Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Национальный бестселлер” в Петербурге



Марина Тимашева: Итоги года подвела литературная премия "Национальный бестселлер", которая вручается в Петербурге. А потому рассказывает о ней Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Премия “Национальный бестселлер” была учреждена в 2001 году. Ее девиз – “Проснуться знаменитым” - во многих случаях себя оправдал, поскольку премия и вправду открыла миру несколько малоизвестных авторов. В этом году за звание лауреата “Национального бестселлера” боролись шесть писателей: Герман Садуллаев, Сергей Носов, Сергей Самсонов, Александр Снегирев, Илья Бояшов и Андрей Геласимов, чей роман о Великой Отечественной войне “Степные боги” и получил первую премию. Говорит ответственный секретарь “Нацбеста” Виктор Топоров.

Виктор Топоров: В шорт-лист нынешнего “Нацбеста” вошли пять романов и одна книга эссе. Книга эссе Сергея Носова “Тайная жизнь петербургских памятников”, романы Германа Садуллаева “Таблетка”, Сергея Самсонова “Анатомия Камлаева”, Анатолия Геласимова “Степные боги”, Ильи Бояшова “Танкист, или “Белый тигр” и Александра Снегирева “Нефтяная Венера”. Из этих писателей Снегирев и Самсонов очень молоды, Садуллаев молод, Геласимову чуть за 40, а Бояшов совсем недавно всплыл, буквально два-три года назад, хотя ему уже около пятидесяти.

Татьяна Вольтская: То есть вы продолжаете свою линию на открытие?

Виктор Топоров: Конечно, я стремлюсь к тому, чтобы все время всплывали новые имена. И в этом смысле мне жалко, что не попал почему-то в шорт-лист и вообще ни одного балла не получил Леонид Юзефович со своим последним романом “Карлики и журавли”. Ну, я надеюсь, что Юзефович получит за него “Букер”, потому что это идеальный букеровский роман. И не попал в шорт-лист, немного не добрав, роман, который я считаю главным литературным событием нынешнего года - роман Александра Терехова “Каменный мост”. Это как раз книга о символическом претворении войны, она продолжает ту же, как и Бояшов, линию, и этот роман чрезвычайно украсил бы шорт-лист и по праву был бы победителем. Но надо сказать, что если бы “Большая книга”, придуманная четыре года назад и неизвестно зачем существующая, хотя бы один раз будут присуждаться честно и идейно, то книга Терехова, в которой как раз 850 страниц, она ее должно получить.



Татьяна Вольтская: Хорошо, чего жалко мы выяснили, а вот из имеющихся шести?


Виктор Топоров: Во-первых, Сергей Носов это совершенно пленительная книга, все от нее в восторге. И, несмотря на то, что это сборник эссе, у нее были бы очень хорошие шансы на победу, если бы не тот факт, что в малом жюри в этом году всего один петербуржец. Роман нашего лауреата позапрошлого года Ильи Бояшова это такой очередной очень сильный символический роман о войне написанный в эмоциональном ключе “Моби Дика”. Некий Ванька Череп, легендарный сталинский танкист, гоняется за столь же легендарным Белым тигром немецким. Роман Германа Садуллаева это такой то ли Пелевин лайт, то ли Сергей Минаев хард. Это молодой автор, живет он в Питере, у него была прекрасная книга “Я – чеченец!”, с которой он, собственно, и вошел в литературу, а этот роман нравится всем, это роман про некий офисный планктон, как теперь выражаются, питерский, который выясняет, что он живет в некоем фиктивном мире, которым правят таблетки, галлюциногены и всякое такое, и, вместе с тем, будучи не совсем русских кровей, он совершает то и дело мистические трипы в несуществующую Хазарию. Но это не быковская Хазария, это такая Хазария, скорее, восточная, там важен Тиль и его берега, где он проживает какую-то отдельную символическую жизнь. “Анатомия Камлаева” Самсонова это роман, поражающий, прежде всего, дерзновенностью замысла. Потому что 25 или 26-летний молодой человек решил написать своего “Доктора Фаустуса”, роман о композиторе с десятками страниц изображенной музыки. Многие восхищены замыслом, многие указывают на редкостное неряшество или голословие воплощения. Снегирев “Нефтяная Венера”. Об этом говорить очень трудно, потому что в центре романа история мальчика Дауна, а Снегирев уже провозгласил, что у него самого уже был и умер сын Даун. Таким образом, это биографические мотивы. Указывать на какие-то сюжетные или психологические несообразности приходится, что я в рецензии и делаю, но, тем не менее, как бы молодой малолетний папаша, породивший его в 17 лет, мать от него отказалась, эксцентричный молодой человек, белый воротничок, дизайнер, архитектор, вынужден, после того, как гибнут его собственные родители, которые воспитывали этого мальчика Дауна, заниматься мальчиком, он и сам начинает постепенно все больше и больше походить на человека. И все это на очень остросюжетном, на мой взгляд, несколько искусственном тоне. И наконец, “Степные боги” Андрея Геласимова. Геласимов очень известный, очень популярный писатель, он многим нравится, а многих оставляет равнодушным. В последнее время он стал писать, в общем-то, с отчетливой установкой на коммерческий успех. Таков и этот роман, потому что, с одной стороны, он написан о дружбе русского мальчика с японским военнопленным на Дальнем Востоке, и всякое такое, бьет на слезу, бьет на слезу японскую, хотя японцы не плачут, а иначе выражают свои чувства, на такую международную политкорректную слезу, а, с другой стороны, он расписан так, что прямо сейчас садись, размечай на эпизоды и снимай телесериал. Что, наверное, и будет сделано. Причем, мне кажется, на японские деньги.

Татьяна Вольтская: Что ж, именно Андрей Геласимов стал лауреатом “Нацбеста”. Над своим романом “Степные боги” он работал четыре года. Критики уже отметили, что книга написана языком классического романа, недаром автор называет своими главными учителями Фолкнера, Хемингуэя и Бродского. Действие развивается в Забайкалье в конце Второй мировой войны перед самым взрывом атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки. Герои книги - русский мальчик Петька и пленный японец, врач Хиротаро. Итак, премия вручена, лауреат получил 250 тысяч рублей. Испытывал ли “Нацбест” как-нибудь трудности в связи с кризисом?

Виктор Топоров: Да, безусловно. Во-первых, мы пошли на некоторое ужесточение бюджета, мы отказались в этом году от поощрения финалистов отдельных премий, во-вторых, мы, как и большинство отечественных премий, приняли несколько волюнтаристское решение, что доллар стоит 25 рублей. Сейчас и гонорары так платят. Почти повсеместное решение. И еще по мелочи сэкономили тысячи три-четыре.


Татьяна Вольтская: Есть в этом году две новинки. Читательское голосование проходило в “ЖЖ”, и к тому же в рамках премии “Нацбест” появился проект “Нацворст” - антиприз за самую бездарную, скучную и глупую книгу. Голосование в “Живом Журнале” присудило ее книге Владимира Маканина “Асан”, получившей в прошлом году премию “Большая книга”. А вот лучшей книгой блогеры назвали “Тайную жизнь петербургских памятников” Сергея Носова.
XS
SM
MD
LG