Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги первой встречи президента Медведева с лидерами партий, не представленных в парламенте, подводим с участниками встречи и генеральным директором Совета по национальной стратегии Валерием Хомяковым


Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев считает, что все политические партии, а не только прошедшие в парламент, должны иметь равный доступ к средствам массовой информации. Он высказал это мнение на встрече в четверг с представителями трех партий - «Яблоко», «Патриоты России», «Правое дело», которые на последних парламентских выборах не преодолели 7% барьер. В мае был принят закон о равном доступе к телевидению и радио всех парламентских партий, теперь Медведев предлагает его расширить за счет непарламентских. Президент также высказался за уменьшение сбора подписей членами этих партий на парламентских выборах. В начале встречи президент поздравил гостей с Днем России и сообщил, что готов обсудить любые вопросы. Итоги первой встречи президента Медведева с лидерами партий, не представленных в парламенте, мы подводим с генеральным директором Совета по национальной стратеги Валерием Хомяковым. Насколько органичным вам показался состав сегодняшних участников встречи с президентом?

Валерий Хомяков: С одной стороны, действительно, некий элемент формальности присутствует, что, да, сначала президент встретился с лидерами четырех партий, которые представлены в думе, и потом, естественно, такая логика, что с теми партиями, которые зарегистрированы в Министерстве юстиции, но в думу по разным причинам не попали, поэтому элемент формализма с одной стороны присутствует. С другой стороны, все эти три партии в той или иной степени можно считать идеологическими. Это касается и «Правого дела», как правопреемника Союза правых сил, и «Яблока», безусловно, и наверное в какой-то мере относится к «Патриотам России». Хотя, если говорить об этой составляющей, то наиболее все-таки идеологическая партия – это партия «Правое дело», где есть еще персонифицированные носители идеологии, как Гайдар, хотя он не входит в руководящие органы этой партии, но тем не менее, он символ тех реформ, которые были в начале 90. Явлинский, безусловно, является сам по себе символом, символичной фигурой, который присутствовал на этой встречи. Поэтому закономерность особая присутствует. Конечно, президент мог встретиться и с другими партиями, которые на грани были регистрации или были зарегистрированы в Министерстве юстиции, как Республиканская партия, анпиловцы, но президент выбрал эти достаточно партии, которые, с одной стороны, не являются совсем отвязанной оппозицией, которые говорят - все плохо и ничего хорошего нет, и эти партии пытаются играть некую роль конструктивной оппозиции.

Владимир Кара-Мурза: Перед началом сегодняшней беседы президент обратился к собравшимся. Давайте послушаем его слова.

Дмитрий Медведев: Мы говорим о политической системе, о тех инициативах, которые за последнее время были проведены через Государственную думу. При всей может быть спорности любых инициатив, я считаю, что эти решения направлены на то, чтобы создать современную, более демократическую политическую систему в нашей стране. При этом, конечно, процесс формирования политической системы происходит постоянно. И наверное, у вас есть тоже свои представления о том, что нужно было бы сделать, что делать не следовало.

Валерий Хомяков: Мне кажется, что здесь ключевое слово, то, что он сказал в конце, наш президент, то, что у вас есть свои собственные представления, что нужно сделать и что не нужно сделать. С одной стороны, вроде бы партии, которые не имеют столь мощного влияния, как, допустим, партии, которые находятся в думе. С другой стороны, видимо, президент пытается все-таки понять все спектры и посмотреть уже глазами этих партий, представителей партий на ту ситуацию с политической системой, с экономической системой, которая сейчас у нас складывается. Это отрадно на самом деле. То есть президент пытается установить еще один канал обратной связи с обществом через партии, которые не представлены в думе, чтобы иметь более полное представление о тех настроениях, которые в этом обществе существуют, в том числе по тем инициативам, о которых он сказал в самом начале своего выступления.
Поэтому это весьма отрадное явление, это только стоит приветствовать, если высшее лицо в государстве интересуется подобного рода настроениями. Я как-то не припомню, чтобы Владимир Путин подобные встречи проводил, может быть я не все знаю, но что-то не помню, влет не вспоминается. Борис Николаевич на первом этапе встречался со всеми представителями партий тогда, когда еще и думы не было. Это было в 91 году после подписания Беловежских соглашений, это было и позже, когда шла достаточно острая борьба, когда начались реформы Гайдара, демократическое движение оказалось неким образом расколото. Но то, что делает Дмитрий Медведев, в этом смысле у меня, безусловно, вызывает уважение и большое любопытство.

Владимир Кара-Мурза: Философ Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России университета Дружбы народов, теряется в догадках относительно смысла сегодняшней встречи.

Игорь Чубайс: Я видел выпуски новостей, видел эти беседы, видел Явлинского немножко смешного. Но я не понимаю смысл таких встреч. Потому что встречи должны быть регулярные, нормальные, естественные, встречи должны быть по просьбе руководителей партий. А в данном случае президент выбрал какие-то три совершенно разные группы, не похожие друг на друга, целый ряд других небольших партий вообще не попали, их не слышно. Это не систематический процесс, а какой-то разовый. Поэтому что из этого будет дальше, что получится. Что, президент услышит голоса, призывы, проекты? Да они не слышат те вещи, которые звучат постоянно. Народ требует прекратить программу «Дом-2», она как ни в чем ни бывало идет. Поэтому какая-то показуха, я не воспринимаю это всерьез.

Валерий Хомяков: Отчасти я уже об этом сказал, действительно, надо посмотреть, что будет дальше происходить, насколько регулярно будет подобного рода общение Дмитрия Медведева с представителями партий, не представленных в думе. Но, конечно, тут много развилок. Называть это встречей формальной я бы не рискнул. Поэтому Игорь Борисович отчасти прав, но, думаю, все-таки не о «Доме-2» шла речь и цель встречи совершенно иная, о чем я уже сказал перед этим, установить или попытаться установить, посмотреть глазами руководителей партий, не попавших в думу, на складывающуюся ситуацию с политической, экономической системой, что у нас происходит и услышать их предложения, которые там были в достаточно большой степени представлены.

Владимир Кара-Мурза: Георгий Бовт, сопредседатель партии «Правое дело», остался доволен атмосферой сегодняшней встречи.

Георгий Бовт: Встреча длилась три часа, там кроме нас были «патриоты» и «яблочники» по три человека и каждый имел возможность высказаться, Медведев записывал. То, что он встречается с непарламентскими партиями - это хороший сигнал, и я думаю, что там прозвучала эта мысль, что в регионах тоже должны последовать примеру, более активно вести диалог с обществом, не только с «Единой Россией», но и с другими организациями, неправительственными, непарламентскими партиями в том числе. Был хороший сигнал. Я думаю, Медведев будет встречаться и не только с нами, но упомянул, что он встретится с неправительственными организациями, правозащитниками в ближайшее время. Кстати, во время встречи я убедился в том, что он пользуется диверсифицированными источниками информации, в частности, активно пользуется интернетом.

Валерий Хомяков: Согласен с Георгием, действительно это очень любопытная встреча. Но для меня мерилом того, насколько президент хочет услышать свою страну, весь спектр тех мнений, которые существуют, это была бы встреча может быть не столько с общественными организациями, хотя это важно и нужно, наверное, было бы любопытно, если бы состоялась встреча с лидерами «Солидарности». Там тоже достаточно серьезные влиятельные люди, которые знают ситуацию, и Михаил Михайлович Касьянов и Гарри Кимович Каспаров и другие, и Борис Немцов. Поэтому было бы, наверное, тоже неплохо пообщаться президенту, услышать еще одну точку зрения. Если Дмитрий Медведев пойдет и на эту встречу, то тогда это будет действительно очень любопытным и новым явлением в нашей политической жизни.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Валерию Хомякову. В комедии Грибоедова на вопрос Чацкого известный персонаж Скалозуб, чем он занят, отвечает: шумим, братец, шумим. Если мы вспомним громогласное заявление Медведева о борьбе с коррупцией, то почему оно закончилась, не успев начаться. Если мы вспомним указ Медведева о том, что последние ветераны Великой отечественной войны к 10 году получат благоустроенное жилье. Я каждый день вижу, как вымирают последние ветераны, и не видел ни одного, который получил обещанное жилье.

Владимир Кара-Мурза: Это Репетилов говорил: шумим, братец, шумим. Скалозуб был верноподданный генерал.
Валерий Хомяков: Конечно, я согласен с Николаем, что первый год президентства Медведева и состоял из посылок, сигналов в разных направлениях. Сигнал по борьбе с коррупцией, сигнал по демократизации политической системы, партийной системы. Я думаю, что второй год он действительно уже перестает быть годом ожиданий от Дмитрия Медведева и действительно надо начать действовать, в том числе сажать, как Владимир Путин недавно высказался. Я думаю, что это будет. Потому что борьбе с коррупцией ничто не мешает. Есть уголовный кодекс, есть соответствующий закон о борьбе с коррупцией, который был принят, поэтому надо сжать. Будем смотреть, когда от слов к делу наш президент начнет переходить. Это будет очень важно и нужно, я считаю, для нашей страны, особенно в нынешних условиях, в условиях кризиса.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Тюлькин, первый секретарь незарегистрированной Российской коммунистической рабочей партии, бывший депутат Государственной думы, не удивлен выбором собеседников Кремля.

