Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европу обрекли на реформы


Ян Фишер (справа) и Жозе Мануэль Баррозу

Ян Фишер (справа) и Жозе Мануэль Баррозу

В Брюсселе завершился саммит Европейского Союза – последний, который в роли председателя ЕС проводила Чешская Республика. Премьер-министр Чехии Ян Фишер дал интервью Радио Свобода.

- Одной из центральных проблем этого саммита было предоставление Ирландской Республике определенных гарантий со стороны ЕС, которые позволили бы ей успешно провести повторный референдум по Лиссабонскому договору. В чем был смысл этих гарантий и почему решение по этому вопросу пришлось отложить на второй день саммита?

- По завершении первого дня саммита нам пришлось, используя спортивную терминологию, взять тайм-аут, так как некоторые детали не удалось согласовать. Речь идет о "тонкой настройке", о максимально точных формулировках текста, а не о принципиальном несогласии членов ЕС с такими гарантиями. Эксперты из Ирландии, Великобритании и страны-председателя, то есть Чехии, глубоко за полночь доводили текст до ума. Суть проблемы заключается в следующем: с одной стороны, предоставляемые Ирландии гарантии не могут быть устными, они должны быть ясно запротоколированы и отражены в документах ЕС. С другой стороны, эти гарантии не должны иметь юридической силы поправок, изменяющих содержание Лиссабонского договора. В этом случае многие страны потребовали бы начинать заново весь процесс ратификации, что позволило бы им добиваться аналогичных исключений, вроде тех, которые будут предоставлены Ирландии. Это очень тонкое дело, требующее большой юридической и стилистической сноровки. Со стороны, без специальных познаний, непросто понять смысл происходящего. В течение всего сегодняшнего дня мы будем шлифовать текст, и я уверен, что нам удастся достичь компромисса и довести дело до успешного конца.

- О каких гарантиях идет речь? Готовы ли остальные члены Европейского Союза предоставить Ирландии такие гарантии?
Общее мнение членов ЕС было однозначным: необходимо позволить ирландцам провести повторный референдум и обеспечить его успешность, пойдя на определенные уступки

- Начну со второго вопроса. Да, остальные члены Европейского Союза готовы дать Ирландии гарантии суверенитета в определенных областях. Речь идет о таких сферах, как социальное обеспечение, оборона и безопасность, право на жизнь и некоторые другие области. После провала первого референдума правительство Ирландии провело глубокий и систематический анализ настроений населения, выяснило, чего конкретно опасаются жители страны в случае вступления в силу Лиссабонского договора, и просило Европейский Союз дать Ирландии определенные гарантии для снятия подобных опасений. Общее мнение членов ЕС было однозначным: необходимо позволить ирландцам провести повторный референдум и обеспечить его успешность, пойдя на определенные уступки. Перечисляя гарантии, я забыл упомянуть одну очень важную сферу – сферу налогообложения. И здесь Европа проявила готовность сохранить для Ирландии полную независимость в принятии решений. Еще в декабре 2008 года Европейский Совет поручил Чехии как стране-председателю согласовать проблематику гарантий со всеми заинтересованными сторонами. Это задание мы выполнили, перечень гарантий и форму их предоставления мы и должны утвердить на этой встрече в верхах глав государств и правительств стран ЕС.

- Давайте внесем ясность в терминологию и расшифруем понятие "гарантии". Говоря понятными словами, Европейский Союз даст Ирландии гарантии того, что она сохранит свой военный нейтралитет, то есть не станет составной частью военных организаций. Право на жизнь следует понимать, как сохранение нынешнего законодательства, запрещающего искусственное прерывание беременности. А гарантии суверенитета в налоговой области означают, что Ирландия и в дальнейшем будет самостоятельно определять уровень налогообложения, даже если в остальной части ЕС будет введен единый подоходный налог, как того добиваются некоторые крупные государства. Я правильно представляю позиции?

- Вы совершенно точно изложили суть исключений из общего правила, предоставляемых Ирландии. Но очень важно отметить одно обстоятельство, часто упускаемое из виду: многие из этих исключений будут распространяться не только на Ирландию. В то время как запрет абортов – специфически ирландское требование, другими исключениями смогут оперировать и иные члены ЕС.

- Следует ли это понимать так, что тем самым закрывается вопрос о самой возможности введения единых правил налогообложения для всех членов ЕС?

- Не берусь утверждать, что вопрос закрывается навсегда, но интерпретация может быть и такой – если кому-то захочется сохранить свой суверенитет в этой области, прецедент имеется.

- Вторым важным вопросом, обсуждавшимся на этой Брюссельской встрече, была кандидатура председателя Европейской комиссии. На второй срок был выдвинут Жозе Мануэль Баррозу. Поговаривают, что некоторые страны-члены готовы голосовать за него лишь в обмен на определенные ведомства в комиссии для своих кандидатов? Правда ли это?
У кандидатуры Жозе Мануэля Баррозу существует самая широкая поддержка со стороны национальных правительств

- В преддверии нынешнего саммита я провел обстоятельные переговоры на эту тему с лидерами всех 27 государств ЕС. Переговоры были начаты сразу после выборов в Европейский парламент и продолжались до самых последних дней. В их ходе выяснилось, что у кандидатуры Жозе Мануэля Баррозу существует самая широкая поддержка со стороны национальных правительств. Относится это и к правительству Чехии. В течение всего вчерашнего дня мы вели дискуссию по этой кандидатуре, и опять же общее мнение склонялось в его пользу. У меня не было ощущения, что речь идет о натуральном обмене, и что кто-то ожидает выгодных функций в обмен на поддержку этой кандидатуры. Не отрицаю, что иногда в органах Евросоюза приходится сталкиваться с подобной практикой, но к данному случаю это не относится. Не следует забывать, что последней инстанцией, утверждающей председателя и членов Европейской Комиссии, является Европейский парламент, поэтому мы и сами установили контакты с лидерами отдельных фракций парламента нового созыва, и нашим шведским преемникам рекомендовали сделать то же самое. В настоящее время мы вместе со шведами заняты поиском методов, которые позволили бы убедить парламентариев не откладывать в долгий ящик утверждение Баррозу, ибо его кандатура отвечает политической воле всех правительств ЕС.

- Что будет означать переизбрание Баррозу на новый срок с точки зрения дальнейшего функционирования ЕС: преемственность стиля или все-таки импульс к новым реформам?

- Именно это и было центральным пунктом обсуждения в ходе вчерашнего вечернего банкета. Добрых два часа мы дискутировали об этом – не только о личности Жозе Мануэля Баррозу, но о настоящем и будущем Европейского Союза, о том, какой хотели бы видеть Европу современные политики. Жозе Мануэль Баррозу по нашему настоянию представил свое видение дальнейшего развития Евросоюза. Мы сошлись во мнении, что, если Европа хочет быть стабильным континентом со слаженно действующими институтами, то она просто обязана приступить к глубоким и динамичным реформам. Канцлер Германии Ангела Меркель, французский президент Саркози, главы других государств, больших и малых, настойчиво повторяли этот тезис. Задача Баррозу будет не из легких – придать новую динамику комиссии, избавить ее от ненужной бюрократичности. Снова и слова мы внушали ему мысль о том, что новая Европейская Комиссия не должна быть простой копией нынешней. Ни по образу поведения, ни по эффективности.

- Много говорилось о необходимости создания органа финансового регулирования. Некоторые страны выражали опасения, что их национальные банковские системы окажутся в подчинении у общеевропейского института. Как был решен этот вопрос?

- На саммите возобладала точка зрения, что регулирование необходимо, но оно должно быть разумно ограниченным. Все пришли к заключению, что без единого органа банковского надзора не обойтись, но он должен заниматься соблюдением правильного баланса общеевропейских и национальных интересов. В ходе вчерашнего заседания были приняты решения, которые формировались как результат долгосрочных, порой весьма бурных, дискуссий. Уже на последнем заседании так называемого Экофина – совета министров финансов стран ЕС – стало ясно, что договоренность близка. Детали еще будут уточняться в рабочем порядке осенью этого года, но уже сейчас могу сказать, что будет создан единый орган банковского надзора и он не будет составной частью Европейского центрального банка во Франкфурте.

- И в заключение, ваша оценка: как сейчас, после Брюссельского саммита рассматривается чешское председательство, вокруг которого было много критических суждений?

- Я убежден, что поставленные перед нами задачи мы выполнили с честью, особых репутационных потерь Чешская Республика не понесла. Здесь в Брюсселе я чувствовал и продолжаю чувствовать безоговорочную поддержку чешского председательства со стороны коллег – глав правительств стран-членов ЕС.
XS
SM
MD
LG