Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попавших в беду можно спасти (Челябинск)


В эфире Челябинск, Александр Валиев:

Елена Гладких – мать-одиночка, попавшая в очень непростую жизненную ситуацию. Ее мама пила, и в 90-е годы по ее милости их семья лишилась крова. С тех пор девушка скиталась по углам. Вышла замуж, развелась, потом снова сошлась с мужчиной, забеременела, но будущий отец оказался наркоманом. Лечиться не собирался.

Елена Гладких: Работать я в последний месяц не смогла, у меня была угроза беременности, попала в больницу. Естественно, за квартиру заплатить не смогла, мои вещи просто вышвырнули. Родственников у меня нет, в тот момент никого рядом не оказалось, и с грудным ребенком мне некуда было идти. Что может предложить государство? Меня в центр-бомж до решения проблемы, а ребенка – в дом малютки.

Александр Валиев: Елена понимала, что идти ей некуда, надеяться не на кого. Но она и мысли не допускала о том, чтобы оставить ребенка в доме малютки, даже временно. Потому что это верный путь к отказу.

Елена Гладких: Я считаю, что женщина должна проходить трудности вместе с ребенком. И не рассматривать вариант – с кем-то оставить, где-то оставить. В конце концов, когда живешь с ребенком, воспитываешь его, случаются трудности – мы же не бежим от него отказываться. Ну, денег нет, чуть-чуть голодно, какие-то проблемы… А я вышла на угол роддома и просто схватила ребенка – и куда? На волю Бога отдала все. И там вот роддом, и на углу прямо стоит церковь, на берегу озера. Я пошла туда. Дальше были приюты, потом мне квартиру дали через СМИ, пожить, потом государство помогло с этой квартирой.

Александр Валиев: Ей очень помогли журналисты. Местные издания рассказали о проблемах бездомной женщины с младенцем на руках - о том, как приходится ночевать в приютах, обивать пороги учреждений, браться за любую работу, притом, что ребенка оставить не с кем. Елене с малышкой дали комнату в общежитии, потом помогли с квартирой. Она, между тем, поняла, что в подобной ситуации оказываются сотни и тысячи женщин, и большинство из них от детей отказываются. Однажды она встретила девушку, которая только что сдала ребенка в дом малютки и плакала на его пороге.

Елена Гладких: Она не знала, что можно пойти, взять талон на питание ребенка, что государство дает это питание, не знала, что нужно за продуктовым набором пойти, есть соцзащита, есть кризисные центры, в конце концов, есть фонды. Человек этого не знал! И вот от этого незнания она… Ребенка просто нечем кормить было, какой-то месяц трудностей. И я просто подумала: как не знает! И подумала: а сколько таких, вот сколько таких женщин, нормальных, любящих матерей, но кто просто попал в беду. Тогда уже пришла мне идея, мне хотелось это сделать, но я не знала, как это будет происходить.

Александр Валиев:
Елена поддерживала отношения с врачами роддома, в котором появилась на свет ее дочь. Зная ее историю, они уважали силу и поступки своей бывшей пациентки. Лена приходила в роддом, и общалась с женщинами, которые собирались писать отказную на ребенка. Убеждала собственным примером, обещала поддержку, уговаривала. А потом решила открыть телефон доверия для таких женщин.

Елена Гладких: Решила, что источник этой проблемы – в роддоме. Сейчас уже, конечно, так не считаю, источник нужно искать раньше, в консультации, но это все приходит с опытом. Сейчас я намечаю и лекции проводить, в Институте материнства общаться, распространять нашу литературу и брошюрки в дошкольных учреждениях. Потому что тоже есть статистика, много отработано. И я могу сказать, что из десяти отказных мам шесть – нарко- и алкозависимые, неблагополучные, три – это "мамы в бантиках", как я их называю, это сами малолетки еще, и остальные из десяти – это те, кто попал просто в жизненную ситуацию очень сложную.

Александр Валиев: Сегодня Елена работает с благотворительной организацией "Преображение России", которая занимается реабилитацией нарко- и алкозависимых. Во многих городах страны есть центры, где люди, стремящиеся вырваться из порочного круга, живут по строгим правилам, поддерживают друг друга, работают. Они могут уйти отсюда в любой момент, все зависит лишь от их выбора. Некоторые уходят, но многие остаются. Приходят в такие дома и женщины с маленькими детьми. Или те, кто ждет ребенка.
Алле 25 лет. 10 лет она употребляла наркотики. От нее отвернулась семья. Полтора года назад она родила ребенка, на какое-то время отказалась от своей страшной привычки, потом снова сорвалась. Сейчас она беременна вторым. Пришла в центр, чтобы окончательно порвать с наркотиками и вернуться к нормальной жизни.

Алла: Все похоронили меня как бы, сказали: "Для нас дочь умерла, сестра умерла, внучка тоже умерла…" Ну, никто вообще со мной не общался. Когда я сюда собиралась, чтобы вот с ребенком как бы мама моя осталась, и то договаривалась моя знакомая с ней, потому что я с мамой как бы вообще никак не контактировала. А сейчас вот прошло время, я с мамой уже начала по телефону разговаривать. То есть она видит, что я исправляюсь. Вообще, когда я пришла сюда изначально, перекумарилась, все и на мир вообще посмотрела другими глазами. То есть у меня эмоции какие-то появились, смех, радость. Я даже на людей стала смотреть по-другому. То есть вот за месяц сколько я испытала здесь эмоций всяких разных, я за 10 лет столько в миру не видела вообще, как бы не обращала внимания. То есть даже вот солнце светит на улице – и то уже смотришь не так, как раньше: а, солнце – и ладно. А сейчас смотришь – солнышко, классно! Радуешься. Дождит идет – тоже радуешься. Мироощущение вообще становится другое.

Александр Валиев: Алла собирается забрать сюда, в центр, своего первого ребенка. Здесь она не только отказалась от наркотиков, но и бросила курить. Между тем, Елена Гладких хочет открыть отдельный кризисный центр – именно для матерей. Пока такой возможности нет, и она просто оказывает им помощь, какую может. Центры "Преображение России" действуют во многих городах страны. Там принимают детские вещи и все, что может понадобиться маленьким детям и их мамам.
XS
SM
MD
LG