Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Как стало известно, в ближайшие дни первый заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков намерен посетить Башкирию.

На фоне очевидного кризиса, который разразился в отношениях Москвы и Уфы после интервью президента Муртазы Рахимова "Московскому комсомольцу", эта поездка должна внести какую-то ясность в позиции сторон и дать ответ на вопрос об их готовности к компромиссу.

Об истоках и перспективах этой интриги в интервью Радио Свобода рассказал учредитель и главный редактор Общественного информационного центра Тимур Музаев:
На самом деле руководство страны все больше теряет реальный контроль за ситуацией в регионах

- Кризис, связанный с демаршем Муртазы Рахимова, мне кажется, обнаружил слабость той самой вертикали власти, которой так долго гордились в Кремле. Уже много раз говорилось, что так называемая вертикаль является, на самом деле, бумажной, что это власть парадных отчетов и гладких донесений. На самом деле руководство страны все больше теряет реальный контроль за ситуацией в регионах. И башкирский кризис, и недавний кризис, связанный с пертурбацией в руководстве налоговой полиции Дагестана, и некоторые другие факты в регионах свидетельствуют: раздел власти, который произошел между регионами и центром, в общем, не столь однозначно произошел в пользу последнего.

- Насколько башкирский кризис может служить примером общих проблем федерального центра в регионах?

- Я думаю, в России вообще нет такого унифицированного механизма, по которому можно было бы отстроить единую вертикаль власти. Это утопия, которая одно время поддерживалась московскими идеологами и которую сейчас пытается поддержать "Единая Россия". Я имею в виду их убежденность в том, что можно построить механизм власти, одинаковый для всей страны. Понятно, что даже если всех назвать губернаторами и у всех ввести единые правила, на местах все равно под этой формой будут развивать свое содержание. Скажем, Башкирия находится под контролем человека с вполне авторитарным стилем руководства, который умело манипулирует национальными проблемами, существующими в республике, и достаточно жестко контролирует общественную, политическую и даже социальную ситуацию.

- Чем это отличается от модели Рамзана Кадырова?

- У Кадырова есть вооруженная опора, он не манипулирует различными сегментами общества. Это другой стиль. У Кадырова гораздо больше популизма. А Муртаза Рахимов до последнего времени воспринимался как старый партийный чиновник, не более того. В чем, кстати, его отличие от Шаймиева, которого всегда воспринимали как одного из мощных региональных лидеров. И неожиданное выступление Рахимова свидетельствует о том, что нарыв все-таки вскрылся.

- Теперь Сурков собирается в Уфу. Почему именно Сурков?

- Между Москвой и регионами сложился четкий баланс. Москва отдала местную экономику региональным лидерам, но с условием, что они не будут лезть в политику. Мне кажется, Сурков - один из идеологов этого курса.

Но в Башкирии, где Москва лишила Рахимова экономических рычагов, в первую очередь, в нефтекомплексе, разразился кризис: Москва покусилась на ту долю, которая по негласной договоренности оставалась в ведении региональных лидеров. Были нарушены правила игры, и Рахимов пошел на открытое противостояние, чего никогда раньше не делал. Если бы не экономические интересы, он, думаю, никогда бы в политические игры не стал играть - как опытный руководитель, опытный чиновник.

- И что теперь делать Москве? Снимать Рахимова? Восстанавливать, наоборот, статус-кво?

- Скорее всего, снимать Рахимова Москва не будет. Думаю, она попытается договориться. Скорее всего, придется поделить нефть. Видимо, восстановление статус-кво в нефтяном комплексе уже невозможно, но возможны компромиссы, потому что и Уфа вряд ли хочет потерять все. Она пойдет на какие-то уступки, потому что идти на открытый конфликт с центром в нынешней ситуации по меньшей мере неразумно. С другой стороны, и Москва, конечно, вряд ли хочет взрывать этот регион.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG