Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем закончится "молочная война" между Москвой и Минском


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.

Марк Крутов: Продолжается конфликт России и Белоруссии, последовавший после запрета на ввоз молочной продукции из Белоруссии в Россию. Продолжают стороны обмениваться взаимными обвинениями. В ответ на эти обвинения белорусский президент Александр Лукашенко не приехал в российскую столицу на встречу стран-участниц ОДКБ. К сегодняшнему утру, как и призывал премьер-министр России Владимир Путин, градус риторики в российско-белорусском споре снизился, появились сообщения, свидетельствующие о некоторых шагах сторон к примирению. Так, ИТАР-ТАСС приводит слова главы Минсельхоза России Елены Скрынник, которая заявила, что Белоруссия (это было сказано ею в устном разговоре) готова добровольно отказаться от ввоза в Россию сухого молока на два квартала. А главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил в интервью телеканалу "Вести 24", что, по его мнению, белорусское молоко не очень быстро, но в обозримом будущем уже вернется на российский рынок, надо только немного потерпеть.

Данила Гальперович, Москва: На прошедшем в Москве без Александра Лукашенко саммите ОДКБ Дмитрий Медведев прямо напомнил о зависимости Минска от Москвы в смысле экспорта продовольствия.

Дмитрий Медведев: Наши белорусские партнеры потребляют довольно значительные ресурсы, которые предоставляются из Российской Федерации, я имею в виду финансовые ресурсы, и, с другой стороны, поставляют на территорию России по экспорту приблизительно 93 процента от того, что они вообще экспортируют. Я имею в виду в области мясомолочной продукции, а по мясу практически 100 процентов. О чем это говорит? Россия для Белоруссии очень важный рынок.

Данила Гальперович: Особенно Медведев был недоволен тем, что Лукашенко увязал молоко с обороной.

Дмитрий Медведев: Это в общем и целом был бы технический вопрос, который можно было бы разрешить достаточно быстро, если бы не его избыточная политизация. В такой ситуации обычно принято поступать по-партнерски. Что это означает? Неплохо бы трубку телефонную снять и позвонить. Так ведь не было этого сделано. Александр Григорьевич Лукашенко не звонил мне по телефону.

Данила Гальперович: С дружественной Белоруссией как с вражеской Грузией - такую модель видит в поведении российской власти политолог Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: У России нет ресурсов или умения привлечь и помочь нашим соседям, но достаточно ресурсов и умения, чтобы наказать их за то, что они плохо слушаются. Лукашенко попытались наказать. Как сказал Путин, если кто-то его не слушается, он к нему вызывает доктора. Вот пригласили доктора к Лукашенко, и тот прописал ему молочную диету, доктор Онищенко.
Лукашенко отдаляется от России и это неизбежно. Лукашенко из потенциального, очень капризного, очень неприятного партнера делается противником и, в общем-то, с моей точки зрения, это печальный итог нескольких лет путинской внешней политики, благодаря которой мы окончательно потеряли Грузию, мы донельзя испортили отношения с Украиной, при полном понимании того, что это все партнеры не такие простые. Сейчас, совершенно очевидно, портим отношения с Белоруссией. И все ближе и очевиднее приближаемся к состоянию изолятора, автаркии, которое испортило отношения не только с Западом, но и с теми странами, которые еще недавно считались союзниками.

Данила Гальперович: Не исключено, что Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко возьмется мирить Владимир Путин. Российский премьер уже сказал, что пословица "кто так обзывается, тот сам так называется", которую он усвоил, когда рос на улицах Ленинграда, в политике не слишком применима.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG