Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге прошли саммиты ШОС и БРИК


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович и Денис Каменщиков.

Андрей Шарый: Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад сегодня прибыл в Екатеринбург, и была некоторая несовпадающая информация о том, принял ли его Медведев, в каком формате проходила эта встреча. Подробнее о том, что было сегодня в Екатеринбурге, а там проходило сразу два саммита - сначала Шанхайской организации сотрудничества, а потом новой международной организации под названием БРИК, это блок из России, Бразилии, Индии и Китая, - рассказывает мой коллега Данила Гальперович.

Данила Гальперович: Множество подписанных документов, среди которых ни одного конкретного - таков общий итог саммита глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Екатеринбурге. Лидеры шести стран - членов организации плюс четверо приглашенных, главы Индии, Пакистана, Монголии и Китая повидались для того, чтобы сделать несколько намеков и провести знаковые двусторонние встречи.
Но сначала об официальной стороне саммита, о которой сообщает из Екатеринбурга Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: На сегодняшнем заседании в екатеринбургском отеле "Хаятт" главы государств-стран ШОС обсудили роль региональных институтов в решении глобальных проблем, сверили позиции по спорным вопросам, в том числе по северокорейской ядерной программе, координировали усилия в борьбе с терроризмом. Одной из главных тем саммита стало обсуждение проблемы создания единой наднациональной валюты, принятие которой, по мнению сторон, сможет помочь в преодолении глобальных экономических проблем. Говорит президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Нурсултан Назарбаев: Предлагаю изучить возможность введения единой наднациональной расчетной единицы, привязанной к корзине основных региональных валют. Данная единица могла бы использоваться в торгово-экономических расчетах между странами ШОС. Потому что национальная валюта в роли региональной или резервной мировой - это давно исчерпавшие себя, отжившие схемы.

Денис Каменщиков: Президент России Дмитрий Медведев согласился с Нурсултаном Назарбаевым и предложил увеличить долю национальной валюты в расчетах между странами ШОС.

Дмитрий Медведев: Валютная система, тем более мировая валютная система не может быть успешной, если те финансовые инструменты, которые используются, номинированы только в одной валюте. А сегодня мы понимаем, что это именно так, этой валютой является доллар, и конечно, мы должны укреплять международную валютную систему не только за счет укрепления позиций доллара, а, в том числе, и за счет создания новых резервных валют и возможности создания наднациональных платежных средств и способов расчетов.

Денис Каменщиков: В декларации саммита ШОС отмечается, что попытки добиться односторонних преимуществ в оборонной сфере "контрпродуктивны, подрывают стратегический баланс и стабильность в мире, не способствуют укреплению доверия, сокращению вооружений и разоружению".

Данила Гальперович: По-настоящему же интересными на саммите ШОС были несколько моментов. Например, одобрение участниками встречи начала российско-американских переговоров по сокращению стратегических вооружений или осторожная ремарка о необходимости сохранения безъядерного статуса Корейского полуострова. Особая же интрига была вокруг встречи Дмитрия Медведева и Махмуда Ахмадинеджада. Сначала источник в российских официальных кругах сказал, что встречи не будет из-за недостатка времени. Потом пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова заявила, что встреча все же произошла, как она выразилась, на полях саммита ШОС. И два президента решили и дальше развивать контакты. Из этих новостных депеш складывалось ощущение некоего конфликта, который произошел по поводу этой встречи в среде высших российских чиновников.
Но почему же Россию тянет в Азию? Своим мнением по этому поводу с Радио Свобода поделился президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Александр Коновалов: Как ни говори, конечно, России будет очень трудно уворачиваться, приближаясь к Китаю, потому что сравнение на фоне будет далеко не в пользу России. Но зато это очень мощный фактор давления на всех остальных. Очень большие золотовалютные резервы Китая хранятся в казначейских облигациях федерального правительства США. Но факт остается фактом: от Китая Америка зависит куда больше, чем от России. И вступая в одну организацию такую с Китаем, Россия как бы и свой вес тем самым хочет увеличить, безусловно. Получится у нее или нет, осознает ли она, что рядом с Китаем она всегда будет, мягко говоря, младшим братом, а может быть, даже и не братом, а очень младшим партнером, в какой-то мере поворот на Восток - это не внутренняя потребность, это отражений объективной необходимости.
Появляется еще такой феномен, как БРИК. Я, правда, не очень понимаю, что это такое, потому что институционально ничего такого нет, а есть только термин, кем-то придуманный. А сейчас его пытаются переделать в БРИИК, добавив туда Индонезию, учитывая ее темпы роста и то, что Азия - это очень быстро растущий центр силы в мире во всех отношения. России нужна какая-то осмысленная политика хотя бы по отношению к своей азиатской территории. Ведь у нас из 145 миллионов человек населения только 20 с небольшим живет к востоку от Урала. И количество это постоянно уменьшается. И в конце концов, если мы не сумеем осваивать и как-то прикладывать к делу те ресурсы, которые там находятся, а основные ресурсы у нас сегодня там, за Уралом, то мы это просто потеряем. Не потому что на нас кто-то нападет, а потому что мы держать не сможем.

Данила Гальперович: Саммит лидеров России, Бразилии, Индии и Китая прошел сразу после саммита Шанхайской организации сотрудничества. И на нем главы четырех государств подписали свою первую совместную декларацию о том, что богатые страны должны помогать бедным.
XS
SM
MD
LG