Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будущее атомной энергетики: дискуссия в Испании


Андрей Бабицкий: Есть ли будущее у атомной энергетики? – этот вопрос находится в центре полемики в Испании с участие ученых, политиков и общественности. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Левое правительство страны, представленное Испанской социалистической рабочей партией, обещает выполнить свое обещание, данное еще в 80-ые годы, - постепенно закрыть все атомные станции. Поскольку условий для строительства гидроэлектростанций в стране нет, то весь упор в перспективе делается на силу ветра и энергию солнца. Дескать, ветряки и солнечные батареи, так называемая экологически чистая и возобновляемая энергия, спасет Испанию от возможной ядерной катастрофы и приостановит изменения климата на планете. Сейчас в стране имеется восемь атомных реакторов. Один из них – в Гаронье, провинция Бургос – правительство намерено закрыть в ближайшее время. Вот что заявил на днях об этом премьер-министр страны Хосе Луис Родригес Сапатеро:

Х.Л.Родригес Сапатеро: Я всегда стараюсь, когда есть возможность, выполнять наши обещания. Так что мы закроем станцию, как это было нами обещано. Такова позиция нашего правительства и Испанской социалистической рабочей партии.

Виктор Черецкий: Заявление премьера вызвало бурную реакцию специалистов-атомщиков, независимых экономистов и парламентской оппозиции. Как можно закрывать прекрасно работающую станцию при том, что в стране итак хронически не хватает электроэнергии и ее приходится покупать по высоким тарифам во Франции? При этом специалисты утверждают, что испанские атомные станции безопасны – для людей и природы.
Президент так называемого Ядерного форума, организации, объединяющей представителей атомной энергетики Испании, Мария Тереса Домингес:

Мария Т. Домингес: Атомная энергетика - чистая и безопасная, поэтому мне совершенно не ясно столь пренебрежительное к ней отношение со стороны левых сил. Мне неясно, почему вообще стоит вопрос о ее уничтожении, ведь в других странах Европы, в той же Франции, ядерная энергетика значительно мощнее, чем у нас, и никто не думает ее уничтожать. Я считаю, что нашему правительству следует, наконец, понять, что у него предвзятое и ничем не обоснованное отношение к этому виду энергии.

Виктор Черецкий: Испанские специалисты считают, что вопрос о замене атомной энергетики на солнечные и ветроэлектростанции пока ставить рано. Как можно делать ставку на ветер и солнце, когда электроэнергия, которые они дают Испании, значительно дороже атомной? Тем более нельзя делать это сейчас, когда страна переживает острейший экономический кризис и 20 процентов трудоспособного населения не имеет работы. Экономисты подсчитали, что после закрытия атомных станций, испанцы, которым итак приходится немало платить за электричество, будут вынуждены отдавать за нее столько денег, что примерно половина жителей страны предпочтет освещать свое жилье лучиной. Главный редактор экономического журнала «Эспансион» Карлос Куэста:

Карлос Куэста: Мне хочется, чтобы людям объяснили, наконец, во что им обойдется замены атомной энергетики на «альтернативную». Дело в том, что использование силы ветра или силы морских волн, а также солнца, в несколько раз дороже использования атомной энергии. Хотят ли действительно испанцы дорогую энергию взамен на закрытие атомных станций?

Виктор Черецкий: Кроме того, так называемая «альтернативная энергетика» не надежна и нерентабельна. К примеру, те же станции, использующие силу ветра, работают, естественно, только когда есть ветер. В остальное время простаивают. Соответственно энергию не получает потребитель. Вот что говорит об этом профессор Мадридского университета экономист Альберто Рикарте:

Альберто Рикарте: Атомная станция работает 24 часа в сутки. Ну а энергетическая установка, преобразующая силу ветра в электроэнергию, работает в среднем лишь один квартал в году. Так, что средства, затраченные на строительство атомной станции, окупаются быстрее. Реактор работает беспрерывно все годы, на которые он рассчитан – это 40-50 лет. Его останавливают лишь для ремонта. Отсюда и относительная дешевизна энергии, полученной на атомных станциях.

Виктор Черецкий: Если политики-гонители атомной энергетики говорят о ее опасности для природы, то специалисты наоборот считают, что она вносит вклад в борьбу с потеплением климата на планете, поскольку не выбрасывает в атмосферу углекислый газ. Президент Высшего совета по ядерной энергетики Испании, органа контролирующего работу станций, академик Эдуардо Гонсалес:

Эдуардо Гонсалес: Наше общество не сознает, что именно атом способен обеспечить нас энергией, не выбрасывая при этом в атмосферу углекислый газ. Мы не понимаем, что на Западе ядерная энергетика до сих пор не причинила никакого вреда ни людям, ни окружающей среде. Мне кажется, что обо всем этом следует напоминать испанскому обществу, чтобы оно изменило свое отрицательное мнение об атомной энергетике. Мне представляется, что правительство должно отказаться от своего обещания закрыть атомные станции, тем более, что когда давалось это обещание, мы не сталкивались с такими трудностями по импорту энергоносителей – газа и нефти – как сейчас. Кроме того, тогда не стоял так остро вопрос об изменении климата, о необходимости ограничить выбросы СО2.

Виктор Черецкий: Один из козырей противников атомной энергетики – чернобыльская катастрофа. Дескать, видите, насколько опасны атомные станции! Они могут взорваться в любую минуту! Профессор-атомщик Мадридского университета Гильермо Велардо считает этот тезис ложным. Дело в том, что станции станциям рознь: чернобыльская изначально представляла собой большую опасность. В Испании таких станций никогда не строилось.

Гильермо Велардо: Речь идет о крайне опасных реакторах. В принципе они никогда не должны были использоваться для производства электроэнергии. Это легководные реакторы, в котором замедлителем нейтронов служит графит. «Преимуществом» - в кавычках - этого реактора является то, что он способен производить плутоний для бомб. Россияне допустили ошибку, решив убить сразу двух зайцев. Они, видимо, подумали, что этот реактор выгоден, поскольку может давать не только электроэнергию, но и боевой плутоний. И они фактически закрыли глаза на то, что речь идет об смертельно опасном эксперименте. Подобный реактор чуть что перегревается и готов выйти из-под контроля. В Советском Союзе было построено 18 подобных реакторов. Двенадцать из них продолжают функционировать в России, по-прежнему представляя опасность.

Виктор Черецкий: Для профессора экономики Альберто Рикарте в случае с Чернобылем имели место два фактора, которые и обусловили трагедию. Во-первых, применение опасного военного реактора для получения электроэнергии. Во-вторых, прогнивший тоталитарный режим, не допускавший какого-либо демократического контроля за действиями властей.

Альберто Рикарте: На лицо было два фактора риска: определенный тип реактора и определенный тип общественного строя, пришедший к тому же в полный упадок. Атом в руках тоталитарного режима – это опасность для всего мира. В этой связи у меня вызывает большое беспокойство приобщение к ядерной технологии Ирана. Эта страна не является демократической, она не признает авторитета международного сообщества, здесь власти могут творить все, что им заблагорассудится. Поэтому, на мой взгляд, международный нажим на иранский режим и тех, кто снабжает его ядерной технологией, должен быть усилен.

Виктор Черецкий: Таким образом, отрицательная позиция испанских властей в отношении атомной энергетики довольно «уникальна». Ведь эта энергетика по-прежнему считается перспективной в ведущих странах мира. И правительства этих стран вовсе не отождествляют ее с бомбами или с неминуемой опасностью, от которой следует немедленно избавиться. Профессор Мадридского политехнического университета Нативидад Карпинтеро:

Нативидад Карпинтеро: Говорить об опасности атомной энергетики все равно, что предупреждать об опасности приобретать в аптеках лекарства, произведенные на химических предприятиях, ввиду того, что в мире существует химическое оружие. Это грубое искажение действительности. Если мы возьмем хотя бы Японию, то увидим, что в этой стране нет предрассудков в отношении ядерной энергетики, хотя она и пострадала в свое время от атомных бомб. Япония сделала ставку на эту энергетику и считает ее безопасной, даже несмотря на неблагоприятную сейсмическую обстановку. В стране никогда не возникает проблем с ядерной безопасностью.

Виктор Черецкий: Страх перед атомными станциями и соответственно ненависть к ним возникли в Испании значительно раньше Чернобыля. Говорит главный редактор научного журнала «Куо» Хорхе Алькальде:

Хорхе Алькальде: История проблемы восходит к возникновению так называемой «анти-атомной культуры». Вспомним движение хиппи, анти-атомные праздники, которые собирали тысячи молодых людей по всей Европе. Этот страх перед ядерной конфронтацией в условиях «холодной войны» распространился по непонятной нам сейчас логике и на мирный атом. Правда, со временем в Европе обо всем этом забыли, но не забыли в Испании.

Виктор Черецкий: Придя к власти в начале 80-ых годов, испанские левые объявили мораторий на строительство атомных станций в стране. Ведь именно в 80-ые годы в Испании, позднее, чем в других государствах Запада, набирали силу разного рода группы противников современной цивилизации. Они призывали не умываться, чтобы не тратить воду, оставить города и поселиться в пещерах, не использовать мясо, мех и шкуры животных, ходить в голом виде и пешком, и, естественно, отказаться от технического прогресса, включая атомные станции. Праздные, накаченные наркотиками и алкоголем, толпы волосатых молодых людей с утра до ночи митинговали на улицах, формируя общественное мнение, и левые власти предпочитали слушать их, а не ученых. Альберто Рикарте:

Альберто Рикарте: Правящая социалистическая рабочая партия заявляет, что она поддерживает борьбу защитников природы и желает предотвратить процесс климатического изменения. Она также утверждает, что закроет все атомные станции в Испании. Речь идет о политике, лишенной какой-либо научной основы, политики в угоду малограмотному леворадикальному электорату, убежденному, что от атомной энергетики исходит все мировое зло.

Виктор Черецкий: Ядерный мораторий 80-ых годов в Испании, как отмечают историки, был принят также из-за угроз баскских вооруженных сепаратистов, которые отождествляли станции не только с бомбой, но и с канувшим в лету еще в 70-ые годы франкистским тоталитарным режимом, при котором были построены основные атомные станции. Левый электорат и баскских сепаратистов поддержали сепаратисты каталонские. Совместными усилиями они добились своего – объявления моратория. О его последствиях говорит Нативидад Карпинтеро:

Нативидад Карпинтеро: Ядерный мораторий не только нанес стране огромный экономический ущерб, поскольку она лишилась возможности получать больше дешевой и чистой энергии. Огромный урон был нанесен природе, ведь построенные с тех пор тепловые электростанции, работающие на угле и природном газе, ежегодно выбрасывают в атмосферу гигантское количество углекислого газа. Во-вторых, поскольку мораторий означал замораживание строительства пяти станций, то потеряли работу более тысячи инженеров-атомщиков, которые вынуждены были покинуть страну, за невозможностью найти себе здесь применение. В свое время атомная энергетика, как наукоемкая, являлась у нас своеобразным «локомотивом» для всей науки. Не секрет, что мораторий на эту энергетику фактически означал и мораторий на науку. С тех пор мы стали быстро отставать в плане научных изысканий от других стран Европы.

Виктор Черецкий: Как считают независимые наблюдатели, дальнейшее развитие Испании, ее прогресс, ее наука, фактически стали заложниками непродуманной политики левых. Последних всегда волновали, как выражается профессор Альберто Рикарте, лишь голоса избирателей и поддержка в парламенте со стороны радикалов. Ведь социалисты не обладают абсолютным большинством в законодательном органе, поэтому при принятии решений они вынуждены прибегать к голосам ультра-левых. Ну а те открыто шантажируют правящую партию. Так, выступающий в блоке с коммунистами представитель радикальных защитников природы в парламенте Жоан Эррера уже заявил, что перестанет поддерживать правительство, если оно немедленно не закроет атомную станцию в Гаронье.
XS
SM
MD
LG