Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Московское издательство "Терра – Книжный клуб" выпустило 15-ый том собрания сочинений Корнея Чуковского. С выходом этого тома издание, продолжавшееся восемь лет, завершено.

Корней Иванович Чуковский не был, как известно, ни Корнеем, ни Ивановичем, ни Чуковским. Его настоящее имя – Николай Васильевич Корнейчуков. Сын прачки, маляр и самоучка, он сделал себя сам, явив пример того, как при свинцовых мерзостях царизма талантливый человек, если не пил и любил свое дело, выбивался в люди. Например, в ведущие литературные критики России. Даже если у него не было отца, наследства и протекции. Всё остальное придумали большевистские пропагандисты.
Чуковский и жил долго, удивительно плодотворно и всеохватно. Настолько всеохватно, что даже 15 толстенных томов его собрания сочинений не смогли вместить всего

15-томник Чуковского – это несомненное событие в жизни русской культуры. Здесь и все сказки, и разбросанные по малодоступным изданиям критические статьи (принесшие ему первую славу), и "Нат Пинкертон и современная литература", и работы о Некрасове, о русском языке, об Уолте Уитмене, о людях и книгах 60-х годов, и знаменитая книжка "От двух до пяти", воспоминания и самое полное издание его дневника, а – на сладкое – два тома писем.

По ходу издания тома Чуковского обрастали спутниками: несколько раз выпущена знаменитая "Чукоккала" – рукописный альманах, альбом для друзей, заведенный владельцем в дачном месте Куоккала под Петербургом, вышли несколько томов переписки с друзьями – Ильей Репиным, Юлианом Оксманом, с дочерью Лидией.

Вообще письма Чуковского – это не только важнейший путеводитель по его собственной жизни и творчеству, но и бедекер по русской литературе ХХ века. Здесь целый вавилон имен и судеб: поэты, прозаики, литературные критики, издатели, публикаторы, журналисты, художники, родственники, эмигранты, фигуры известные, безвестные и мистификаторы. Всё это нужно было отыскать, собрать, отбросить лишнее, прокомментировать необходимое. В течение восьми лет этим занимались внучка писателя Елена Чуковская и литературовед Евгения Иванова.

Письма Чуковского подчас становились важнейшим историческим документом и определенной вехой русской культурной истории. Чего стоит только знаменитое письмо Корнея Ивановича 1922 года Алексею Толстому в Берлин, где он сатирически, но частным порядком описывал литературную жизнь полуголодного Петрограда. Алексей Толстой, тогдашний эмигрант, затеявший возвращение на родину и искавший, как бы заработать на этом побольше очков, провокационно опубликовал это частное послание.

Или история с пропавшими письмами Чуковского Репину, в которых подозревали запрятанные советы престарелому мэтру ни в коем случае из Пенат в совдепию не возвращаться. Елена Чуковская раскопала эту историю и пояснила что к чему.

Следуя формуле "В России надо жить долго", которую современники запомнили именно из его уст, Чуковский и жил долго, удивительно плодотворно и всеохватно. Настолько всеохватно, что даже 15 толстенных томов его собрания сочинений не смогли вместить всего. Будь моя воля, я бы организовал подписку на еще один многотомник – мировую литературу в переводах и под редакцией Корнея Ивановича. И абсолютно неважно, как в оригинале, но на "чуковском русском" "Короли и капуста", "Принц и нищий" и "Маленький оборвыш" - классика.

Упоительное чтение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG