Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Революционные леваки Турции вчера и сегодня


Владимир Тольц: Прошлое и настоящее левого движения в Турции. Этому посвящен материал, присланный из Стамбула Еленой Солнцевой.

Елена Солнцева: В портовом стамбульском районе Кадыкей раздают листовки с призывами посетить собрание только что созданной Партии. «Капитализм умер. Мы открываем новые горизонты». Не совсем понятные слова вызывают интерес у прохожих. Многие останавливаются, переспрашивают, пытаются вникнуть, понять. Около года назад, когда Турция почувствовала влияние всемирного экономического кризиса, стали набирать популярность мифы о «хорошем строе», который будет бороться против неравенства и господства одних людей над другими. Вдохновленные знаменитым романом Томаса Мора «Утопия» около семидесяти человек объединились в поисках универсального братства и тяги к идеальной стране. Интеллектуалы, служащие, преподаватели мечтали о новом прекрасном строе, где каждый равен, счастлив, нет никаких классовых различий и борьбы за личную выгоду. Придумали и название новой партии. «Партия Хлеба». Возможно потому, что собрания проходили в здании бывшей стамбульской пекарни. Кусок хлеба, как символ многотрудной человеческой жизни, изобразили на гербе утопической партии, рядом с четками, стаканом чая и старинным восточным струнным инструментом «саз». На своих собраниях утописты довольно серьезно готовятся к будущим всеобщим парламентским выборам. Они намерены получить поддержку у населения. Офис будущего президента новой утопической Турции – маленькая комнатка в нескольких квадратных метров. Хусейн Ирмак, по профессии бухгалтер, собирается стать президентом новой страны.

Хусейн Ирмак: Нас называют мечтателями и сумасшедшими, которые кормят «розовой ненужной водицей» молодежь. Однако мы отнюдь не сумасшедшие. Мой отец был небогатым человеком, владел кофейней, работал от зари до зари. Я знаю, как прокладывать дорогу в жизнь. Я давно понял, что нынешнее государственное устройство не дает человеку счастья. Правящая партия пробует заставить всех замолчать, выдавая в качестве взятки мешки с углем и бесплатные стиральные машины. Министры погрязли в коррупции и держатся за свои стулья, но мы знаем, как раскачать их. Мы не мечтатели. То, о чем мы заботимся, - наш хлеб. Мы хотим справедливого общества, где есть равенство, братство и нет превосходства одного человека над другим. Капитализм исчерпал себя. Мы наблюдаем последствия жесточайшего экономического кризиса, куда ввергла нас эта ужасная система.

Елена Солнцева: Центром будущего светлого мира, по мнению участников партии, должна стать Анатолия, Малая Азия, на территории которой некогда находились величайшие цивилизации мира. Утописты считают, что опыт древних цивилизаций прошлого, хеттов, римлян, византийцев, живших некогда на этих землях, незаслуженно забыт и вычеркнут из памяти. Например, в средневековой Анатолии существовали богатые традиции вольнодумства и сопротивления властям. Образовывались религиозные группы, участники которых, хотя и были мусульманами, но нарушали исламские догмы. Суфийские монахи вольнодумцы не посещали мечети, открыто глумились над представителями официального ислама. Взять хотя бы суфийский орден «бекташи», последователи которого пили вино и устраивали обряды крещения. Ердал Доган, студент, будущий министр культуры в случае победы утопистов:

Ердал Доган: Прежде всего, нужно обратить внимание на молодежь, которая является генофондом нации. Мы привлечем их взоры к тем культурам, которые давно забыты. Мы вселим в них дружбу, а не враждебность. Мы расскажем им обо всех цивилизациях, которые жили на территории Турции в течение тысяч лет. Мы хотим создать новую конституцию, которая отражает наши убеждения о равенстве всех людей. К сожалению, история нашей страны была очень жестока по отношению к тем, кто хотел изменить мир. Почти все представители левых партий были объявлены вне закона, замучены в тюрьмах или уничтожены.

Елена Солнцева: Утопист Ердал Доган прав. Левые идеи в Турции – не новость. Правда, в прошлом они приводили к намного более радикальному поведению. Народная итальянская песня под названием «Белла Чао», исполнявшаяся участниками сопротивления во время второй мировой войны, стала невероятно популярной среди левого молодежного движения в Турции в 20 веке. Ее пели на сходках, митингах, собраниях и похоронах. «Чао Белле» стала гимном федерации революционной молодежи Турции, Дев Генч, матери всех леворадикальных молодежных организаций Турции. После того, как власти окончательно запретили ее исполнение, несколько музыкантов получили небольшие тюремные сроки. Создатель Турецкой республики Мустафа Кемаль Ататюрк никогда не собирался любезничать с коммунистами. Всех, кто хоть как-то мог быть заподозрен в симпатиях к коммунизму, ждала тюрьма. По его приказу в начале двадцатых годов лидера созданной Коммунистической партии Мустафу Суфи и его единомышленников вывезли в море на корабле, зарезали и выбросили за борт. Это убийство получило в истории название «бойня пятнадцати». Мученики левого движения становились героями. Им стремилась подражать молодежь. На их стороне были симпатии значительной части интеллигенции. Редактор молодежного Интернет- сайта Арзу Гюнеш

Арзу Гюнеш: В пятидесятых годах директор анкаринской кондитерской фабрики, осмелившийся выпустить конфеты с флагами государств-членов Организации объединенных наций, включая и флаг СССР, получил тюремный срок. Запрещались произведения классиков русской литературы. Тем не менее, среди молодежи резко усилился интерес к коммунизму.

Елена Солнцева: На книжных развалах в районе Бешикташ по выходным можно увидеть стамбульских студентов. Подрабатывает, кто как может. Торгуют футболками, модной атрибутикой, сувенирами, книгами. Портреты Че Гевары. А рядом, на плакатах, улыбающийся молодой человек с голубыми глазами. Турецкий Че. Профессиональный революционер Дениз Гезмиш, ставший символом романтического революционного движения в Турции. Его популярность в стране сравнима с популярностью основателя турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Изображение Гезмиша растиражировано на флагах, значках, беретах, футболках, кружках. Его образ необычайно популярен у панков, рокеров, неформалов всех мастей, независимо от их политических пристрастий. Зеленая куртка «Аляска» и спецназовские ботинки на грубой подошве, в которых он был арестован в 1971 году, стали чем-то вроде тайного кода, который, подобно изображению Че Гевары, отличает революционно настроенную молодежь. Подвиги Гезмиша превратились в легенды, которые можно выгодно продать в интернете, где организована бойкая торговля книгами о его революционном прошлом. Стихотворение «Последний подвиг Гезмиша» исполняет ученица одной из стамбульских школ, десятилетняя Зейнеб.
Обладающий эффектной внешностью и харизмой бывший студент Стамбульского университета отказался от карьеры преуспевающего адвоката и с головой ушел в политику. В своем письме отцу, учителю сельской школы, Гезмиш выражал готовность вести освободительную войну за будущее страны, называл себя «сыном Ататюрка» и хотел защищать завоевания республики, которые «растаскали» погрязшие в коррупции политики. Он искренне считал, что революцию, которую затеял Мустафа Кемаль, использовали в своих целях высшие слои турецкого общества. Новая турецкая буржуазия бросилась в руки немецких и французских империалистов, превращающих страну в полу-колонию. Он хотел организовать демократическую диктатуру народа под руководством рабочего класса, нацеленного на крепкий союз рабочих и крестьян. В июне 1968 года состоялась первая проба пера – захват стамбульского технического университета с целью отставки неугодного ректора. Надо сказать, что Гезмиш основательно готовился к революционной борьбе, учился стрелять в лагерях палестинских боевиков, участвовал в акциях захвата американских военных. В одной из таких перестрелок с правительственными войсками он со своими друзьями был схвачен и приговорен к смертной казни. И отказался от предложения властей сохранить жизнь в обмен на раскаяние. Это было в 1972 году. Его отец, Нихат Гезмиш, сожалеет, что сын перед казнью не захотел даже встретиться с имамом.

Нихат Гезмиш: Он организовывал захват американских военнослужащих по заданию партии, но не убивал их, а выпустил на свободу. Перед смертью он заявил, что служит народу в отличие от властей, которые прислуживают Соединенным Штатам. После казни последовали акция возмездия. Были осуждены бывшие государственные деятели, которые проводили репрессии. Подобная схема именовалась в рядах революционеров термином “вооруженная пропаганда". Одна из самых дерзких акций - убийство Низата Эрима, который, будучи премьер-министром Турции, отдал приказ казнить моего сына и других революционеров.

Елена Солнцева: Операция по устранению Нихата Эрима проходила по классической для революционеров схеме «кровь за кровь». Бывший премьер жил в шикарной стамбульской даче, за которой был установлен круглосуточный контроль. В течение недели под видом супружеской пары в пляжной одежде перед дачей прогуливались разведчики-революционеры. Выяснилось, что Эрим вместе с женой ежедневно ездил в частный пляжный клуб. Был разработан план "Анатолия", который предполагал вывести из строя телохранителя, уничтожить Эрима, но не трогать его жену. В ожидании «объекта» группа бойцов под видом отдыхающих расположилась на пляже по соседству с закрытым клубом. В пакетах с пляжными вещами и кремами для загара лежали пистолеты и другое оружие. Еще несколько человек пили чай в кафе напротив морского клуба. Вот как описывали операцию сами революционеры в одном из своих изданий: «Мы припарковали автомобиль прямо у морского клуба. Двое пошли к нему и начали его чистить. Двое других пошли к ближайшему киоску, взяли кекс и мороженое. Охранник пляжа подошел к нашим товарищам и спросил их, что они тут делают? Товарищи отшутились, говоря, что ожидают девушек. Вскоре показался автомобиль Эрима. Из него вышел телохранитель, который открыл дверь для Эрима. Все произошло в течении нескольких секунд. Увидев подошедших незнакомых людей, телохранитель потребовал отойти и вытянул оружие. Он пытался выстрелить, но был сражен двумя пулями. Затем был убит Эрим. Его жену оставили невредимой. Бойцы забрали оружие и оставили рядом с мертвым Эримом записку с объяснением, почему он был убит. Журналист газеты «Хюрриет» Мустафа Акьел:

Мустафа Акьел: После жестких мер со стороны правительства движение левых партий пошло на спад. Многие революционеры перебрались за границу, в Европу. После того, как турецкие власти подписали с Европейским союзом ряд документов о взаимной выдаче преступников, многие турецкие коммунисты были арестованы и выданы турецким властям.

Елена Солнцева: В августе минувшего года умер генеральный секретарь Революционной Народно-освободительной партии Турции Дурсун Караташ, которого называли «Дядюшка». На траурную церемонию в Роттердаме, где много лет прожил в эмиграции Караташ, съехались представители революционных партий со всей Европы. Память «товарища» в Стамбуле почтили зажигательными бомбами и нападениями на полицейских. Дурсун Караташ, выпускник все того же Стамбульского технического университета, был убежденным активистом Федерации революционной молодежи. Полжизни он просидел в тюрьме, его жена была застрелена полицией, сам же он перебрался в Европу. Его приговаривали к различным срокам заключения суды Франции и Бельгии, но ему удавалось уходить от преследования, перебираясь в соседние европейские страны. В своем завещании он призывал молодежь перейти к мирным действиям. Журналист газеты « Хюрриет» Мустафа Акьел.

Мустафа Акьел: В 1990-е годы, стремясь в Евросоюз, наши власти были вынуждены несколько смягчить свою политику в отношении левых. Разрешили печатать левую литературу: Назыма Хикмета, Горького и даже самого Карла Маркса, книги которого остаются бестселлерами по продажам в Турции и пользуются большим спросом не только у ученых и филологов, но и у простых рабочих и студентов.

Елена Солнцева: Стамбульский технический университет называют «кузницей мозгов» и «рассадником крамольных мыслей». В его стенах обучались многие известные математики, юристы, ученые. Здесь же начали свою деятельность многие турецкие революционеры. Кроме Дениза Гезмиша, университет закончили еще с десяток видных представителей революционной народно-освободительной партии. В среде студентов были популярны книги Мао, "идеологического вдохновителя" левого движения Турции. В семидесятые годы за политически взгляды были отчислены десятки студентов. Их обвиняли в организации нападений на американских военных и подготовку ракетной атаки консульства США в Стамбуле. До сих пор, опасаясь беспорядков, университетское начальство запрещает массовые собрания и распространение рекламных листовок, которые, несмотря на запреты, регулярно появляются в здании ВУЗА. Вот одна из них с надписью «Пронатовские силы захватили Стамбул». Задаю вопрос двадцатилетнему студенту по прозвищу «Канка», то есть «друг», который, опасаясь преследований, просит не называть его настоящего имени. Против чего вы боретесь?

«Канка»: Жизнь изменила взгляды. Призывы к свержению власти в стране и пролетарской революции уже не актуальны. Революционно настроенная молодежь отказывается от вооруженных методов борьбы и переходит на мирный путь. На демонстрациях мы выступаем против НАТО, американских баз и военного присутствия. Мы бойкотируем американские фильмы, призываем отказаться от покупки американских товаров, устраиваем акции протеста возле ресторанов «МакДональдс».

Елена Солнцева: Вы уже участвовали в каких-то конкретных акциях?

«Канка»: В Стамбуле есть американский Роберт -колледж», элитарное учебное заведение, которое считается самым престижным в стране. При колледже находится большая типография, которая печатает ежегодно тысячи книг пропагандистского характера. Там проводят американскую пропаганду. Мы устраиваем митинги и требуем закрыть это заведение.

Елена Солнцева: Но ведь там, говорят, дают неплохое образование, углубленное знание английского языка?

«Канка»: Мы вообще против широкого обучения английскому языку. В первых классах школ он включен в программу, часто почти все преподавание ведется на английском языке. В школах воспитывают по американской системе, которая вовсе не согласована с условиями жизни турок, которые американцы даже вовсе не принимают врасчет.

Елена Солнцева: Да, до сих пор турецкие левые придают немаловажное значение молодежной культуре. В Стамбуле действуют немало так называемых «левых кварталов», в которых работают круглосуточные кафе, культурные центры, устраиваются просмотры фильмов и рок-концерты. Именно благодаря молодежному левому движению в Турции, - написала недавно газета «Джумхуриетт», удалось отстоять от приватизации образовательную систему страны. Бесплатными являются около девяносто процентов всех университетов и школ.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG