Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иране сторонники оппозиции вышли на митинги протеста


Программу ведет Андрей Шароградский.

Андрей Шароградский: Совет стражей конституции, высший законодательный орган Ирана, принял на рассмотрение жалобу на итог президентских выборов, поданную бывшим премьер-министром Ирана Мир-Хосейном Мусави и двумя другими кандидатами в президенты. Сторонники оппозиции, убежденные в фальсификации итогов голосования, вышли на митинги протеста. В крупных иранских городах - после стычек - несколько сот человек арестовано. Махмуд Ахмадинеджад, нынешний президент, отметает все обвинения в подтасовке итогов выборов.
О ситуации в Иране после выборов мой коллега Андрей Шарый побеседовал с крупным иранским журналистом Ахмадом Рифатом, живущим в эмиграции в Италии.

Ахмад Рифат: Я не удивлен развитием событий в Иране. Было понятно, что духовный лидер Ирана аятолла Али Хоменеи не позволит проведение таких выборов, которые могли бы изменить его политику и предоставить президенту страны хотя бы определенную политическую самостоятельность. Поэтому меня не удивила нечестная, сфальсифицированная победа Ахмадинеджада. Я не удивлен и размахом народных выступлений - уже по ходу избирательной компании было понятно, что иранцы устали от четырехлетнего правления Ахмадинеджада и хотят перемен. Вопрос сейчас в том, приведут ли манифестации к изменению ситуацию или массовые выступления будут подавлены, как случилось в ночь с воскресенья на понедельник, когда в Тегеране и Исфахане были задержаны более 200 студентов.

Андрей Шарый: Как вы считаете, хватит ли у оппозиции политического ресурса для организации длительных акций протеста?

Ахмад Рифат: Вопрос заключается не в готовности молодежи выходить на улицы. 70 процентов населения Ирана - люди моложе 30 лет, родившиеся уже после исламской революции. Проблема - организационно-политического свойства. Я сомневаюсь, что в Иране найдется организация, способная возглавить протесты и придать им четкое стратегическое направление. Оппозиционеров много, но они не могут объединиться и договориться о том, в каком направлении начать движение к реформам. Мой прогноз такой: через несколько дней народ разойдется с площадей по домам.

Андрей Шарый: Это проблема отсутствия политической партии или проблема отсутствия политического лидера, готового и способного возглавить протесты?

Ахмад Рифат: Проблема и в том, и в другой. Когда 30 лет назад в Иране исламская революция покончила с монархией, в стране был и харизматический лидер в лице аятоллы Хоменеи, и десяток политических организаций с внятными программами действий.
Эти организации, этот плюрализм мнений Хоменеи вовсе были не нужны, и теперь политическое пространство в Иране выглядит по-другому - в стране оно пустынно, абсолютное большинство оппозиционеров вместе со своими программами находятся за границами. А оттуда народные протесты не возглавишь.

Андрей Шарый: Корректны ли параллели с Россией относительно итогов выборов? Их результаты сфальсифицированы, но никто ничего сделать не может?

Ахмад Рифат: Такие параллели отчасти справедливы: вряд ли протестного ресурса иранцев хватит для достижения результата.

Андрей Шарый: Большинство обозревателей накануне выборов предсказывали изменения вне зависимости от того, кто станет президентом. Как вы думаете, изменится ли политика Махмуда Ахмадинеджада?

Ахмад Рифат: Западные обозреватели часто совершают эту ошибку: они выдают за факты свои пожелания. В Иране была невозможной победа реформистов, хотя народ и попытался ее добиться. Тот факт, что Ахмадинеджад остается в кресле президента - подтверждение неизменности политики Ирана. Барак Обама с его предложениями большей открытости и переговоров между Вашингтоном и Тегераном без выдвижения предварительных условий получил ясный ответ от аятоллы Хоменеи. Этот ответ - сохранение поста за Ахмадинеджадом. Иран останется агрессивным государством с непреклонной антизападной и антиамериканской политикой. Об этом свидетельствуют и последние заявления Ахмадинеджада: мы не ведем больше переговоров о нашей ядерной программе, мы просто ее развиваем. Очевидно, США придется пересматривать иранскую часть своей восточной политики.
XS
SM
MD
LG