Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иране продолжаются акции протеста оппозиции


Программу ведет Марк Крутов./

Марк Крутов: В Иране продолжаются акции протеста оппозиции, которая требует пересмотра результатов недавних президентских выборов. По официальным данным, на них победу одержал действующий президент страны Махмуд Ахмадинеджад. В Тегеране вчера на многотысячный митинг, не разрешенный властями, собрались сотни тысяч человек, которые протестуют против признания победы Ахмадинеджада на выборах. Участвовавший в выборах на пост президент Мир Хосейн Мусави, главный соперник Ахмадинеджада, заявил, что считает результаты выборов сфальсифицированными и собирается оспорить их в судебном порядке. Кстати, сам факт появления Мусави перед людьми означает, что он не подвергнут домашнему аресту, как сообщалось ранее.
За ситуацией в Иране, за поступающими оттуда через интернет свидетельствами очевидцев внимательно следит мой коллега, эксперт по иранской политике, журналист Остап Кармоди. Он согласился ответить на несколько наших вопросов, связанных с происходящим в Иране и с мировой реакцией на итоги президентских выборов в этой стране.
Что позволяет говорить о том, что результаты президентских выборов в Иране были сфальсифицированы?

Остап Кармоди: Во-первых, об этом позволяет говорить то, что огромное количество людей в Иране, судя по доходящим сведениям, так считают. Огромные демонстрации на улицах, очень многие ведущие политики, включая некоторых духовных исламских авторитетов, заявили, что выборы сфальсифицированы. Один из аятолл даже издал фатву, запрещающую какое бы то ни было сотрудничество с правительством. Даже если выборы не сфальсифицированы, то у очень большой части иранского населения есть полная уверенность, что фальсификации были.
А второе: в Иране все провинции, особенно этнические, голосуют по-разному обычно. Тегеран голосует обычно за либеральных кандидатов. В этот раз в Иране заявили, что в Тегеране 57 процентов взял Ахмадинеджад, что выглядит очень странным. Кроме того, Ахмадинеджад, по официальным иранским данным, победил в родных провинциях других кандидатов. А поскольку другие кандидаты не просто происходят из этих провинций, но еще и принадлежат к таким, можно назвать это этнические меньшинства, специальным группам населения, которые там живут, то предположить, что в их родных городах и районах победил другой кандидат, тоже очень сложно. Так обычно в Иране не бывает, по крайней мере, судя по тому, что пишут аналитики.

Марк Крутов: Есть ли теоретически шанс, что итоги выборов могут быть пересмотрены?

Остап Кармоди: Они могут быть теоретически пересмотрены. Официально вся власть, весь режим может быть просто свергнут студентами, как произошло с шатким режимом в 1979-м. В принципе произойти может абсолютно, что угодно. Можно установиться диктатура. Главное, что сейчас нет однозначной картины того, какие силы за всем этим стоит. Совершенно непонятен расклад сил.

Марк Крутов: Как вы сказали, информации непосредственно от очевидцев из Ирана поступает крайне мало, большая ее часть просачивается через интернет, несмотря на то, что власти страны ограничили доступ ко многим сервисам блогов. На что в первую очередь обращают внимание очевидцы событий?

Остап Кармоди: На то, что они непосредственно видят: на демонстрации, на избиения полицией студентов. Например, полиция в данный момент блокирует студентов в нескольких крупных университетах с тем, чтобы они не могли выйти на улицу и присоединиться к демонстрациям. Многие пишут уже не первый день про новую тактику полиции: когда они ездят вдвоем на мотоциклах, передний ведет, а второй избивает всех вокруг дубинкой. Пишут о том, что Мусави призывает к тому, чтобы протесты были мирные. У него самого, судя по всему, очень ограничена связь с миром. Его не арестовали, не посадили в тюрьму, но некоторая форма домашнего ареста там присутствует, и все сведения доходят через помощников. Иногда распространяется информация, что будет демонстрация, тут же появляются люди, которые говорят, что это провокация, нас собирают в этом месте, чтобы всех избить и арестовать. То есть пока там какая-то сумятица полная.

Марк Крутов: Почему, как вы считаете, международная реакция на итоги иранских выборов пока столь сдержанная даже от стран, традиционно не стесняющихся резко критиковать иранские власти вообще и Махмуда Ахмадинеджада в частности?

Остап Кармоди: Европа всегда выступает в таких случаях довольно сдержанно, хотя Чехия, как временный председатель Евросоюза, уже достаточно откровенно высказалась в том духе, что выборы были... Слово "фальсификация" не прозвучало, но что выборы были проведены не так, как надо. Но Чехия вообще достаточно откровенно высказывается по этим вопросам, это одна из наиболее либеральных стран Европы. США молчат, потому что Обама, судя по всему, не хочет вмешиваться и давать тем самым козырь иранским консерваторам. Очень многие американские аналитики и даже люди в самом Иране, вполне либеральные, прозападные, просят американского президента молчать, потому что, если он начнет говорить, что в Иране происходит что-то не то, что это фальсификация, то люди, поддерживающие Хоменеи и Ахмадинеджада, могут сказать, что Америка опять на нас давит, все эти беспорядки спровоцированы, оплачены американцами и народ должен сплотиться для защиты от Америки.
XS
SM
MD
LG