Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Узбекская стена


Граница между Киргизстаном и Узбекистаном в районе Джалалабада

Граница между Киргизстаном и Узбекистаном в районе Джалалабада

Сегодня в Москве начинает работу очередная сессия Совета Организации Договора о коллективной безопасности.

В сессии примут участие президенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана. Один из главных вопросов саммита – обсуждение Соглашения о формировании коллективных сил оперативного реагирования. О перспективах согласования этого документа размышляет обозреватель газеты "Время новостей" Аркадий Дубнов.

- Начинающаяся в Москве череда саммитов – сначала саммит Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) СНГ, а затем саммит Шанхайской организации сотрудничества в Екатеринбурге (участники этого саммита большей частью одни и те же, за исключением Армении и Белоруссии, которые в Екатеринбург не поедут) – во многом имеет сходную пробематику.

Фактически единственный главный вопрос, который волнует участников московского саммита и очень большое количество наблюдателей – удастся ли согласовать Соглашение о формировании коллективных сил оперативного реагирования или этот процесс будет заторможен и отложен в долгий ящик.
Главный вопрос, который волнует участников московского саммита, – удастся ли согласовать Соглашение о формировании коллективных сил оперативного реагирования

Дело в том, что неделю назад, после заседания совета министров обороны ОДКБ, которое прошло в Москве, стало известно - со слов генсека ОДКБ, российского генерала Николая Бордюжи - о том, что Узбекистан выдвинул четыре условия, выполнение которых даст ему возможность присоединиться к этому соглашению. Среди этих условий есть и достаточно серьезные. Это, например, принятие консенсусных решений при направлении коллективных сил в район каких-то боевых действий. Это недопущение использования коллективных сил в конфликтах между членами ОДКБ. Согласовать в таких условиях этот документ, думаю, не будет очень просто, поскольку во многом задача формирования этих сил будет выхолощена, если условия Узбекистана будут приняты.

С другой стороны, эти условия выглядят логично, потому что Узбекистан не хочет быть объектом, что называется, оказания военной помощи со стороны соседей в случае, если он будет против использования этих сил, а все остальные страны – за. Тогда не исключено, что против своей воли Узбекистан может стать театром военных действий. Я, конечно, утрирую, но, тем не менее, проблема серьезная.

Для того, чтобы устранить эти проблемы, буквально два дня назад в Астану для консультаций с казахстанским руководством выехал Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. А в Ташкент вылетел бывший посол России в Узбекистане, ныне специальный представитель российского президента по отношениям со странами СНГ господин Кудинов. Чем закончились эти консультации, пока неизвестно, но, думаю, что эти, я бы сказал, лихорадочные усилия сами по себе достаточно красноречивы.

Очень сложно говорить о доверии и о серьезной работе по взаимному строительству военно-политических структур, когда буквально в последние дни на киргизско-узбекской границе происходит строительство фортификационных сооружений – роются, как утверждают очевидцы, траншеи глубиной 3 метра, возводятся 7-метровые стены. В условиях, когда союзники ограждают себя от близлежащего партнера такими берлинскими или, я бы сказал, узбекскими стенами, естественно возникает вопрос – а готова ли эта организация к тесному и доверительному военно-политическому сотрудничеству? Общие ценности, очевидно, пока отсутствуют.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG