Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Титаны Западного фронта


"Лидеры и командиры" Эндрю Робертса

"Лидеры и командиры" Эндрю Робертса

В день начала Великой Отечественной войны уместно рассказать о книге, помогающей понять ход событий с другой стороны фронта, со стороны союзников. Именно об этом – труд Эндрю Робертса "Лидеры и командиры. Как четыре титана выиграли войну на Западном фронте".

Четыре титана, которых имеет в виду автор (Andrew Roberts. Masters and Commanders. How Four Titans Won the War in the West, 1941-1945), - это американский президент Франклин Рузвельт со своим главным военным советником Джорджем Маршаллом и английский премьер Уинстон Черчилль со своим советником, фельдмаршалом Аланом Бруком. Содержание книги – тернистый путь взаимных несогласий и уступок, взаимных раздражений и огорчений, досады и признания ошибок, страстей и терпения, проглоченных обид и самопожертвования, через которые прошли четыре командующих союзными армиями, чтобы привести эти армии к победе. Читаешь и думаешь: насколько проще было товарищу Сталину – с ним никто не спорил.

"Одним из самых серьезных разногласий был спор о времени и месте открытия Второго фронта. Маршалл и Эйзенхауэр настаивали на вторжении в Европу в 1942 году, в крайнем случае - в 1943-м. Оба считали, что Европа – единственное место, где Германии можно нанести поражение. Но Черчилль и Брук были чрезвычайно высокого мнения о боевых качествах германской армии (и со времен Первой мировой войны, и по опыту начала Второй). Поэтому они считали: прежде, чем пересечь Ла-Манш, надо измотать и ослабить противника. Англичане сумели перетянуть на свою сторону Рузвельта. Рузвельт – единственный из четверых – признавал свои познания в военной стратегии любительскими. Однако, будучи профессиональным политиком, он был уверен, что ни его Конгресс, ни его народ категорически не одобрят никаких действий без гарантии успеха. Вместе с Черчиллем они приняли план высадки в Северной Африке в 42-м году, которую оба военных, Маршалл и Брук, считали (говоря театральным языком) не спектаклем, а вставным номером".

Тут нельзя забывать и другую вероятную причину нежелания Черчилля открывать Второй фронт в 42-м году. Он знал о слабой подготовленности американской армии и хотел дать ей время возмужать. При этом надо добавить, что боевые действия в Африке вылились не в такой уж "вставной номер". Битва при Эль-Аламейне стала одним из главных сражений войны – тем более, что она шла в одно время со Сталинградской битвой (осенью 1942 года) и держала в Африке танковые дивизии Роммеля, которые без этого могли бы оказаться на Волге. Эти дивизии - в конце концов, оставшиеся без горючего - добила набравшаяся опыта американская танковая армия генерала Паттона.

Следующий шаг союзников породил новые споры. Черчилль и Брук опять возражали против высадки во Франции, снова переубедили Рузвельта и направили союзные войска сначала в Сицилию, потом в континентальную Италию. Эти решения вызывали сильнейшее раздражение у обычно уравновешенного Джорджа Маршалла. Он боялся, что англичане доведут союзников своими побочными операциями до какой-нибудь катастрофы - вроде той, которая постигла их самих в Турции под Галлиполи в 1915 году. Маршалл писал:

"Черчилль попытался толкать нас еще дальше в Средиземноморье, и это привело меня прямо-таки в бешенство. Когда на очередном совещании он предложил сделать следующую высадку на остров Родос, я сказал, что, пока я занимаю свой пост, ни один американский солдат не умрет за этот хреновый остров".

Как известно, Джордж Маршалл добился исполнения своего плана только летом 1944 года, когда Черчилль, все еще неохотно, согласился на операцию "Оверлорд" – высадку в Нормандии. Маршаллу, однако, не дали возглавить высадку, несмотря на его просьбы: Рузвельт слишком ценил Маршалла, чтобы рисковать его жизнью. Эндрю Робертс, автор книги "Лидеры и командиры", считает (и не без основания), что, несмотря на высокий профессионализм Джорджа Маршалла, он был не прав, настаивая на ранней высадке. Оглядываясь назад, можно понять, что в 42-м году такая высадка обернулась бы катастрофой. К тому же война в Италии (как и в Африке) оттянула на себя десятки немецких дивизий, которые на этот раз могли бы оказаться на Курской дуге.

Помимо принципиальных разногласий, в стратегические обсуждения замешивались и личные симпатии и антипатии: Брук писал про Маршалла, что он – "личность, настоящий джентльмен, вызывает полное доверие, но умом не блещет". Самого Брука все подчиненные описывали, как "безразличного, безжалостного, категоричного человека, вспыльчивого до грубости". Среди других командиров ему под стать был только командующий американскими военно-морскими операциями адмирал Эрнест Кинг - который на одном из совещаний попытался вскочить на стол, чтобы оттуда броситься на Брука.

"Стычки двух этих командующих могли бы серьезно повредить единству союзников, если бы не примиряющее влияние одного из невоспетых героев Второй мировой войны – представителя британского военного командования в Вашингтоне, фельдмаршала Джона Дилла. Известный своей искренностью, надежностью и самодисциплиной, Дилл сумел установить дружеские отношения с Джорджем Маршаллом и сыграл важнейшую роль в сглаживании трансатлантических противоречий и конфликтов. После его смерти в 1944 году англо-американские отношения немедленно напряглись. Но тогда война уже уверенно катилась к победному завершению".

"Ни англичанам, ни американцам, - пишет Робертс, - не принадлежит монополия на военную мудрость, хотя авторы книг о войне, как правило, отдают предпочтение "лидерам и командирам" своей национальности".

Робертс считает, что окончательной победой на Западном фронте союзники во многом обязаны Объединенному комитету начальников штабов США и Великобритании, который был создан в 1942 году, невзирая на сопротивление Алана Брука. Комитет позволил стратегам той и другой стороны координировать свои планы:

"Суммарная экспертиза профессиональных стратегов позволяла блокировать неудачные планы, в том числе и планы лидеров. Например, Комитет остудил энтузиазм Черчилля, загоревшегося идеей оккупировать Норвегию. Комитет объединенных штабов дал союзникам огромное преимущество над нацистским командованием, которое вынуждено было без обсуждений подчиняться безумным схемам Гитлера".

Есть еще одна любопытная деталь. В начале книги Робертс заявляет: хотя все представители высшего командования описывают, как гармонично они вместе работали во время войны, на самом деле в их работе было множество конфликтов и трений. А в конце книги он признает: хотя в работе союзного командования были трения и конфликты, но в целом их действия были на удивление гармоничными и результативными.

Подготовлено по материалам программы Александра Гениса "Поверх барьеров - Американский час".
XS
SM
MD
LG