Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"От расистских убийств к политическому террору"


Программу ведет Лейла Гиниатулина.

Лейла Гиниатулина: 22 июня в независимом пресс-центре пройдет презентация доклада "Весна 2009 года: от расистских убийств к политическому террору". Подготовил его информационно-аналитический центр "Сова". О содержании доклада рассказал один из его авторов, директор центра "Сова" Александр Верховский.

Александр Верховский: Мы представляем такие, как мы их называем, сезонные доклады регулярные, раз в три месяца, это доклад о событиях весны. Он, соответственно, освещает такие темы, как преступления на почве ненависти, другие проявления этнической и религиозной ксенофобии, то, как государство с этим борется, хорошо или плохо, то, как националистические идеи проявляются в публичном пространстве в это время. А также постоянная тема наша - как власти в противодействии ксенофобии выпускают всякие злоупотребления, я бы сказал.

Лейла Гиниатулина: Александр, в данном докладе вы рассматриваете какие-то конкретные случаи?

Александр Верховский: Мы не очень рассматриваем конкретные случаи, кроме каких-то особенно выдающихся эпизодов. Кстати, нам за весну известно довольно мало погибших. Я подозреваю, честно говоря, что отчасти это, может быть, действительно свидетельствует о каком-то спаде небольшом в насилии по сравнению с предыдущей весной. Но больше мне кажется, что проблема в неожиданном как бы дефиците информации. Такое уже бывало раньше. Какие-то информационные провалы, которые трудно сказать, чем объясняются. Когда какой-то очень громкий случай, его не скрывают, конечно. Но в принципе, откуда обычно берутся сведения о региональных особенно журналистах? Просто из милицейской хроники, которую предоставляют пресс-центры управления внутренних дел и там все зависит от того, как они напишут свои релизы. Если там будут упомянуты какие-то подробности, которые нам уже позволяют предположить, что это преступление на почве ненависти, когда что-то известно, мы можем дальше вникать в подробности. Если там соответствующие моменты опущены, то информация не видна. Не то, чтобы сами факты не сообщаются. Не сообщаются подробности, а ведь без этого непонятно ничего.

Лейла Гиниатулина: Александр, вы сказали, раз в три месяца вы готовите доклады. А темы у вас меняется этих докладов?

Александр Верховский: Меняются события. Скажем, этой весной, скажем так, некоторые неонацистские группы стали позволять себе открыто призывать к насильственной борьбе против властей, а не только против каких-то этнически чуждых им элементов. То есть это прямо объяснялось ими тем, что, грубо говоря, всех гастарбайтеров не перебьешь все равно, поэтому надо бороться с системой. К сожалению, довольно широкую известность получил их призыв на 5 мая устроить нападение именно на правоохранительные органы (в общем, его совершенно зря отрекламировала пресса, прямо скажем), но эти нападения в результате действительно были и это новое совершенно явление. До этого бывали, конечно, случаи, когда неонацисты нападали на милиционеров, но они были большой редкостью. Это была как бы месть за их боевого соратника Максима Базылева, который, по официальной версии, покончил с собой в следственном изоляторе, а они уверены, что его убили. Фактически это такая акция мести именно милиции.

Лейла Гиниатулина: Вы ощущаете, что есть какие-то положительные изменения? Вы сказали, что этой весной было меньше расистских убийств. Или это все-таки лишь отсутствие информации?

Александр Верховский: Что действительно хорошо - это то, что хотя бы в некоторых регионах, в первую очередь в Москве, правоохранительные органы действительно вплотную занялись именно организованными группами, которые занимаются насильственной деятельностью. Некоторые эти группы сейчас под серьезным давлением находятся, в частности, та, которой принадлежал человек, покончивший с собой тогда. Но они, как видите, сопротивляются, они не дают себя просто так придавить. Борьба, мягко говоря, не закончена.

Лейла Гиниатулина: Москва - это не вся Россия, очень много регионов. Как там обстоит дело?

Александр Верховский: По-разному обстоит дело. Но вообще, Москва, конечно, не вся Россия, но в ней происходит очень значительная часть таких преступлений и это не только потому, что это просто большой город, но и потому, что здесь это движение, в общем-то, не то, чтобы зародилось, но как бы здесь всегда был его центр. Здесь до сих пор действительно очень много этих группировок, которые склонны к таким насильственным действиям. Они лучше организованы, лучше подготовлены и так далее. Здесь плотность этих преступлений очень высокая. И поскольку все-таки это столица и внимание властей на нее больше, естественно, то именно в Москве соответствующие подразделения МВД стали более активны. Это неудивительно. Хотя, конечно, это происходит в других местах тоже. Просто, если посмотреть на цифры преступлений, то видно, насколько непропорционально все.

Лейла Гиниатулина: Чтобы подытожить наш разговор, может быть, поделитесь какими-то выводами, к которым вы пришли в своем докладе?

Александр Верховский: Главное - это то, что, конечно, насильственные действия расистских группировок становятся все более опасными. То есть, если когда-то это были нападения на улице с использованием палок, в крайнем случае, то теперь это вполне серьезная деятельность с использованием взрывчатки очень организованных групп, которые все серьезно готовят и довольно трудно, соответственно, их ловить. Даже господин Патрушев признал, что это входит в список угроз национальной безопасности. С другой стороны, политические организации национал-радикалов, такие, как ДПНИ и другие, они пока в последний год находятся в довольно кризисном состоянии. Вот именно политический национализм не процветает, зато процветают насильственные действия. Это неприятная, надо сказать, пропорция, уж лучше бы митинговали, в конце концов, чем убивали. Противодействие, наоборот, к сожалению, больше фиксируется на пропаганде, что тоже, конечно, важно, но не сравнить, чем на насилии. То есть, есть серьезные позитивные изменения, но пока явно недостаточные. При этом конечно, усиливается с каждым сезоном тенденция к неправомерному применению антиэкстремистского законодательства. Это относится к самым разным группам, которые очень далеки от реально антиобщественной деятельности.

Лейла Гиниатулина: В Орле, например, правозащитники оказались экстремистами.

Александр Верховский: Вообще, меня это не очень удивляет. Тут какая-то проблема, она заключается вот в чем, что эти антиэкстремистские отделы, которые сейчас существуют в каждом регионе, они ведь достаточно новые. Эти люди, которые раньше занимались в основном борьбой с организованной преступностью, для них все это как-то в новинку. Они получают какие-то из разных непонятных мне, честно говоря, источников установки о том, кто здесь подозрительные лица, кого они должны отслеживать в оперативном порядке. Так всех вместе и отслеживают. Вот у них в одном ряду оказались тоже эти люди, безобиднее которых еще поискать. Надо серьезную работу проводить, надо с этими отделами по борьбе с экстремизмом работать, консультировать их что ли.
XS
SM
MD
LG