Виктор Тюлькин: То, что президент Медведев встретился с лидерами этих партий, нет ничего удивительного, потому что их даже с большой натяжкой нельзя назвать оппозиционными партиями. И «Яблоко», и «Патриоты», и тем более «Правое дело» по большому счету поддерживают нынешний конституционный строй и политико-экономическую формацию, которая базируется на частной собственности и называется капитализмом. Наша партия является оппозицией непримиримой, несистемной, которая имеет целью изменить этот строй, развернуть общество на курс социализма. Поэтому для президента, для сегодняшних правящих кругов эта оппозиция неприемлема, и они сделают все, чтобы ее не то, что не приглашать, чтобы ее постараться вытеснить за рамки публичной политики, будет возможность, они выведут ее за рамки закона и даже применят репрессивные меры.

Валерий Хомяков: Если партия Тюлькина будет заниматься всякими вещами, связанными с новой революцией, то, наверное, так и произойдет. И очень жаль, что в свое время не состоялось то же с большевиками, тогда бы мы может быть не плутали 72 года непонятно где, а жили бы в совершенно другой стране.

Владимир Кара-Мурза: Намекает на Республиканскую партию Владимира Рыжкова, на партию Лимонова. Намекает, на все партии, которые не зарегистрированы по надуманным поводам.

Валерий Хомяков: Здесь чисто формально: партия зарегистрирована, с ними встретился. Я на самом деле считаю, что Медведев мог бы встретиться с представителями тех партий, которым по разным причинам было отказано в регистрации, но за которыми тоже есть члены партии, у которых есть может быть не столь радикальные взгляды, как у Виктора Тюлькина, но тем не менее, это тоже люди, которые являются носителями определенных настроений в нашем обществе, почему их не послушать. Поэтому будем ждать. Я надеюсь, что Дмитрий Медведев пойдет дальше.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Конечно, если бы не большевики, сейчас бы баварское пиво пили. А вообще эти партии, которые были приглашены к господину Медведеву, они показали, как нужно себя вести, чтобы пополнить ряды управляемой демократии. Давайте вспомним, что Григорий Алексеевич говорил про народ-погоду, что власть можно не любить, но поменять ее нельзя. Другой товарищ говорил, что Ельцину надо памятники поставить по всей Руси великой, по всем городам, как господин Гозман. А о «Патриотах России» чего и говорить. Поэтому это метку набросили на них, что вы, ребята, хорошие, а Тюлькина мы не допустим. И господин гость сегодняшний такое же говорил, по-моему.

Валерий Хомяков: У меня у самого масса претензий к тем партиям, которые сегодня были. Я уж не очень хорошо знаю партию «Патриоты России», но «Яблоко» и «Правое дело» мне хорошо известны. Я одно время был членом федерального политсовета СПС и прекрасно осознаю, что именно в этих условиях у «Яблока» и у Союза правых сил бывшего, а ныне «Правое дело» есть величайшее огромнейшее поле для деятельности. Совершенно недавно Владимир Путин достаточно резко высказался относительно той партии, лидером которой он является, «Единой России», что еще в октябре прошлого года он просил, решения какие-то были приняты, чтобы партия занималась мониторингом ситуации на местах, чтобы были каналом обратной связи и не ждали всяких указаний из центра, а докладывали о том, что здесь может что-то взорваться. Если бы действительно канал был установлен, а не было бы ситуации, связанной с Пикалево или, допустим, на Дальнем Востоке, где «Русский вольфрам», известное предприятие, тоже находится в состоянии, эту работу могли бы сейчас на себя взвалить и «Яблоко», и «Правое дело».
Если у вас есть региональная структура, которую вы заявили в Министерстве юстиции, подтвердили то, что они существуют и есть 58 тысяч в том же «Правом деле», почему тогда вы не идете в народ? Идите в народ, вас там ждут на самом деле. Много можно ходить по кремлевским кабинетам, договариваться о том, что хорошо, если бы мы были в будущей Государственной думе, получить один мандат, но этого мало для того, чтобы считаться полноценной партией. А в народ идти – это совершенно другая работа, это не значит надеть галстук, фирменный пиджак и отправиться в Новоогарево на встречу с президентом. Надо одеть телогрейку и идти разговаривать с обычными людьми. Собирать информацию и доносить до общественности о том, что складывается та или иная ситуация весьма негативная по бездеятельности и «Единой России», отделений региональных, тех чиновников, о которых тоже Медведев достаточно жестко высказался и пообещал, что если вы не будете заниматься теми проблемами в ручном управлении, которые у вас есть в регионах, то с вами будем расставаться.
Поэтому для партий, этих трех, по крайней мере, и не только трех, а для большинства, для многих партий сейчас складывается исторический шанс, кто из них на самом деле окажется ближе к народу. Пока я знаю, что в Москве как-то ни одной из партий я не видел ни по проблемам, которые складывались в Сокольниках, в других горячих точках, ни по поводу точечных застроек, ни в Южном Бутово я не видел представителей партий, не слышал о том, что были, потом Митрохин появился, за что ему большое спасибо и в Сокольниках, кстати, здорово подсобил. А так в принципе никто не хочет заниматься вот этой черновой, невидной, но очень важной и нужной работой.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня жаловались они, что даже в местные собрания не пускают. Митрохин говорил, что Вишневского советником районного собрания в Санкт-Петербурге заблокировали.

