Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Московская городская дума ужесточила систему выборов в столице. Ситуацию в интервью Радио Свобода анализирует декан факультета политологии Высшей школы экономики Марк Урнов.

Сегодня московский парламент должен был рассмотреть две законодательные поправки, предложенные председателем Московской избирательной комиссии Валентином Горбуновым. Одна из них предусматривала отказ от семипроцентного барьера на выборах в Мосгордуму. Другая – переход к распределению мест среди победивших партий по методу Империале.

Однако в ходе своего выступления Валентин Горбунов внезапно отозвал инициативу по отмене семипроцентного барьера. Он огласил другую поправку, согласно которой на выборах будет применяться семипроцентный барьер, при этом каждая партия получит по одному депутатскому креслу, остальные распределяются между партиями по методу Империале. Поправка была принята при поддержке депутатов от "Единой России".

Метод Империале изобретен в XIX веке и назван по имени изобретателя. Суть его заключается в том, что при распределении остаточных мандатов (тех, на которые могли бы претендовать малые партии в отсутствии процентного барьера) их получает не тот, у кого меньшее число недостающих избирателей, а политическая организация, набравшая больший процент на выборах в целом.

Этот метод применяется в некоторых субъектах Российской Федерации, что в 2007-ом году стало предметом рассмотрения в Верховном суде. С жалобой обратились представители партий СПС и "Справедливая Россия", которые оспаривали результаты подсчета голосов на выборах в Самарскую областную думу по новому методу, в результате чего представительство "Единой России" увеличилось на два мандата. Верховный суд признал законным применение метода Империале.

"У сторонников данного метода есть характерный предшественник — крайне ультраправый политик начала XX века, который боролся за засилье церкви и против секуляризации и демократизации общества, бельгийский маркиз Империале, методом которого воспользовался только Эквадор, режим Муссолини в Италии и некоторые субъекты РФ",— сказал по итогам того заседания адвокат истцов Вадим Прохоров.

Декан факультета политологии Высшей школы экономики Марк Урнов так оценивает результаты сегодняшнего голосования в Мосгордуме:
Я думаю, что нервозность напрямую связана с ситуацией вокруг Лужкова. То ли он уходит, то ли он остается - непонятно

- О проблеме семипроцентного барьера разговоры шли давно. Известно, что это один самых высоких проходных барьеров в мире. Барьер, который отсекает малые партии и, на самом деле, по специфике распределения избирательских симпатий делает идеологический спектр партий, представленных в той или иной Думе, смещенным. Он исключает практически все либеральные партии, которые сейчас особенной популярностью не пользуются. Остается только проправительственная часть и, собственно говоря, все. То, что его не отменили - это сигнал к тому, что "единороссы" в Московской думе не хотят делиться. И уж совершенно явно делают они это отнюдь не по воле присутствующей там столичной "единоросской" команды. Скорее всего, это общая для страны политика.

Что касается сочетания метода Империале и семипроцентного барьера, это только в нашей жизни встречается. Можно сказать, что мы действительно рождены, чтобы Кафку сделать былью. Вот и сделали. Единственное рациональное основание для существования метода Империале состоит в том, что он, работая как некий мягкий барьер, тем партиям, которые прошли через него, все-таки гарантирует как минимум 1 голос. При этом он все равно создает смещение в пользу крупных партий. Не очень существенное смещение, но тем не менее.

А уж когда он сочетается с семипроцентным барьером, то это уже комбинация, направленная на то, чтобы доминантная партия получила максимум того, что она вообще может получить. В общем, начинали за здравие, а кончили за упокой. Хотели отменить семипроцентный барьер и сделать мягкую, плавающую границу первичного отсечения, а получили совершенно железное усиление позиции доминантной партии.

- Чем вызвано такое желание укрепить свои позиции - при том, что эти позиции и так выглядят незыблемыми? Откуда вдруг такая нервозность?

- Я думаю, что нервозность напрямую связана с ситуацией вокруг Лужкова. То ли он уходит, то ли он остается - непонятно. Партии, естественно, начинают нервничать. В результате оказываемся в такой кафкианской ситуации. Что они этим самым в результате получают? Хорошо, будут еще больше доминировать "единороссы" в Московской думе. Как это стратегически повлияет на ситуацию в Москве? Да никак не повлияет, потому что, так или иначе, все будет зависеть от того, остается Лужков или нет. Но для общеполитической ситуации это, конечно, прецедент плохой, потому что совмещение Империале с семипроцентным барьером, так или иначе, может поставить под вопрос все инициативы по снижению проходного барьера на выборах в Госдуму.

Если московский образец будет взят для Государственной Думы, то тут, конечно, "Единая Россия" себе гарантирует доминантную позицию очень прочно. Москва создает прецедент, и на него желающие на федеральном уровне могут ссылаться. Я это интерпретирую как стремление "Единой России" и поддерживающих ее людей в исполнительной власти задавить вообще всякую идею снижения проходного барьера и одновременно обеспечить монополию ныне властвующей партии.

- Поскольку все существенные политические перемены в России всегда начинались в Москве и Петербурге, может это быть абсолютно рефлекторным желанием контролировать столицы во что бы то ни стало?

- Не исключаю. Но вряд ли тут просто либидо подсказало. Скорее все-таки эти решения сопровождались некоторыми размышлениями. Москва здесь прецедент и, возможно, полигон.

- Когда мы говорим: партия "Единая Россия" - мы отождествляем ее с нанятым ею лидером?

- Конечно.

- И если это осознанное решение, то это осознанное решение конкретного человека?

- Не думаю, что это в голову самому Путину пришло: а вот давайте мы метод Империале введем. Это система достаточно сложная для просто политика. Наверняка были специалисты по распределению мандатов, которые отрабатывали эту схему и посказали лидеру, что вот так будет, наверное, лучше. Скорее всего, он согласился.

- Но без его санкции это произойти не могло?

- Думаю, не могло. Потому что это все-таки вещь принципиальная. Во-первых, идея снижения семипроцентного барьера исходила отнюдь не из путинской, а из противоположной команды. Так что, возможно, это такой обмен любезностями в начавшейся достаточно открытой дискуссии между путинской и медведевской командами по поводу нескольких принципиальных вопросов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG