Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Где скрывается генерал Ратко Младич? Споры в Сербии и Боснии


Сергей Сенинский: На одном из главных телеканалов Боснии и Герцеговины на прошлой неделе были представлены сюжеты, главный персонаж которой - обвиняемый в совершении военных преступлений бывший командующий армией боснийских сербов генерал Ратко Младич. Сараевские тележурналисты утверждают, что в этих выдержках из домашнего архива семьи Младича есть и новые кадры - не старше одного года, - доказывающие, что генерал свободно проживает в Сербии, несмотря на заверения белградских властей, что они не могут его найти. Ратко Младич скрывается от Гаагского трибунала с 1995 года, когда против него были выдвинуты обвинения в совершении военных преступлений в Боснии. Из Белграда передает наш корреспондент Айя Куге.

Айя Куге: Официальный Белград бурно отреагировал на обнародование «домашнего видео» Ратко Младича. Глава Национального совета Сербии по сотрудничеству с Международным Гаагским трибуналом Расим Ляич выступил на экстренно организованной пресс-конференции и сообщил, что эти видеозаписи являются частью материала, который Белград весной передал Международному трибуналу.

Расим Ляич:
Весь этот материал конфискован в доме Ратко Младича во время обыска 4 декабря минувшего года и 27 марта передан прокуратуре Гаагского трибунала. Всего было конфисковано 215 видео- и аудио- кассет. Если бы мы что-то хотели скрывать, то не передавали бы все целиком Гааге, не передавали бы компрометирующие нас материал. Это видео должно быть использовано в судебных процессах во время заседаний трибунала. Ожидалось, что сначала эти видеозаписи появятся в судебном зале, а не на телевидении.

Айя Куге: Боснийские телезрители увидели кадры из частной жизни Ратко Младича. В первых сценах - Младич, его жена Боса, дочь Анна и их друзья в расслабленной домашней атмосфере, за накрытым столом в своем двухэтажном белградском особняке. Они что-то празднуют. Потом кадры похорон дочери, которая покончила с собой весной 1994 года. Младич, сломленный болью, целует гроб, платком постоянно протирая маленькое окошко, через которое пытается в последний раз разглядеть лицо любимой дочери. Позже чередуются видеозаписи разных семейных праздников. Свадьба сына Дарко летом 2001 года, рождение внучки Анастасии зимой того же года. Из этих кадров видно, что Ратко Младич наслаждается ролью хорошего сербского хозяина дома: он и поёт, и танцует, и выпивает в обществе друзей и родственников. Младич снят и на военном комплексе в Сербии – генерал играет в настольный теннис, потом в парке за зданиями казарм восхищается: «Здесь как в раю!» Показан генерал и во время зимней прогулки вместе с супругой и невесткой. Он опирается на палочку, а ведущий телепередачи утверждает, что это самые свежие кадры, 2008 года, снятые после того, как он оправился от инсульта. Однако, белградское телевидение показало продолжение этого отрывка, из которого следует, что на самом деле Младичу палочка не служила для опоры, а была подобрана в лесу, когда он играл в снежки. Ведущий передачи «60 минут» сараевского телевидения утвердил, что видеозаписи Ратко Младича относятся к последим пятнадцати годам. Сербские власти категорически отвергают это. Расим Ляич.

Расим Ляич: Ни один из видеокадров, показанных боснийским телевидением, не снят в последние восемь лет. Ни один! Например, кадры, где Младич держит свою внучку на руках, датированы 28-м апрелем 2001 года, кадры свадьбы его сына – 21-м июнем 1997 года. Мы не установили точных дат видеозаписей Младича из военных объектов. Однако, нам известно, что последний раз на военном объекте на территории Сербии он находился 1 июня 2002 года. Тот, кто может предоставить данные о том, что и после Ратко Младич скрывался в расположении воинских частей, получит денежное вознаграждение.

Айя Куге: 28 июня 2001 года Младич покинул свой белградский дом. Это произошло в тот день, когда в Гаагский трибунал был отправлен Слободан Милошевич. Директор Национального совета Сербии по сотрудничеству с Международным Гаагском трибуналом Расим Ляич обнародование домашнего видео Младича считает политической провокацией:.

Расим Ляич: Нам кажется, что это произошло не случайно. Кому-то нужно было после позитивной оценки Генерального прокурора Международного трибунала Сержа Брамерца и положительной оценки администрации США о сотрудничестве Сербии с трибуналом, испортить репутацию Сербии. Я не сторонник теории заговора, однако момент, избранный для показа видеоматериалов, указывает на то, что намерения были не самые добрые. Кому-то в международном сообществе было важно, чтобы Сербия вечно занималась Ратко Младичем, не завершая сотрудничество с Гаагским трибуналом - чтобы Младич не был арестован, а послужил для постоянного давления на страну. Мы, конечно, не обвиняем средства массовой информации Боснии, которые обнародовали видеозаписи – и наши журналисты бы сделали то же самое. Однако мы ставим вопрос: каким образом этот материал попал в средства массовой информации?

Айя Куге: Сербские журналисты приступили к анализу видеозаписей из жизни Ратко Младича. Один из них – редактор белградского либерального политического еженедельника Време Филлип Шварм. Подтверждает ли это видео утверждение боснийских журналистов о том, что власти Сербии по сей день скрывают Младича?

Филлип Шварм: Я считаю, что эти видеозаписи абсолютно не доказывают тот тезис, что власти Сербии и ныне защищают и охраняют Младича. Если внимательно посмотреть, совершенно ясно, что видеокадры относятся к периоду с 1993 по 2001 год. До конца 2000 года у власти в Сербии был Слободан Милошевич, который, как и Младич, обвинялся Международным Гаагским трибуналом. В те времена генерал не должен был особенно заботится о своей безопасности. Последняя видеозапись относится к июню 2001 года, когда к власти в Сербии пришла Демократическая оппозиция. Президентом Союзной республики Югославия тогда был Воислав Коштуница, премьер-министром Сербии - Зоран Джинджич, но в то время они практически не имели контроля ни над войсками, ни над полицией, ни над службами госбезопасности, не могли даже близко подойти к Младичу. Давление международного сообщества прежде всего было направленно на то, чтобы Гаагскому трибуналу выдали Слободана Милошевич. Кстати, в те времена в военных и полицейских структурах, в госбезопасности, Младич имел много соратников и сторонников, и эти люди его защищали.

Айя Куге: Какое впечатление на вас лично произвели видеосцены частной жизни генерала Младича?

Филлип Шварм: На этих видеокадрах Младич запечатлён как обычный человек, имеющий обычную семью. Эта семья грустит, когда происходит семейная трагедия, веселится, как и остальные люди, вместе с друзьями, на свадьбе сына или после рождения внука. Семья Младича на видеосценах выглядит большой, шумной и весёлой. На самом деле это очень скучные кадры – разве кому-то со стороны интересно смотреть по видео чужую свадьбу?! Если посмотреть на Младича и его семью, у них всё как и у нас, как у всех остальных. На меня именно эта «нормальная жизнь» Младича произвела самое страшное впечатление - ничто не указывает на его кровавый военный путь, на ответственность за резню в Сребренице, на остальные преступления.

Айя Куге: Жители боснийского города Сребреница, где по распоряжению генерала Младича было расстреляно около восьми тысяч мусульманских мужчин и мальчиков, говорят, что они в ужасе смотрят на кадры, где Ратко Младич наслаждается жизнью. Какой вывод из может из
этого видеофильма сделать общественность?

Филлип Шварм: Трудно ответить на этот вопрос. Мне кажется, что общественность могла сделать два вывода. Первое – что самый известный "беглец" от Гаагского трибунала Ратко Младич находится где-то среди нас. Кроме того, что телевидение нам напомнило об этом, видеозаписи показали: военные преступники вроде Младича выглядят совсем обычно. Они, как будто ничем не отличаются от наших спокойных и весёлых соседей, что военные преступления совершают и ужас творят не какие-то чудовища с двумя головами и тремя руками, а люди, внешне похожие на нас.

Айя Куге: Один из собеседников в сараевском студии прокомментировал кадры из жизни Младича словами: «Когда он плачет по мёртвой дочери, то выглядит почти как человек». Через несколько дней после похорон дочки Ратко Младич отдал своим войскам приказ о массированном наступлении на мусульманский анклав Горажде в восточной Боснии. От сербских обстрелов погибло около шестидесяти детей, среди них - девятилетняя мусульманская девочка Медиса Зукич. Ее пятилетнему братишке без анестезии ампутировали ногу, мальчик умер на следующий день. Может быть, разница между Ратко Младичем и другими родителями, потерявшими детей во время войны в Боснии, в отсутствии сочувствия генерала к их боли? Верите ли вы в искренность заявлений руководства Сербии о том, что оно прикладывает все усилия, чтобы найти Младича?

Филлип Шварм: Лично я верю. Важно то, что в Сербии теперь в наличии политическая воля арестовать Младича. Очевидно, что это не даётся легко, много лет генерал скрывается. Однако арест Радована Караджича, генерала Здравко Толимира дают надежду, что спецслужбы в состоянии найти и Ратко Младича. У каждого беглеца – ограниченный срок бегства. У Младича возможности скрываться ограниченные, деньги постепенно иссякают, число сторонников уменьшается. Лишь вопрос времени, когда генерал наконец будет арестован.

Айя Куге: Говорил белградский журналист, занимающийся расследованием военных преступлений Филлип Шварм.
XS
SM
MD
LG