Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским.




Александр Генис: События в Иране, которую одна правительственная газета Тегерана уже окрестила “оранжевой революцией”, продемонстрировали в действии новое оружие демократии – высокую технологию связи. Понять ее роль в противостоянии тоталитарному режиму помогает сильный и мужественный фильм “Бирма”, который нашим слушателям представит ведущий “Кинообозрения” “Американского часа” Андрей Загданский.

“Бирма”, Андерс Остерграад.
“Burma VJ.” Anders Ostergraad.


Андрей Загданский: “Бирма” режиссера Андерса Остерграада это датский фильм, строго говоря, хотя снят он практически на 80 процентов операторами, которые живут в Бирме, и правильно называть его “Бирма ВЖ” то есть “Бирма – видеожурнализм”. Это принципиально важно. Можем ли мы себе представить, Саша, скажем, Москву 1968-го года и демонстрантов, которые вышли на Красную площадь к Лобному месту с плакатами “За вашу и нашу свободу”. И потом, после нескольких минут шока у прохожих, к ним подходят агенты КГБ в штатском, запихивают демонстрантов в воронки, на глазах у равнодушных зевак, а потом представим себе, что по какому-то альтернативному телевизионному каналу в Советском Союзе вы видите эту демонстрацию. Вы можете такое себе представить?

Александр Генис: Это был бы уже не Советский Союз.

Андрей Загданский: Именно так и происходит в начале фильма “Бирма”. Когда мы видим на улице города одинокого демонстранта с плакатом, который безнадежно стоит возле какого-то официального здания, к нему подходят два охранника полиции, запихивают его в машину, и все это снято так, что я понимаю, что человек, который снимает, вероятно, держит руках крошечную камеру, прячется за дерево так, чтобы его не видели охранники, что его тоже арестуют, если сейчас глаза охранника встретятся с моими глазами, то есть с объективом видеокамеры, и что завтра то, что они арестовали этого человека будет известно во всем мире, потому что по секретным каналам видеоматериал будет передан в Норвегию, где сотрудники станции “Голос свободной Бирмы” передадут материал в эфир…. Глаз от экрана невозможно оторвать, так это напряженно и страшно. С 1981 года Бирмой управляет военная хунта. В 1988 студенческие демонстрации были расстреляны, 3 тысячи человек были убиты. После этого была тишина, никаких волнений, полный страх и паралич. В 1990 году в Бирме были проведены выборы, Аун Сан Су Чи получила 80 процентов голосов, но потом хунта отменила результаты выборов, и с тех пор избранный премьер министр страны находится под домашним арестом. Эта удивительная женщина получила Нобелевскую премию и Премию Сахарова, но хунта даже не давала ей возможность выезжать из страны, чтобы получить эти награды. И вот в сентябре прошлого года ситуация драматически меняется. После того, как хунта подняла цены на бензин и топливо, в этой бедной нищей стране все подорожало в 2-3 раза и возмущение оказалось сильнее страха. И самое удивительное и самое главное, что протесты возглавили буддистские монахи Бирмы. Буддистские монахи в религиозной Бирме - люди особенные, избранные, неприкосновенные. И когда монахи выходят на улицу сканируя “Пусть все на Востоке и во всей Вселенной будут свободны от страха, от бедности и унижения, и пусть у всех будет мир в сердце”, такая неожиданная политическая активность монахов активизирует простых граждан, и люди массово присоединяются к демонстрации. И еще одна очень интересная деталь, которая вам понравится: монахи несут свои миски, в которые собирают подаяние, перевернутыми вниз в знак того, что они отказываются принимать пожертвования от хунты.

Александр Генис:
В буддистском мире это необычайно оскорбительный жест, потому что если монах не примет подаяние, то этому человеку не на что рассчитывать в будущей жизни.

Андрей Загданский: Вот видите, какая накаленная ситуация в Бирме. И все это снимают десятки разбросанных по всей стране активистов с маленькими, крошечными видеокамерами, которые еще 10 лет назад и не видел никто, и все это по интернету или через какие-то третьи пути предается в Норвегию. А из Норвегии это вещается на весь мир и, таким образом, все люди узнали, что, собственно говоря, происходило в Бирме во время событий осени прошлого года. То, что мы видим на экране, забыть невозможно. Этот сырой, очень неизощренный, совсем просто снятый материал дает мне возможность пережить драму этих нескольких дней, которая начинается с мирных протестов, а заканчивается слезоточивым газом, избиением монахов, убитым на моих глазах японским корреспондентом, который всего лишь снимал разгон демонстрации, и страх. Страх солдат, которые с огромными автоматами, босые целятся в толпу потерявших на это мгновение страх людей. Совершенно гипнотизирующее зрелище. И стаи голубей, кружащиеся над облаками слезоточивого газа, и разбросанные тапочки, которые мы по-русски называем “вьетнамки”, сотни этих разбросанных тапочек на опустевшей площади. Фильм заканчивается трагически – демонстрация разогнана, монахи арестованы, тысячи людей исчезли. Группа человека, который рассказывал и комментировал весь фильм и руководил работой операторов, его зовут Джошуа (надеюсь, не настоящее его имя), разгромлена, операторы арестованы, компьютеры конфискованы хунтой. Удивительным образом одному из операторов удается снимать, как хунта выносит все из их подпольной штаб-квартиры. Он прячется за бамбуковой занавеской. Последний кадр, снятый этой маленькой группой видеожурналистов – в реке плавает тело убитого монаха. И эти кадры показывают во всем мире, на всех новостных каналах, подводя черту под тем, что случилось в Бирме. Порядок восстановлен, демонстрации раздавлены, хунта контролирует ситуацию. Надолго ли? Никто не знает.

Александр Генис: Андрей, каждый раз, когда мы имеем дело с таким кричащим материалом, есть эстетическая проблема: насколько близко мы подходим к крови, насколько допустимо такое насилие над зрителем?

Андрей Загданский: В этом случае этот вопрос неприемлем именно потому, что во всем том, что мы видим на экране, авторы, люди, которые снимают, участвуют. Своим опытом они отвечают за все, что мы видим. Поэтому эта этическая или эстетическая граница снята собственной жизнью, собственным подвигом этого снятого материала. Вы знаете, когда я выходил из кинотеатра, я смотрел фильм в кинотеатре “Фильм Форум”, я увидел в фойе несколько буддистских монахов, которые смотрели фильм вместе со мной, и я смотрел на них совершенно другими глазами.
XS
SM
MD
LG