Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За неуплату алиментов – три месяца строго режима (Удмуртия)


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:

Километрах в 20 от Ижевска, в поселке Ягул, расположена исправительная колония строгого режима номер 1. Здесь же – следственный изолятор и даже колония-поселение. Для всякого заключенного или подследственного в Удмуртии попасть в Ягул – это страшное дело. Потому что репутация у ИК-1 пыточной тюрьмы.
Три месяца и десять дней провел в Ягульской колонии 59-летний Владимир Ковальчук. Таких незначительных сроков для изоляции строгий режим не предполагает. Что же натворил этот человек? В течение пяти последних лет он разбирается со своей бывшей женой по поводу алиментов - жена считает, что он должен больше, чем платил. А сыну нынче уже 19 стукнуло. Мировой суд по иску бывшей жены присудил его к десяти месяцам отработки, а инспектор уголовно-исполнительной инспекции, сочтя, что Ковальчук уклоняется и нарушает, просила суд наказать его построже. Так человек предпенсионного возраста с сильным остеохондрозом оказался на нарах рядом с насильниками и убийцами.
С вами вместе приехали, вы сказали, 22 человека. Какие были статьи?

Владимир Ковальчук: Убийство, изнасилование. Один маньяк с нами приехал. Такой рыженький. Поймали где-то здесь. Дали 13 лет.

Надежда Гладыш: Мало того. По приезде в зону Ковальчук неделю провел в штрафном изоляторе, который выполнял роль карантина. И вот чем вновь прибывшие там занимались.

Владимир Ковальчук: Где-то полдевятого всех, кого привезли, раздеваешься догола. Если не успеваешь, тебя еще пинают. Потом изучает ПВР (правила внутреннего распорядка). Ты должен наизусть как стихотворение знать. Чуть-чуть запинка, например, все – иди. Ведут в СИЗО по пяткам бьют. Первый раз по пять ударов на каждую ногу. Второй раз уже 10 ударов.

Надежда Гладыш: Это за то, что не знаешь…

Владимир Ковальчук: Просто наизусть ты говоришь, и сделал ошибку. У парней ноги болели, опухали. В меня сейчас правая пятка тоже болит.

Надежда Гладыш: Третье взыскание Владимир Ковальчук получил за склероз.

Владимир Ковальчук: Третий раз меня за то, что я сказал – наверное, по старости память плохая. Вот так высказался. "Я тебе сейчас такой склероз покажу". Повалили, сел на меня. Я говорю: "Я же могу своими словами это все пересказать. Зачем мне нужно как стихотворение говорить". "Ты еще у меня поговори". И снова по пяткам начали… Боль такая. Он говорит: "Скажи, что склероз у тебя прошел". Я говорю: "Все, склероза нет". Он говорит: "Громче! Ори!". И еще сильнее бьет. Потом я – бух! Они уже сами испугались.

Надежда Гладыш: Сознание потеряли?

Владимир Ковальчук: От боли в голове зашумело. Раз, сразу мне встряхнули, на ноги – одевай ботинки и давай отсюда. Я кое-как вышел.

Надежда Гладыш: Только благодаря вмешательству тюремного доктора Ковальчук был определен в инвалидную команду и там благополучно досидел свои три месяца. Хотя нагляделся всякого. К примеру, на его глазах человек выбросился из окна 3 этажа.
Я прошу прокомментировать ситуацию с Владимиром Ковальчуком руководителя ижевского отделения Всероссийского движения "За права человека" Ларису Фефилову.

Лариса Фефилова: Там убийцы, насильники, а тут, извините, просто за…

Владимир Ковальчук: Административная статья.

Лариса Фефилова: Да! И человека осуждают на уровне с убийцами!

Надежда Гладыш: Особенно странно во всей этой истории то, что, по утверждению Владимира Ковальчука, в зале суда он своими ушами слышал, что в приговоре ему была определена колония-поселение. Само же определение он получил на руки лишь два месяца спустя после отбытия срока. Сейчас у него не проходят боли в пятках и руках. И он намерен искать справедливость, для чего и обратился к правозащитнику.
XS
SM
MD
LG