Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль "Созвездие" открылся новым фильмом Веры Глаголевой


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.

Андрей Шароградский: Сегодня, в день 68-й годовщины начала Великой Отечественной войны, в Твери 17-й Международный фестиваль актеров кино "Созвездие" открылся первым показом новой ленты Веры Глаголевой "Одна война". Это уже четвертая режиссерская работа известной киноактрисы. Фильм снят по оригинальному сценарию Марины Сасиной.

Лиля Пальвелева: Совсем скоро, 24 и 25 июня, фильм "Одна война" покажут и в российской столице, на Московском международном кинофестивале. И вот вопрос Вере Глаголевой. Ваш фильм называется "Одна война". "Одна" слово многозначное. Одна единственная война или одна война и больше ничего не происходит с вашими героинями.

Вера Глаголева: Вы знаете, у нас герои каждый по-своему какой-то смысл вносит в это словосочетание. Каждый по-своему понимает, и мы тоже, и зритель, каждый свое что-то вынесет из этого названия "Одно война".

Лиля Пальвелева: В фильме пять героинь. Эти судьбы схожи тем, что они все оказались на острове, по существу это ссылка, все они родили детей от оккупантов. Но в остальном это похожие судьбы или все разные?

Вера Глаголева: Конечно, разные. И что замечательно в этом сценарии было? Здесь нет осуждения, и здесь есть понимание, безусловно. Здесь у каждого своя история. У одной девочки это любовь к молодому офицеру. Можно осуждать, можно не понимать, но это искренняя, чистая первая любовь. У другой девушки, она просто спасала русского летчика, прятала его в подвале пять месяцев и шла на огромный риск. Другая, просто трагическая и самая драматическая роль - это девушка, которую просто изнасиловали в публичном доме, у нее так трагически сложилась судьба. Она стала как бы развлечением солдат, это самое страшное. И вот такие истории, в основном насилие или любовь, добровольно из наших женщин никто не стал такими... Знаете, тоже были все во время войны, во время оккупации кто-то устраивал свою жизнь, чтобы спастись, спасти свою жизнь, своих близких, шел сознательно на эти связи.
Мы пытаемся разобраться в этом во всем. Человек, который не принимает их поведение, в финале с ним происходит то, из-за чего я, в общем, взялась эту картину делать, потому что такое перерождение героя.

Лиля Пальвелева: Это вы имеете в виду их охранника?

Вера Глаголева: Нет, я имею в виду майора НКВД, который приезжает на остров и решает их судьбу и потом, в конце концов, я не буду говорить, что и как закончилось... Их охранник, тоже такое перерождение идет, что важнее - долг или любовь, что важнее - спасти свою любимую или исполнение долга. Один в смятении, а другой от полного неприятия этих женщин приходит к какому-то другому чувству.

Лиля Пальвелева: Вера Витальевна, в основу сценария легли какие-то реальные истории или может быть какая книга?

Вера Глаголева: В основу вообще этой истории легло знакомство Марины Сасиной с человеком, который видел баржи, которые переправляли этих женщин, там их было очень много, которых по Белому морю переправляли куда-то. Вообще жизнь и дальнейшая судьба их неизвестна. Но отправной точкой послужил рассказ этого охранника, который в момент погрузки был рядом. Просто этот человек сказал, что были такие женщины, их было много, были ссыльными вместе с детьми. Наказание они отбывали в закрытых каких-то местах на острове. Потому что не очень даже знали мы про существование таких женщин и детей. Если в Европе это известный факт, этих женщин после победы, освобождения. В Европе этих женщин стригли налысо, чтобы, когда их видели, практически у всех было одно отношение к ним. А здесь такая история.

Лиля Пальвелева: Вы начали снимать фильм в мае, то есть это по времени совпало с месяцем Победы, маем 1945 года.

Вера Глаголева: Мы не просто в мае, мы именно 9 мая, это для нас было как-то символично, наверное. Мы стремились к тому, чтобы все успеть к началу съемок, чтобы съемочный период у нас начался именно 9 мая. Наверное, какое-то суеверие что ли. И еще к тому же, чтобы была абсолютно точная природа, в мае еще ничего нет, листьев на деревьях, еще холод такой, чтобы это все-таки присутствовало.

Лиля Пальвелева: То есть вам важно было не только совпадение дат, но и атмосфера.

Вера Глаголева: Атмосфера, безусловно. А так как мы снимали на Ладожском озере, в очень красивых местах в Карелии, сама природа подсказала нам какие-то сцены и сам этот остров Каменный, потрясающе серого цвета и вода, и камни, это все такое немножко гнетущее впечатление, тучи низкие серые, это все, конечно, работало на атмосферу картины.

Лиля Пальвелева: Признается Вера Глаголева.
XS
SM
MD
LG