Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии совершено покушение на президента республики


Программу ведет Марк Крутов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ахмед Султанов, Любовь Чижова.

Марк Крутов: Из Ингушетии поступают противоречивые сообщения о пострадавших в результате покушения на президента республики Юнус-Бека Евкурова. Оно было совершено сегодня утром недалеко от Назрани. Сам Евкуров остался жив, однако достоверной информации о его состоянии до этого момента так же не поступало.

Ахмед Султанов: Взрыв произошел на окраине города Назрань примерно в половине девятого утра. Когда кортеж президента уже собирался сворачивать с федеральной трассы в сторону Магаса, сработало взрывное устройство, которое, по одним данным, находилось в припаркованном рядом легковом автомобиле, по другим - было заложено на обочине дороги. Взрыв был настолько сильным, что бронированный Мерседес, в котором находился Юнус-Бек Евкуров, особо сильно пострадал. Президент с другими раненными был немедленно доставлен в Назрановскую клиническую больницу, где ему в экстренном порядке сделали операцию. По словам врачей, его состояние тяжелое, но стабильное. По последним данным, всего ранено три человека и еще один охранник президента погиб. На месте взрыва работают следователи из республиканской прокуратуры. К ним уже присоединились только что прибывшие в республику их коллеги из следственного управления прокуратуры России. На место происшествия не допускают журналистов. Радио Свобода удалось связаться с директором информационного агентства "Максимум" Вахой Чапановым, который находится за оцеплением. Вот что он рассказал.

Ваха Чапанов: Сейчас я нахожусь на месте покушения на президента, это на федеральной трассе "Кавказ". Здесь в данный момент мы что видим? Мы видим массу сотрудников правоохранительных органов. Вот стоит джип "Тойота" из сопровождения президента, раскуроченная стоит, в нее попало очень много элементов от взрыва, это, видимо, осколки какие-то. То ли это взрывное устройство было, непонятно, что это. С правой стороны в кювете лежит машина иностранного производства, она в таком состоянии разбитом, по словам сотрудников правоохранительных органов, "Тойота-Камри", в которой было заложено взрывное устройство, не менее 70 килограммов тротила. Здесь сейчас сотрудники правоохранительных органов проводят оперативно-следственные мероприятия, поэтому подойти вплотную не удается, не подпускают никого, чтобы никто не мешал. Прямо вплотную к трассе распложены жилые дома. Тут я вижу, у людей стекла побиты, окна, стены побиты, потому что взрыв был очень сильной мощности.
Президент находится в больнице, ему сделали операцию, получил осколочные ранения средней тяжести. Сейчас там вроде бы прорабатывается вопрос о том, чтобы отправить его на лечение в Москву. Помимо президента, в общей сложности, по словам врачей, пострадали три человека, включая президента, и один охранник погиб.

Ахмед Султанов: А состояние президента, он в сознании или нет, не говорят?

Ваха Чапанов: Говорят, в сознании. Стабильно тяжелое, врачи говорят в таких случаях. Сделали операцию (он получил осколочное ранение). Состояние стабильно тяжелое.

Ахмед Султанов: Ваха Чапанов опасается, что после покушения на Евкурова в республике начнутся репрессии против невинных людей.

Ваха Чапанов: Репрессии могут начаться. У нас и так систематически убивают, стреляют, похищают людей, потом могут убить человека, обвинить его в ваххабизме, терроризме. Покушение такого уровня, как на главу республики, я просто сейчас делать выводы предварительные не берусь. Посмотрим, как дальше будут развиваться события, в каком направлении будут работать сотрудники правоохранительных органов.

Ахмед Султанов: Многие из наблюдателей считают символичным тот факт, что покушение на президента Ингушетии произошло именно в пятую годовщину нападения боевиков на республику.

Марк Крутов: С момента вступления Юнус-Бека Евкурова в должность в Ингушетии произошло уже несколько нападений на сотрудников правоохранительных органов, однако произошедшее сегодня - это первая попытка покушения на нового президента. Его предшественник Мурат Зязиков подвергался нападениям не раз. Известный политолог и эксперт по Северному Кавказу Сергей Маркедонов считает, что проблема, как и при Зязикова, так и при Евкурове, в отсутствии доверия местных жителей к политике федерального центра.

Сергей Маркедонов: Если это террористические структуры, они, скорее всего, возьмут ответственность. Хотя, если посмотреть на Ингушетию, она отличается от Дагестана или Чечни как раз большей анонимностью. Хотя, мне кажется, вообще ситуация с версиями не самая главная, поскольку в принципе надо разбираться с системными причинами кризиса на Северном Кавказе. Как мне кажется, то, что происходит в этом регионе, опровергает главный миф нынешней российской власти о стабильных нулевых, как антитезе лихих 90-х. Вот Кавказ как раз доказывает, что здесь данное противопоставление не работает. Нестабильность была как в 90-е годы, так она и сейчас остается такой же.

Любовь Чижова: С назначением Юнус-Бека Евкурова на пост главы Ингушетии федеральная власть, видимо, надеялась на некоторую стабилизацию ситуации в республике. Это не произошло. Как можно изменить эту ситуацию? Что нужно делать на Кавказе?

Сергей Маркедонов: Когда Юнус-Бека Евкурова только назначили президентом, я несколько текстов на эту тему писал, неудобно вроде бы самого себя цитировать, но, тем не менее, тогда еще говорил, что какие-то завышенные ожидания не имеет смысла, так сказать, выдвигать или ждать какие-то чудодейственные результаты. Совершенно очевидно, что две задачи перед ним стояли - это налаживание диалога с лояльной правозащитной оппозицией, которая была у Зязикова, и второе - борьба с экстремизмом. С первой задачей он, в общем-то, справился и это, конечно, надо занести ему в плюс. Но проблема в том, что борьба с экстремизмом не может быть только исключительно в силовом формате. Конечно, Юнус-Бек Евкуров старый солдат, он в принципе привык в прямом смысле слова смерти смотреть в глаза, но это не единственная задача президента. Террористические действия, скажем, экстремистские действия, они только тогда будут иметь смысл и какую-то эффективность, когда им лозунги будут иметь хотя бы какую-то определенную поддержку в самом обществе, во-первых. Во-вторых, пока доверие к российской власти, включая и региональных, местных представителей, не вырастет. Проблема организации определенного взаимодействия с обществом должна быть. Когда, условно говоря, простому ингушскому обывателю будет выгоднее идти сотрудничать с милицией, чем хотя бы не поддерживать, но, допустим, молчаливо закрывать глаза на какие-то экстремистские действия. Здесь проблема не только в силовом формате. Я очень боюсь, что сегодня могут быть сделаны неправильные выводы, что какой-нибудь дополнительный полк или дивизия перебросят в Ингушетию. Проблема не в дивизии, не в полке. В принципе в самой Ингушетии, допустим, в советское время существовало определенное уважение к военной службе. Но откуда военным стал бы Евкуров, откуда был Аушев и его семья, скажем, военными? Проблема восстановить это доверие уже в новой основе, не в советской, а в новой основе - вот главная задача.
XS
SM
MD
LG