Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные последствия покушения на президента Ингушетии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Шарый: Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, раненный при покушении в Назрани, переправлен вечером понедельника на лечение в Москву. Состояние Евкурова стабильно тяжелое, ему сделала операция. В понедельник утром смертник на заминированной машине протаранил кортеж ингушского президента. Два человека погибли, трое, в том числе Евкуров и его брат ранены.
Президент Чечни Рамзан Кадыров, обвинив в покушении на Юнус-Бека Евкурова международных террористов, заявил, что он будет молиться за свого коллегу из Ингушетии и жестоко отомстит за покушение. Владимир Путин сравнил тех, кто напал на Евкурова, с нацистами, поскольку это нападение произошло в святой для российского народа день - 22 июня, как считает премьер-министр России.
О возможном влиянии покушения на Юнус-Бека Евкурова на ситуацию в северокавказском регионе с живущим в Западной Европе журналистом и политологом из Ингушетии Магомедом Ториевым беседовал мой коллега, обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Магомед, сейчас все говорят о том, что покушение было совершено боевиками, что других врагов у Евкурова в республике нет.

Магомед Ториев: Евкуров начал вести жесткую политику в Ингушетии, переняв стратегию Кадырова, он от уговариваний боевиков сложить оружие перешел к решительным действиям. Была создана коалиция с Кадыровым. Они развернули широкомасштабную операцию против боевиков на границе Чечни и Ингушетии, по вооруженному подполью на территории Ингушетии был нанесен серьезный удар, многие погибли, были раскрыты базы боевиков. Действительно больше у Евкурова врагов, способных на такие действия, нет.

Андрей Бабицкий: Покушение на Евкурова не первое в череде подобных покушений на чиновников Ингушетии в последнее время. С чем это связано?

Магомед Ториев: Вооруженное подполье, они не ведут никакого практически информационного освещения своих акций. Мы знаем о том, что за последний месяц в республике Ингушетия были убиты зампредседателя Верховного суда Аза Газгиреева и бывший вице-премьер республики Ингушетии Башир Аушев. Какой-то логики в действиях вооруженного подполья трудно сейчас проследить в уничтожении чиновников из высшего эшелона власти.

Андрей Бабицкий: То есть конкретный набор этих персонажей, он не дает представление о том, в каком направлении идет поиск врагов или объектов для покушения?

Магомед Ториев: Абсолютно. Тот же Башир Аушев на сегодняшний день являлся безработным, он бывший вице-премьер республики Ингушетия, цель его убийства так и осталась неясной. Аза Газгиреева могла быть в числе судей по делу 12 задержанных боевиков, обвиняемых в терроризме, суд над которыми должен был состояться в Назрани, но это было только возможно, коллегия судей еще не была утверждена, однако она была убита.

Андрей Бабицкий: Поговорим о последствиях, которые это покушение может иметь для Ингушетии. Вообще, оно очень напоминает аналогичное покушение на Ахмада Кадырова. Это был деятель, на которого делали ставку. Евкуров похожая фигура, новоназначенный президент, на которого возлагались, насколько я понимаю, очень большие надежды. Человек, который должен был произвести своего рода революцию в застойной республике, которая стала за последние года территорией войны. И вот его взрывают. Что произойдет в Ингушетии?

Магомед Ториев: Ровным счетом никаких особых изменений в связи с подрывом Евкурова не будет. Власть, как обычно, отреагирует усилением, будут введены новые войска в республику, будет, может быть, введен комендантский час, возможно, будет введен паспортный контроль, ужесточены правила передвижения по республике, но не более того. Поскольку в Ингушетии было много громких убийств, тот же захват Басаевым целой республики с уничтожением серьезного количества сотрудников милиции, прокуратуры, ФСБ и ничем это кончалось. Стандартные меры, о которых сегодня говорил Медведев в Кремле. Узнав о покушении на Евкурова, он министру внутренних дел и директору ФСБ сказал, что необходимо предпринять решительные шаги. Решительные шаги будут заключаться в вводе дополнительных войск в республику и в прочих экзекуциях над населением.

Андрей Бабицкий: А сам Евкуров, в общем, жизнь его вне опасности, надо предполагать, он вернется через какое-то время в республику, для него это станет поворотным моментом? Когда он только появился в Ингушетии, очень многие думали, станет он вторым Кадыровым или попытается вести себя как-то иначе. Действительно Евкуров сначала как-то вел такой широкий диалог с представителями различных общественных групп. Следует ли предполагать, что сейчас он может перейти к очень жесткой войне с подпольем по примеру своего чеченского коллеги?

Магомед Ториев: Дело в том, что для Ингушетии сегодня гораздо важнее реакция Евкурова на произошедшее, чем реакция федерального центра. Потому что именно Евкуров является фигурой, которая будет определять то, что будет происходить в республике. Такая прогнозируемая реакция Евкурова, то есть окончание каких-либо переговоров, никаких амнистий, никаких обещаний, никаких призывов вернуться к мирной жизни не будет. Будет развязан террор, Евкуров начнет беспощадную войну с боевиками. Будет, возможно, оказываться давление на родственников боевиков.

Андрей Бабицкий: Мы видим, что Кадыров добился определенных успехов. Такая стратегия поможет Евкурова как-то взять ситуацию в республике под контроль?

Магомед Ториев: Те преференции, которыми пользуется Кадыров, правами, которые центр дал Кадырову, Евкуров не имеет. Возможно, после сегодняшнего покушения он их получит. Но на сегодняшний день у Евкурова таких сил нет и рядом с Евкуровым нет таких людей, которые бы могли ему в этом помочь. Я думаю, врагов у власти больше, чем друзей.

XS
SM
MD
LG