Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

За Путина – руками и ногами!


Типичная встреча российской оппозиции с отечественной милицией

Типичная встреча российской оппозиции с отечественной милицией

12 июня в Ростове-на-Дону сотрудниками милиции был жестоко избит и задержан один из организаторов пикета «Россия без Путина!» Павел Нагибин. В этот момент активист оппозиции направлялся к месту проведения акции протеста.

А Бориса Батыя, второго организатора пикета, сотрудники милиции в штатском настоятельно «пригласили» проехать вместе с ними в ОВД Кировского района Ростова-на-Дону (якобы в качестве потерпевшего), уже возле городского Дворца спорта – там, где и должен был пройти пикет. По пути к милицейской машине руководитель местного отделения Объединённого гражданского фронта успел лишь сказать своим товарищам, что никаких заявлений в милицию не писал и поэтому не понимает, о чём может идти речь.

В Ростове-на-Дону 2 июня представителями оппозиции, согласно действующему законодательству, были поданы в мэрию заявки на три пикета «Россия без Путина!» - на 12 июня. Принять в них участие изъявили желание представители Объединенного гражданского фронта, запрещённой ныне партии Лимонова, «Солидарности», «Левого Фронта» и «Обороны». Ответы были стандартными для столицы Южного федерального округа – все пикеты были перенаправлены в малолюдные места, так как «на заявленных местах (парк им. Горького и Театральная площадь) будут проходить другие мероприятия».

Мэрия предложила провести пикетирование возле Дворца спорта - с 19 до 21 часа. Заявители 8 июня согласились на предложение о переносе места пикета. И согласились, надо сказать, с большим удовольствием. Ведь предсказуемый ответ чиновников в этот раз сыграл на руку оппозиции, поскольку власти, судя по всему, впопыхах забыли о самом, пожалуй, грандиозном в этот день событии в Ростове-на-Дону. Дело в том, что в ростовском Дворце спорта 12 июня в 20 часов должен был начаться первый концерт в России легендарной американской рок-группы Foreigner, и поэтому людей там соберётся более, чем достаточно, ведь все билеты были распроданы ещё в начале месяца.

Когда всё это «дошло» до чиновников, пикетчикам стали звонить и требовать перенести время акции, ссылаясь на то, что проведению пикета могут помешать припаркованные машины зрителей концерта. Ответ организаторов мероприятия был краток: «Исполняйте свои же решения». Судя по тому, как начали развиваться события, у Батыя и Нагибина были все основания предполагать, что их попытаются во что бы то ни стало изолировать. Скорее всего, у милиции к ним найдётся много вопросов, и заявителей пикета «закроют» как минимум на сутки – чтобы сорвать акцию протеста.

Как сообщила жена одного из организаторов пикета Бориса Батыя Софья, 10 июня ей несколько раз звонил по телефону и.о. председателя комитета межрегиональных и общественных связей администрации города Игорь Маросеев. Причиной переноса времени акции назывались какие-то загадочные «вновь открывшиеся обстоятельства», но уточнить, что это за обстоятельства, г-н Маросеев не смог даже после неоднократно заданного вопроса. Беседа была продолжительной и с перерывами, последнюю часть, самую длительную по времени, Софье удалось записать на диктофон. По словам Софьи, особенно умилила навязчивая забота чиновника об её «хрупких женских плечах», на которые она взвалила «такую тяжёлую ношу».

Игорь Маросеев убеждал женщину в необходимости получения её мужем в администрации города нового письма с предложением об изменении времени пикетирования, уже согласованного 8 июня. При этом он неоднократно заверял Софью, что Борис не будет задержан милицией ни до, ни после получения этого письма. Письмо с изменением времени проведения пикета (с 15.30 до 17.00) было всё-таки вручено Софье 10-го числа в 18.40 возле её дома под роспись сотрудницей мэрии. В письме было сказано: «до 10 июня информировать администрацию города...»

Поэтому Борис и Павел отключили мобильные телефоны и уехали из своих квартир – приняли решение встретиться с товарищами только во время пикета.

После того, как Нагибина избили, на него надели наручники и доставили в Ленинское ОВД города. По словам друзей и коллег Павла, милиционеры, испугавшись, видимо, большой кровопотери, сами вызвали в отдел машину «скорой помощи» и заявили медикам, что они «нашли его в таком виде»… В больнице Нагибину была сделана операция (зашита большая рваная рана на ноге), и он сейчас находится дома.

Бориса Батыя отпустили из Кировского ОВД в тот же вечер. По словам следователя, «он перепутал», поэтому и написал в повестке «вызываетесь в качестве» вместо «подозреваемого» - «потерпевшего». В милиции руководителю регионального отделения ОГФ было предъявлено обвинение в использовании нелицензионного программного обеспечения и с него была взята подписка о невыезде. Это уголовное дело, по словам Бориса, продолжается вот уже два года: милиция то забывает о нём, то вдруг начинает активное расследование.

После того, как акция протеста осталась без организаторов, мероприятие объявили «несогласованным», и его участникам пришлось отойти друг от друга на 20 метров – чтобы провести хотя бы одиночные пикеты.
XS
SM
MD
LG