Валерий Хомяков: Я понимаю, что есть такие проблемы, естественно. Конечно, такие проблемы существуют, и партия, которая считает себя правящей, думает, что она не просто правящая партия, а руководящая и направляющая сила нашего общества, как заявляла о себе другая партия, что было записано в конституции СССР. Но, тем не менее, всегда можно найти, как донести до общественного мнения, подсказать людям. Все-таки и в «Яблоке» региональные руководители, активисты, и в «Правом деле» и в «Патриотах России» руководители достаточно опытные, умеют, понимают, знают, что делать. Тогда идите в народ, объясняйте людям, постарайтесь им помочь. Вчера встречались с президентом, значит у вас есть возможность донести до администрации президента, до правительства о том, как складывается ситуация, о том, как кризис на самом деле проистекает. Вот главная проблема нынешней ситуации: никто не знает, как на самом деле проистекает кризис. И мы видим ситуацию с Пикалево и в других местах тоже. Таких точек порядка 500, я думаю.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель:
Добрый вечер. Вот господин Хомяков, смотрите, наша конституция стала какой-то теорией, вернее, книжной теорией. И вот наступил необратимый процесс – упадок, упадок и в обществе, и в промышленности, и упадок всего. И страна стоит, качается, раздумывает, то ли развалиться, то ли устоять. Тут башкиры чего-то засуетились. И вот наш президент решил пары спустить, я так думаю. Собрал три партии карманные бывшие свои. Но ведь он не пригласил остальные партии, их же много.

Валерий Хомяков: Говорил я уже я на эту тему, и высказывался Виктор Тюлькин по этому поводу. Но, наверное, проблема у нас много и, наверное, не только партии, представленные в думе, и эти три партии отражают спектр общественных настроений. Да, конечно, президенту кладут на стол итоги соцопросов, которые сейчас очень важны, как мне кажется. Другое мнение, мнение более радикально настроенных политических деятелей, я думаю, было бы тоже интересно. Пойдет ли на это президент - это является ответом на то, кто есть мистер Медведев, в отличие от Путина. Был вопрос ему задан, когда он только стал президентом. После года президентства Медведева теперь возникает этот вопрос, кто такой Медведев. Он на самом деле такой человек, который действительно хочет понять свою страну во всех ее гранях, во всех ее аспектах. Считалось в течение года, что это просто некий клон от Путина, теперь Медведев в течение года доказал или пытается доказать, почти доказал, что он самостоятельный политик и хочет быть самостоятельным президентом, что видно по этим, в частности, встречам. Но пойдет ли он дальше, еще шаг сделает по направлению к другим политическим силам, тем же лимоновцам, каспаровцам, касьяновцам - это будет очень любопытно.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня присутствовал по правую руку от него Владислав Сурков, он служит напоминанием о преемственности с прежним политическим курсом. Он, судя по всему, подбирал участников предыдущих встреч. И Андрея Лугового, не спросясь президента Медведева, позвали с ЛДПР, что вызвало возмущение всего цивилизованного сообщества.

Валерий Хомяков: Безусловно, Сурков отвечает за состав участников и контролирует.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко», участник сегодняшней встречи, склонен верить обещаниям президента.

Сергей Митрохин: Президент сказал, что в общем в вертикали власти ничего плохого самой по себе нет, она возникла как наведение порядка в результате 90 годов. Но в то же время он поддержал ряд предложений партии «Яблоко» антикризисных, пакет которых мы ему передали. Мы передали наши предложения по борьбе с коррупцией, по изменению целых отраслей законодательства, некоторые представители партии говорили о дискриминации, существующей по отношению к непарламентским партиям. У них нет доступа к эфиру государственного телевидения, они на выборах должны платить за эфир, в отличие от парламентских партий. Тогда совершенно непонятно, где же честная, равная конкуренция. Президент на это ответил, что в ближайшее время ждать каких-то серьезных изменений не стоит. Хотя он сказал, что он готов со временем ставить вопрос о снижении барьера на выборах до 5%. Но это все должно происходить эволюционным путем. А сколько этот путь будет длиться, сегодня никто не знает.

Владимир Кара-Мурза: Насколько реалистично выглядят обещания президента понизить процент проходного барьера в думу или количества подписей для членов партии?

Валерий Хомяков: Он об этом говорил еще, по-моему, в своем послании, которое он озвучивал, когда говорил о 7%, что «пока» - слово ключевое, пока 7% он считает нормальным для прохождения в партию. Но это «пока» может длиться, как Сергей Сергеевич правильно сказал, за полгода исчезнуть, а может быть длиться до следующих выборов. Я думаю, что все-таки, надеюсь, по крайней мере, на то, что к 11 году у нас будет процент снижен – это во-первых. И второе, что я считаю принципиально важным, об этом тоже не только я говорил, а многие мои коллеги, представители политических партий, что вообще если партия зарегистрирована в Минюсте, зачем с нее требовать сбор подписей. Это просто глупость какая-то. Партия зарегистрирована в Минюсте, она подтвердила свое существование тем, что собрала необходимые 50 или 45 тысяч членов, доказала, что они существуют, идут проверки, все подтвердилось. Поэтому, зачем для участия в парламентских выборах или выборах в региональные парламенты собирать подписи для этих партий, которые в Минюсте представлены официально, зарегистрированы. Об этом то ли «Яблоко», то ли СПС говорили на сегодняшней встрече, и президент тут сделал пометку, что было бы неплохо, то есть будет думать, размышлять, разрабатывать вопрос, даст поручения соответствующие.
Посмотрим, пойдет ли дальше этот процесс демократизации партийно-политической жизни, демократизации избирательного законодательства, пойдет ли он дальше или он просто будет, сделали небольшой шажок, приняли соответствующие законы, что член партии, если партия набрала более 3%, может находиться в думе. Что такое один среди 450 депутатов? Один – это все равно, что ни одного. Тем не менее, я думаю, что такие подвижки, я пока оптимистом остаюсь относительно и президентства Медведева, и того, что он делает, и те ожидания, которые у меня есть, по крайней мере, думаю, что они могут воплотиться в жизнь.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Вот итоги подводить этой встречи еще очень рано, мне кажется. Потому что собрались три партии, которые не входят в думу - это ясно и понятно. Сергей Митрохин, до меня говорили, что говорили, Сергей Митрохин говорил о чиновниках. Это тоже понятно, что чиновники. Но дело в том, что Николай из Тулы, я его поддерживаю, он говорил, что ветераны умирают, я это тоже вижу. У нас такой же процесс происходит. Мне кажется, нужна четкая программа выхода России из кризиса.

Валерий Хомяков: Я согласен с Сергеем, безусловно, итоги подводить рано. Да, состоялась встреча, встретились 10 человек, плюс Владислав Сурков 11-й был, может быть были еще какие-то помощники. Но запущен сам процесс, были обозначены позиции. Президент сказал об одном, то, что он хочет услышать от представителей этих партий, а партии постарались максимально, как мне кажется, подробно, детально донести до президента свои позиции, в том числе по антикризисным программам, в том числе о том, что нужно делать в сфере равного допуска партий к СМИ, участия выборах, выравнивания перекоса, который существует между парламентскими и непарламентскими партиями. Поэтому поговорили люди.
А дальше, если пойдет процесс и будут пожелания партий неким образом, не все, конечно, об этом говорить сложно и невозможно, но хотя бы часть начнет воплощаться в некие законодательные инициативы со стороны администрации президента, то можно просто говорить, что, да, пошел некий процесс не просто диалога, не просто разговора, но сближения позиций высшего лица в государстве, Государственной думы, которая соответствующие законопроекты должна принять, и представители партий, которые, обладая определенным количеством влияния, количеством членов и количеством избирателей потенциальных, все-таки в думу не попали. Это было бы очень любопытно, важно для нашей страны, в том числе в условиях кризиса, особенно сейчас, когда пока не совсем понятно на каком дне мы находимся, может двойное дно, тройное дно или сколько мы будем лежать на этом дне.

Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, член федерального политбюро движения «Солидарность», полагает, что президент ищет новых партнеров по диалогу.

Иван Стариков: Президент Медведев, пока у него нет собственной политической силы, у премьера Путина есть «Единая Россия», президент Медведев ищет неформальные коммуникативные связи, в том числе и среди той оппозиции, которая в случае дальнейшего развития кризисных явлений может выйти на авансцену. Это могут быть и левые патриотические силы, и либеральные силы, либо их коалиция. Если события будут развиваться по негативному сценарию в экономике, ситуации, подобные пикалевской или дальневосточным по предприятию «Русский вольфрам» будут множиться, а они, безусловно, будут множиться осенью, то Дмитрий Медведев, наверное, предпримет попытку для встречи с так называемой внесистемной оппозицией, с той же «Солидарностью», Объединенным гражданским фронтом и так далее. Поэтому президент Медведев проводит ревизию политических сил, на которые он мог бы опереться, если ему придется отправлять в отставку правительство.

Валерий Хомяков: Думаю, что об отставке правительства говорить еще рано. Хотя согласен с Иваном Валентиновичем, что факторов неопределенности о том, как будет развиваться ситуация осенью, в начале 10 года, безусловно, много. Я уже говорил о том, что было бы хорошо, чтобы президент встретился с системной оппозицией и выяснил их соображения о том, как у нас политическая жизнь складывается и проистекает, и экономическая в том числе. Тем более, об этом тоже кто-то говорил из представителей партий и внесистемной оппозиции, достаточно много людей, которые могли бы в этой сложной для нас ситуации приносить вполне очевидную пользу. Тот же Михаил Михайлович Касьянов, чем не губернатор какого-нибудь из регионов, который находится в весьма плачевном состоянии. Тем более президент Медведев очень много говорил о необходимости, о кадровом голоде. Чем не губернатор? Влияние есть, известность высочайшая во всем мире. Мог бы, допустим, инвестиции за счет своих связей в этот регион привлекать. Тот же Борис Немцов, ряд других фамилий можно называть. Опыт есть, почему это не использовать. Я думаю, тогда бы может быть эти люди, они пошли бы, как Никита Белых, возглавили бы регион и поработали бы там для блага отечества в хорошем смысле, послужили бы отечеству. Но посмотрим, как действительно, тут я с Иваном солидаризируюсь во многом. Действительно ответ на вопрос, кто такой Медведев, мы получим, если эта встреча состоится, встреча с представителями солидарности и внесистемными оппозиционерами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что эта инициатива о правах равного доступа всех партий на экран звучит фальшиво. Разрабатывается в думе закон об электронном голосовании через интернет, который делает эти права бесполезными, поскольку нарушается один голос - один человек. Этот закон позволяет полностью фальсифицировать выборы.

Владимир Кара-Мурза: Сейчас явка даже не нужна, чего уж вспоминать про интернет.

Валерий Хомяков: Я слышал об этих инициативах, но пока где-то в кулуарах думы инициативы бродят. Далеко не факт, что они будут реализованы в законопроектах. Конечно, это очень важен контроль, иначе любой к компьютеру подойдет и десять раз проголосует. Те голосовалки, которые есть на сайтах, они два раза не позволяют с одного компьютера голосовать. Поэтому тут технические средства могут быть применены. Но я думаю, нам пока рано думать о компьютерном голосовании, надо сначала бюллетенями отголосовать, как в старое доброе время пришел, зачеркнул или галочку поставил, и проголосовал.

Владимир Кара-Мурза: Борис Титов, сопредседатель партии «Правое дело» и один из участников сегодняшней встречи, четко уловил сигналы, идущие от Кремля.

Борис Титов: В общество два сигнала даны. Первый, что альтернативы демократии развития страны нет. Это путь быть непростым и не будет очень быстрым, это будет постепенный, эволюционный путь к демократии. Второе, что в стране есть политическая оппозиция, в том числе непарламентская, она имеет равные права она неотъемлемые права, это неотъемлемая часть политической системы. Это два самых важных сигнала, которые даны после этой встречи. А так обсуждалось огромное количество проблем, которые стоят перед страной - это и коррупция. Президент здесь наш единомышленник, говорит, что это такая проблема, которую сегодня решать очень сложно. Мы говорили о проблемах политической системы, о том, что надо снижать планку для партий. Он согласился, что постепенно надо делать. Мы говорили о том, что убирать необходимость собирать подписи на выборах. Он сказал, что да, надо разобраться законодательно, но в целом он поддерживает эту идею.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Серпухова от Владимира Павловича.

Слушатель: Добрый вечер. Времена наступили. Коммунисты на Свободу пришли, на ту радиостанцию, которую они, работников которой обливали грязью, включали глушилки. Это действительно демократические признаки. Что касается Медведева и акта этого – это демократический акт, хотя бы что-то в этом плане делается. Еще лет пять доминирования «Единой России», и мы получим или фюрера или Сталина.

Владимир Кара-Мурза: Если вы называете коммунистов Виктора Тюлькина, то он давний друг нашей программы, всегда участвует. Он никогда глушилку не включал Радио Свобода - это другое поколение коммунистов.

Валерий Хомяков: Да, включали другие. Вообще действительно, Владимир Павлович подтолкнул меня к тому, о чем давно идут разговоры и на круглых столах мы на эту тему говорим, что так получается, что в нынешних условиях, в тех условиях, которые сейчас, к сожалению величайшему, я не большой поклонник коммунизма, социализма и прочих всяких «измов», но тем не менее, получается так, что Геннадий Андреевич Зюганов со своей компартией Российской Федерации в значительной мере является если не гарантом демократического развития, то, по крайней мере, он высказывается о том, что созвучно с тем, что говорили сегодняшние лидеры партий, которые встречались с президентом. Если посмотреть на высказывания Зюганова и на то, что сегодня доносилось, пытались донести и донесли, слава богу, до президента, многое будет скоррелировано, и по равному доступу к СМИ, и по участию в выборах, и по недопущению фальсификаций в ходе выборов и прочие вещи.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, как показали выборы в Сочи, пока власть находится в руках господина Путина и Грызлова, то шансов у демократических партий даже с помощью президента обратно выйти в народ очень сложно. Эти каналы только говорят отрицательно и на посмешище выставляют демократических лидеров.

