но гарантированная самим государством и, соответственно, другая позиция у человека, которому не нужно было принимать каждый день решение. Жизнь протекала монотонно по заданным извне лекалам, не нужно было соответствовать, что было трудно для людей творческих, а для большинства это, как мы теперь видим по ностальгическим настроениям, это было наиболее лучшей, наиболее спокойней, защищенный способ проживания.
Сегодня Россия очень часто воспринимается как экономическое пространство, в котором ты вынужден выживать, искать работу. Если были раньше надежды на то, что можно было уехать и найти работу где-нибудь еще, то сегодня россиянин понимает, что он нужен и востребован, скорее всего, здесь, на месте. Это хорошо, если у него есть работа, которая помогает жить более-менее нормально ему и его семье.

Андрей Шарый: Чувство уверенности в себе и в своем государстве сейчас для россиянина это характерное чувство?

Ольга Маховская: Россияне, как и советские граждане, люди не уверенные в себе. Потому что существование в условиях разрыва между идеальным и тем, как хотелось бы, фантастическим и тогда в коммунистическом прошлом или социалистическом прошлом и сегодня, когда мы сами не знаем, чего мы хотим, и наши надежды фантастичны, и реальной жизнью, когда человек чувствует себя неуверенно, оценивает свои собственные ресурсы как маленькие, считает, что его жизнь не справедливо обделена – вот этот разрыв всегда дает высокую неуверенность. Поэтому в условиях толпы и демонстрации, в кругу друзей, с которыми мы говорим за праздничным столом, мы готовы демонстрировать свою готовность преодолевать большие барьеры трудностей, и можем говорить о своей независимости и так далее, то есть мы экзальтируемся. Но оставаясь один на один с собой, мы, психологи, об этом знаем больше, чем другие, люди с отчаянием не знают, что им делать со своей жизнью, что им делать дальше, чем они могут помочь своим близким. А главное – показывают, насколько они сами нуждаются в поддержке, помощи и внешнем совете.

Андрей Шарый: Насколько важно в этом психологическом самоощущении россиянина государственная принадлежность? Ему важно то, что он живет в России, что у этой страны такой президент, что эта страна такая, какая она есть?

Ольга Маховская: Опросы показывают, что ему есть дело в некотором таком аспекте – важно, кто возглавляет страну. Для него важно, чтобы этот человек был по-прежнему симпатичен, потому что для нас важны не формальные критерии. Когда нам человек нравится, мы с трудом можем ответить – почему, собственно, он нравится. И если даже он совершает очевидные поступки, заслуживающие критики, мы отдаем предпочтение своим собственным симпатиям, а не каким-то критическим оценкам – внешним или своих друзей. В этом залог популярности политических лидеров. Конечно, очень важно, чтобы государство демонстрировало свою мощь и амбиции. Хочется верить, что если не ты сам можешь достигать больших результатов, то, по крайней мере, государство, с которым ты идентифицируешься, с которым ты сливаешься, способно на многое, и не стоит в последнем ряду.

Андрей Шарый: Государственная символика в этом смысле много значит? Ясно, что любой праздник – это фетишизация неких общественно-политических процессов. В данном случае, речь идет о национальном флаге, о гербе, о гимне, о фигуре президента символической. Это важно или с раздражением россияне к этому относятся?

Ольга Маховская: Если мы говорим о том россиянине, который систематически голосует за власть, то, конечно, они воспринимают символику и всю ритуалистику власти с энтузиазмом, с пониманием, демонстрируют уважение. И на улицах Москвы можно увидеть очень много людей, у которых такие ленточки, флажки. Это у продавщиц в магазинах, это просто люди по улице ходят. Значит, это для них тоже нечто обозначает, для них это действительно праздник, их личный. Для людей, которые делают ставку на свои силы, а таких все больше, жизнь их трудна, эта символика просто тот ассортимент, который всегда есть у любого государства. К нему отношение двойственное, потому что и флаг, и гимн, и герб должны быть, но хотелось, чтобы психологически, эмоционально они были насыщенными и ощущением твоей собственной победы, твоей собственной востребованности, ощущением, что в этой стране у тебя есть свои личные перспективы.

Андрей Шарый: Лидер страны Владимир Путин – это человек такого агрессивного напористого политического стиля. Я сейчас не вкладываю никаких определений в то, куда направлен этот напор и эта некоторая агрессия. Передается ли это состояние на уровне социальной, коллективной психологии? Россиянин – это общественно дружелюбное создание или это, скорее, создание агрессивное, напористое, готовое к конфликту?

Ольга Маховская: Россиянин – это существо разное, я бы сказала. Потому что ни одна психическая тенденция не существует без какой-то своей альтернативы. Мускулиная сторона россиянина, который, конечно, олицетворяется президентом, он агрессивен, напорист, не знает компромиссов. С ним очень трудно договариваться. Весь цвет и все модели такого поведения мы видим на примере наших депутатов, дипломатов. Это приносит свои плоды закономерные. Такая политика оценивается как агрессивная.
Что касается женской части населения или среднестатистическая россиянка, то она по-прежнему вынуждена быть терпеливой, по-прежнему ей приходится больше работать, чем она может по своей психофизике, по-прежнему у нас власть принадлежит мужчинам, а ответственность женщинам. Это то, что было и в советские времена, и то, за счет чего очень многие социальные программы, думаю, что и экономические, потому что это касается и ресурсов производственных, проваливаются, не складываются. Принимаются решения одними, а исполняются другими. Между ними нет никакой практики культуры договоренности.

Андрей Шарый: Психологический портрет уже готов. Определите основные черты социально-психологический современного россиянина.

Ольга Маховская: Современный россиянин – это человек с большими амбициями, при этом он не уверен в себе, у которого по-прежнему фантастическое представление или очень неопределенное. У него очень высокие требования, которые он предъявляет окружению, и расчеты, ставки на будущее. Он так и не стал до конца прагматиком. Его способность критически оценивать реальность, особенно когда касается это власти, она пока еще слабо сформирована. Он не уверен в себе, но он всей душой болеет за своих близких, переживает, иногда его переживание достигает крайней степени отчаяние. Он в таком амбивалентном мятежном внутреннем состоянии. Во всяком случае, таким видят со стороны россиянина сегодня психологи.
XS
SM
MD
LG