Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совет Федерации рассмотрит закон о "сделке с правосудием"


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.

Лейла Гиниатулина: Закон о так называемой "сделке с правосудием", согласно которому для обвиняемых, соглашающихся сотрудничать со следствием, приговор может быть смягчен, а положенный им срок сокращен в два раза, одобрит сегодня Совет Федерации. Это нововведение в беседе с нашим корреспондентом Вероникой Боде прокомментировал правозащитник Андрей Бабушкин, председатель Комитета "За гражданские права".

Андрей Бабушкин: Мне представляется, что необходимость для участников правосудия, в данной ситуации для государства и обвиняемого, необходимость того, что если они пошли друг друга навстречу, то у каждого из них должна быть для этого какая-то выгода, мне представляется совершенно разумным. Действительно, если человек совершил преступление, если он добровольно признается в его совершении, сомнений это не вызывает, и он готов сократить процедуру судебного расследования, сэкономить время судье, сэкономить деньги государству, сэкономить нервы потерпевшему, почему бы этому человеку не пойти навстречу и не снизить размер назначаемого ему наказания?

Вероника Боде: А существуют ли здесь, на ваш взгляд, некие, что называется, подводные камни?

Андрей Бабушкин: Такого рода "сделки с правосудием" имеют определенные опасности. Первая заключается в том, что недобросовестный судья, следователь и прокурор не разъясняет человеку правовые последствия такого рода сделки. Ну, одним из этих правовых последствий является невозможность обжаловать приговор в связи с тем, что не допрошены свидетели, не проведены экспертизы, неправильно квалифицировано деяние человека. Вторая опасность заключается в том, что суды не всегда правильно трактуют отказ человека от необходимости предоставлять доказательства. Он говорит: "Я согласен с виной, но я хочу представить доказательства, касающиеся смягчающих вину обстоятельств, касающихся данных моей личности, что должно повлечь более мягкое наказание". А он такой возможности лишается, ему говорят: "Нет, извините, пожалуйста, если вы идете на рассмотрение дела в упрощенном порядке, то здесь мы эти вопросы тоже не будем исследовать". Ну, и третья опасность заключается в том, что иногда человек, конечно, складывается впечатление, что вроде он там вину свою признает, виновен, а на самом деле это является следствием стечения ряда неблагоприятных обстоятельств: человек находится в состоянии шока после ареста, воля к борьбе у него на нуле, он признал, что там ему говорил следователь, просто не ожидая такого подвоха и такой подлости, скажем, от представителя правоохранительных органов, он видит, что они сфальсифицировали материалы дела, у него чувство полнейшей беспомощности. Целый ряд таких обстоятельств, действительно, может сформировать такое поведение человека, когда судье кажется, что, да, действительно, он признает себя виновным, да, действительно, он виновен, а речь идет просто о том, что обвиняемый не представил все доказательства, которые могли бы поменять позицию судьи.

Вероника Боде: А вам не кажется, что далеко не всем преступникам следует смягчать наказание? Не будет ли тут перегибов?

Андрей Бабушкин: Дело все в том, что "сделка с правосудием" невозможна по целому ряду преступлений. Она не может быть применена, скажем, по делам, связанным с человеческими жертвами, когда произошло убийство. Конечно, я полностью согласен, но то, что преступник должен иметь возможность позитивного влияния на размер наказания, что смягчающие вину обстоятельства - это не только те обстоятельства, которые касаются личности человека, совершившего преступление, поведение потерпевшего, поведение самого виновного во время совершения преступления, но это и некоторые факторы поведения, имевшего место после совершения преступления, в том числе и в процессе расследования. У меня сомнений не вызывает, что эти факторы должны влиять на размер наказания.
XS
SM
MD
LG