Владимир Кара-Мурза: В Сочи все-таки 13% получил Борис Немцов.

Валерий Хомяков: Достаточно много, и главное, что в бюллетене оказался, что многие сомневались в этом.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Людмилу Николаевну.

Слушательница: Добрый вечер. Медведев понимает, что народ просыпается. И эти три партии, сами названия говорят за себя. У нас давно патриотизм граничит с идиотизмом. Я старый человек и устала ждать. Но теперь в 2020, я до него не доживу. Наши деды ждали, отцы ждали, дети теперь ждут, внуки ждут. Путин говорит: не вижу посадок. А лестницу метут сверху, между прочим. У него у самого 7 уголовных дел только за лихие 90 в Питере, и ничего. И не только Путина, а у многих сегодняшних первых лиц государства.

Владимир Кара-Мурза: Вы не зря ждали все эти годы, мы сегодня разговариваем в канун праздника Дня России.

Валерий Хомяков: Я надеюсь, Людмила Николаевна дождется того момента, когда она позвонит на Радио Свобода и скажет: ну наконец-то что-то сдвинулось. Поэтому, Людмила Николаевна, доброго вам здоровья, я надеюсь, что все-таки мы с вами должны оставаться оптимистами. Я тоже немолодой человек, к сожалению.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Алексей Подберезкин, бывший депутат Государственной думы и активист предвыборного штаба Дмитрия Медведева, внимательно анализирует итоги сегодняшней встречи.

Алексей Подберезкин: Медведев хотел продемонстрировать, что он поддерживает те ростки многопартийности, которые есть. И он не просто дает шанс мелким партиям участвовать и даже призывает их активнее участвовать во всех выборах прежде всего муниципальных, но и подает пример другим институтам гражданского общества. То есть в серии таких действий Медведева отчетливо прослеживается логика. Например, сегодня же неслучайно внесен закон о либерализации законодательства в отношении общественных организаций. И так далее, и тому подобное. У президента, на мой взгляд, три стратегических направления, которые он продвигает. Первое - это содействие развитию институтов гражданского общества во всех отношениях, учитывая, конечно, конкретную ситуацию, которая сложилась в России. Вторая - совершенствование правовых механизмов в стране, включая и создание законодательных препятствий для коррупционности.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. В декабре 1990 года к нам приехал курьер от Михаила Сергеевича Горбачева, приглашал нас в Пермь, в Златоустье собирались. Там вот мы в достаточно жесткой форме отказались с ним встречаться по той простой причине, что он приглашал от имени партии, основатель которой Владимир Ильич Ленин сказал: нужны не союзники, а лакеи. Так мы, учитывая, что мы не хотим быть лакеями, отказались встречаться. Вопрос такой, что нужно нравиться не начальству, а если народ хочет, мы отвечаем за то, что мы предлагаем, а народ будет отвечать за то, что он выбрал из предложенного.

Владимир Кара-Мурза: Есть такая позиция, что нельзя работать в Общественной палате, нельзя сотрудничать с Кремлем.

Валерий Хомяков: Сотрудничать и разговаривать надо. Тем более, у нас сейчас уже не 90 год. Отчасти с Павлом я согласен, безусловно, совершенно правильно подметил, что, да, наверное, есть элементы фарисейства в подобного рода вещах, иногда бывает, особенно это было заметно в эпоху перестройки, хотя к Михаилу Сергеевичу у нас доброе отношение, все-таки без него мы, не знаю, в какой стране жили, если бы не он в свое время пришел к власти в 85 году. Но я считаю, что нынешняя ситуация именно обязывает активных людей, людей, которые заинтересованы в том, чтобы и народ, и государство, и каждый человек в отдельности жили в более свободной, более привлекательной стране, безусловно, участвуют в этих организациях, и Общественная палата. Да, безусловно, плетью обуха не перешибешь. Но, тем не менее, если хоть минимальная возможность донести свою позицию до руководства страны, до общественного мнения, безусловно.
Что касается того, о чем сказал Павел, я с ним, безусловно, согласен. Не от начальства должны зависеть результаты выборов в том числе и в Государственную думу, а от того, насколько люди тебя воспринимают, принимают и верят тебе и понимают, что ты сможешь это сделать. Тут спору нет. Но мешает всему та система, которая функционирует, дает сбои по поводу того, как выходить из кризиса. Эффективность ее весьма сомнительна, о чем, собственно говоря, президент и говорит. Что касается политической составляющей, то я опасаюсь иного: в условиях, когда народ будет разочаровываться в той системе власти, которая сейчас существует, возможно усиление административного ресурса и подавление любого инакомыслия, особенно в ходе избирательных кампаний.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Михаил Михайлович Касьянов, он мог бы возглавить, любой пост украсить и справиться. Миша два процента. Мы могли бы только мечтать о 2%, у нас откаты уже по 100% везде и никто к личности не присваивает. А насчет КПСС, ну что ж, экспроприация экспроприаторов, этот лозунг, наверняка, не изменится и опять начнется расстрел «елисеевских», и расстрел валютчиков, и расстрел всего, что шевелится. А ЧК, как было, так и будет руками компартии.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, остерегается ли, вы вспомнили Касьянова, остерегается ли президент своих бывших соперников по выборам мартовским? Сегодня не пустили Андрея Богданова, он рвался тоже в составе «Правого дела» на эту встречу.

Валерий Хомяков: Андрей Богданов, конечно, был очень сильный соперник у Дмитрия Медведева, тут спору нет. Поэтому, думаю, не пустили его совершенно по иным обстоятельствам. Просто есть три сопредседателя СПС, есть три представителя «Яблока», один бывший руководитель, основатель «Яблока» Григорий Явлинский, Сергей Иваненко, влиятельнейший человек в «Яблоке» и лидер Сергей Митрохин, соответственно, такая же тройка был от «Патриотов России». Богданов в каком качестве, я пока не мог себе представить. Наверное, пока все правильно. Но говорить о том, что на этом, для меня это действительно все начало, будем смотреть, как дальше будет развиваться ситуация, какие конкретные законопроекты пойдут по результатам этой встречи. Не только этой, Зюганов предлагал на встрече с президентом соответствующие изменения в избирательное законодательство о партиях. Посмотрим, как будет дальше реализовано. Это очень важно именно в начале фактически второго года президентства, чтобы Дмитрий Медведев в преддверии того послания Федеральному собранию, которое будет озвучено в начале осени, чтобы это действительно были шаги, что мы начали, мы сделали, более того, мы ту планку, которую он поднял, будет значительно превышена.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Валентина.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос: по-моему, пока у нас экономики не будет, трудно на что-то рассчитывать. В старые времена была такая байка: почему у них две партии, а у нас только одна? Потому что нам не прокормить две. А сейчас сколько партий, партии, партийки. Пока экономика не будет, на что мы можем рассчитывать?

Валерий Хомяков: Тут трудно спорить с Валентином. Безусловно, да, безусловно, экономика во многом определяет, в том числе и политическую ситуацию в любой стране, особенно в условиях кризиса, когда кризис - это мощнейшее испытание для любой политической системы в любой стране. Посмотрите сейчас итоги выборов тот же Европарламент. В тех странах, которые более-менее кризис не затронул, там победили правящие партии, но там, где кризис серьезнейшим образом повлиял на социально-политическую ситуацию внутреннюю, там правящие партии оказались на задворках. Это очень нормальный сигнал, что как все-таки эти социально-политические изменения кризиса начинают влиять на конкретные результаты выборов. Я думаю, у нас многое будет зависеть от того, во-первых, в каком состоянии наша экономика придет к 11 году, перед этим будут региональные выборы осенью этого года, весной следующего. Так что у нас будет, что обсуждать, будет, что анализировать. И поэтому, безусловно, экономика является одним из важнейших элементов того, как может, в какую сторону может двинуться в том числе наша партийно-политическая система.

Владимир Кара-Мурза: В канун сегодняшней встречи президент поздравил всех ее участников с наступающим Днем России. Как по-вашему, состоялась в России та многопартийность, о которой мечтали создатели декларации о государственном суверенитете?

Валерий Хомяков: В декларации о суверенитете слов больших о многопартийности не было. Понятно, что тогда была иная ситуация в 90 году. И принятие декларации было жесткое, четкое дистанцирование от коммунистического союзного центра. Если говорить о том, конечно, все считалось тогда в начале 90, когда создавались первые партии - Демократическая партия России, Социал-демократическая, республиканская, все виделось несколько иначе. Казалось, еще немножко, у нас появится полное разноцветие партий. Думаю, что наша партийно-политическая система, безусловно, несовершенна, безусловно, она не отражает все общественные и политические настроения, которые существуют в обществе, и главное, убогость нашей партийной системы в том, что политика партий очень многих, особенно тех, которые представлены в думе, не всех, но допустим, одних из ведущих партий, она формируется не снизу. То есть политика партии не есть некое такое, то, что собрано снизу и дальше донесло до федерального руководства, оно принимает оптимальное решение, а то, что сказали в соседнем здании. Так что это главный, мне кажется, недостаток нашей партийной системы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG