Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На 17 июня назначено рассмотрение первого иска по "делу Евсюкова". Московский фонд помощи пострадавшим от терактов, стихийных катастроф и других аналогичных бедствий отказался выплатить потерпевшим деньги, а следователи, которые занимаются "делом Евсюкова", рекомендуют людям подавать иски с материальными претензиями в рамках уголовного судопроизводства.

Говорит адвокат пострадавших Игорь Трунов:

- Это иск Ильи Герасименко, у которого прострелена челюсть и вторая пуля не извлечена, находится в области сердца. Ему предстоит сложная операция по удалению этой пули - сейчас идет согласование места, где это возможно сделать. Мы обратились в медицинские учреждения, где есть большой опыт оказания помощи при подобного рода огнестрельных ранениях, то есть в военные госпитали. После того, как там узнавали, при каких обстоятельствах получено ранение, отказывались этим заниматься. То, что происшествие связано с сотрудником правоохранительных органов, накладывает свой отпечаток на лечение Ильи.

- А сколько вообще пострадавших и сколько исков вы намерены подавать?
Выносить решение не в пользу потерпевших сейчас достаточно сложно, это может вызвать определенный резонанс. А когда шум стихнет, когда дело забудется, тогда, естественно, все это спустят на тормозах

- Я бы не хотел конкретизировать, потому что непонятно, что с этим получится. Первая в этой "очереди" - вдова погибшего таксиста, у нее вроде бы бесспорные основания. Но, тем не менее, когда мы обратились к следователям прокуратуры, которые ведут расследование, они отказались признать ее потерпевшей, и это достаточно странно. Теперь приходится судиться с прокуратурой, доказывая, что женщина является потерпевшей и имеет право на возмещение вреда. А следователи предлагают – завуалированно – подавать иски в рамках уголовного судопроизводства, что, конечно, удлиняет процесс практически до бесконечности.

С учетом сложности это дело, скорее всего, будет длиться очень долго – суды, кассации... В итоге вопрос возмещения будет решен только через несколько лет, что не устраивает потерпевших. Скорость и время имеют определенное значение, потому что произошел дичайший случай, и он, конечно, всколыхнул общественность. Выносить решение не в пользу потерпевших сейчас достаточно сложно, это может вызвать определенный резонанс. А когда шум стихнет, когда дело забудется, тогда, естественно, все это спустят на тормозах.

- О каких суммах идет речь, если говорить о компенсациях?


- Иск Ильи Герасименко – о возмещении 5 миллионов рублей. По мировым масштабам это, конечно, сумма небольшая, но она существенно помогла бы ему в протезировании, в лечении, в поиске наиболее профессиональных врачей.

- Рассчитываете ли вы на положительный исход дела?


- Если исходить из буквы закона, то здесь, конечно, небьющиеся аргументы и однозначный ответ. Если же исходить из российской практики правоприменения, то всё очень спорно. Вопрос стоит об ответственности должностных лиц – и чем выше уровень этих должностных лиц, тем сложнее в суде добиться справедливости.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG